Блич/Bleach аниме,манга,музыка,аватарки,серии,Манга Блич,Manga Bleach,Anime Bleach,Аниме Блич.
Уважаемый гость! Войдите или зарегистрируйтесь! И вы увидите намного больше! Мы приглашаем Вас в Bleach/Блич.Нет рекламы и доступны ссылки для зарегистрированных пользователей.
http://bleach.2x2forum.ru
ФорумФорум  ПорталПортал  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Для отображения блока требуется Flash Player 10

$MYINF_31$

 

Поделиться | 
 

 Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пн Апр 11 2011, 02:55

Чисто бататьный фик! Романтики меньше, чем у Кубо! Содержит ссылки на мангу, в том числе, на последние главы. Кто не читал, не совайтесь, ибо спойлер.
Шапку писать лень и не умею. Кому приспичит это разместить где-то еще - придумайте ее сами. И да: все принадлежит Кубо!

ОБОРОТЕНЬ
Пролог
– Приветствую тебя, мой новый брат! Наконец-то ты появился!
– Что? Что это? Кто ты?
– Я арранкар. И ты тоже. Что ж, теперь, когда ты родился, я могу умереть.
– Почему? Зачем это?
– Мне больше незачем жить. Я выполнил волю Айзена-сама, и теперь свободен.
– Не понимаю. Объясни!
– Ты особенный. Айзен-сама создал тебя не таким, как других. Он хотел увидеть, что получится, но больше уже не увидит. А я просто выполнил его последний приказ: дождался твоего появления на свет. Это просто чудо, что ты смог родиться. Здесь постоянно шастает этот синигами в странной маске. Он разорил лабораторию Заэльаппоро-сама. Удивительно, что тебя не нашел.
– Но где же Айзен-сама?
– Он не вернулся. Айзен-сама забрал с собой Эспаду и ушел сражаться с синигами в мире живых. Видимо, он проиграл, раз синигами здесь. Я не могу поверить, что Айзен-сама мог проиграть, но приходится признать это.
– И ты смирился с этим? Ты служил ему, и теперь спокойно сидишь здесь и ничего не делаешь? Ты не пытался даже узнать, что произошло?
– Я выполнил его волю. Теперь дело за тобой. Иди и отомсти за него! Я даю тебе имя: Haraise.
***
– Тревога! Прорыв в Руконгае! Идет из Хуэко Мундо. Ориентировочно в сорок пятый район. Точнее пока сказать сложно.
– Патрульные из второго отряда близко к тому месту. Они должны успеть!
– Быстрее, парни! Вы это видели? Он там!
– Куда он делся?
– Ищите, он не мог далеко уйти!
– Что за чертовщина? Даже следов реяцу не осталось!
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пн Апр 11 2011, 02:55

Выпускники
Все прошло и постепенно забывалось. Схвачен Айзен, выбран новый Совет сорока шести, исчез из виду бывший временный синигами Куросаки Ичиго, и Рукия с Ренджи считали, что оно и к лучшему: он человек и должен жить человеческой жизнью. Шрам от тех событий, конечно, остался глубокий. Три свободных капитанских поста… Капитаны на собраниях строились теперь не в две шеренги, а в одну, словно пытаясь как-то замаскировать эту пустоту. Кандидатов на свободные должности не находилось, казалось даже, что от них шарахаются, как от заразных. Занять эти посты предлагали всем подряд, предложили даже Ренджи, больше от безысходности. Он обещал подумать.
Ему было над чем задуматься. Становиться капитаном было страшновато. Его брошенные капитанами однокашники невольно стали старшими офицерами в своих отрядах, и нельзя сказать, чтобы были этому рады. Каждый предпочел бы ощущать за спиной надежную поддержку. К тому же ответственность… Правда, если взять для примера Зараки Кенпачи: тот еще раздолбай, и лейтенант ему под стать, тем не менее отряд существует, ничего с ним не случилось. Но Ренджи чувствовал, что в силе ему с капитанами не тягаться. Целая серия поражений, которые он потерпел во время эпопеи с Айзеном, заставили его сомневаться в собственных силах. Говорил же ему Кучики-тайчо, что надо еще десять лет тренироваться, чтобы как следует овладеть банкаем! Ренджи и не подумал бы соваться в капитаны, если бы не страх за собственное будущее в шестом отряде.
Ренджи и раньше боялся своего капитана, но иначе. Прежде это был тот страх, который испытывают перед чем-то непонятным и опасным. Теперь же страх был весьма конкретным. То сражение, в котором они честно пытались друг друга убить, казалось, так и стояло между ними. Оно буквально не давало Ренджи спокойно жить, несмотря на последующее примирение в больничной палате, несмотря на то, что оба, не сговариваясь, делали вид, что ничего не было. Первое время Ренджи боялся, что капитан снова заведет разговор об отставке. Он ведь уже порывался отправить лейтенанта в отставку, Абарай так и не понял, за что: то ли за то, что ушел без разрешения, то ли за то, что проиграл. Впрочем, тогда капитан был несколько не в себе, и совершил немало неадекватных поступков. В то время все наломали столько дров, что главнокомандующий предпочел потом амнистировать всех разом ввиду чрезвычайной ситуации. Теперь же, когда все закончилось, Ренджи очень боялся возвращения к этой теме. Но Кучики весь прошедший с той поры год вел себя совершенно так же, как до начала всей этой истории, и не напоминал лейтенанту ни о прошлых его поражениях, ни об их разногласиях. Ренджи и в этом видел подвох. Ему казалось, что капитан только и ждет, когда Абарай совершит ошибку, чтобы враз ему все припомнить. Поэтому он изо всех сил старался быть идеальным лейтенантом; его даже начали ставить в пример.
Сейчас ему предстояло важное дело: встретить новичка, только что выпустившегося из академии. В нынешнем выпуске было два гения, окончившие полный курс академии всего за год. Таковые время от времени появлялись, и неизменно делали стремительную карьеру в Готэй-13. Разумеется, капитаны были очень заинтересованы в том, чтобы заполучить этих двоих в свой отряд. Одного сграбастал Кучики, второго перехватил Комамура. Говорили, что оба эти парня вместе пришли год назад из сорок пятого района Руконгая и были очень дружны во время учебы. Ожидали, что они постараются попасть в один отряд, но они не стали даже пытаться. Тот, который оказался в шестом отряде, значился в документах как Татсу. Непонятно, то ли имя, то ли прозвище.
– Рад с вами работать, лейтенант Абарай! – отрапортовал Татсу в ответ на приветствие. Это был круглолицый улыбчивый парень, невысокий, но крепкий даже с виду. – А разве я не должен представиться лично капитану? – спросил он после паузы.
– Представишься, как только он появится, – проворчал Ренджи. И усмехнулся ехидно. – Ну и влип же ты, парень!
– Влип? – насторожился он. – Почему?
– Выпендриваться не надо было, – продолжал скалиться Абарай. – За такими выпускниками, как вы с приятелем, сразу очередь выстраивается. Капитан очень постарался, чтобы заполучить тебя в свой отряд, так что возлагает на тебя большие надежды. Но не обольщайся, это просто означает, что гонять будет беспощадно. Точнее, это я буду тебя гонять, потому что капитан сам такими делами не занимается.
– Вы будете меня тренировать, лейтенант? – просиял Татсу. – Правда?
– Ага. Только ты не радуйся, я жестокий.
– Но это же здорово! Тогда я точно скоро обгоню Кийоши!
– Кого? – не понял Ренджи.
– Като Кийоши. Мы с ним соперничаем с самого первого дня в академии.
– А, понял! Это тот второй, который попал в седьмой отряд! Я уже слышал его имя. Но им, скорее всего, займется Иба-сан. Что ж, – Ренджи снова усмехнулся, – вот и посмотрим, кто кого.
– Иба-сан? Это лейтенант седьмого отряда?
– Да. А когда-то мы оба были в одном отряде, в одиннадцатом.
– Кстати, об одиннадцатом отряде, лейтенант, – Татсу смутился, но продолжил. – Может быть, это самонадеянно, но я думал, что капитан одиннадцатого отряда постарается забрать нас обоих к себе.
– А, ничего удивительного! – отмахнулся Абарай. – Зараки-тайчо ленив, а тут надо было подсуетиться. К тому же, он никогда не переживает на этот счет. Он уже привык к тому, что все сильнейшие бойцы рано или поздно собираются у него.
– Понятно…
– Кстати, а что это за имя у тебя такое? И фамилии нет.
– Это потому что я не знаю своего настоящего имени, – Татсу развел руками. – Может быть, у меня его и вовсе не было. Я был слишком мал, когда остался совсем один, поэтому не помню, как меня тогда называли. А люди, которые меня подобрали, поленились давать мне имя. Так что долгое время я был просто «эй, ты». А когда я подрос, я решил, что так не пойдет. Поэтому сам придумал себе имя. А фамилии у меня нет, потому что я сам по себе.
– Вот как… Да, в Руконгае еще и не такое бывает. Я и сам из Инузуру.
– Правда? – снова расцвел Татсу. – Вы руконгаец?
– А чему ты удивляешься? – проворчал Абарай. – Нас тут таких полно.
– Ну, – Татсу смущался, но с пути не сворачивал. – Я бы не сказал.
– Нет, конечно, сейрейтейцев больше, – согласился Ренджи. – Но и нас немало. И я тебе скажу, время от времени из Руконгая такое приходит, что покруче местных!
И ведь как в воду глядел…
***
«Так, отлично, начало положено! Я в Готэй! Теперь мне нужны знакомства и информация. Я выясню, как лучше будет использовать мою силу. А потом устрою им веселую жизнь! Просто убить их всех было бы, пожалуй, скучновато. И слишком мягкосердечно. Нет, я хочу заставить их метаться. Пусть они перестанут понимать, что происходит. Пусть нервничают. Пусть начнут бросаться друг на друга. А потом я уничтожу их одного за другим. Я отомщу. Недаром я ношу свое имя!»
***
Новичок действительно оказался стоящим бойцом. Это стало видно практически сразу. По своей силе и навыкам он вполне мог бы быть офицером, но Кучики не торопился с повышением. «Сначала проверим его в деле», – говорил он. С делом пока было сложно. Синигами, отправленные на защиту мира живых, пока не возвращались, а охрана Сейрейтея сейчас заключалась в том, чтобы дремать по ночам на посту. Было удивительное затишье.
Во время тренировок Ренджи и Татсу неожиданно сдружились. Настолько, что лейтенант даже разрешил рядовому обращаться к нему по имени, разумеется, наедине. Нарушать субординацию при свидетелях, все же, не стоило.
Однажды, возвращаясь с очередной тренировки, парни заметили любопытную картину. Параллельно им шла Кучики Рукия с каким-то синигами. Точнее, он шел прямо за ней, странно вытягивая шею, будто пытаясь через ее плечо заглянуть в глаза. По лицу Рукии становилось понятно, что собеседник ее изрядно достал.
– Эй, Рукия! – Ренджи приветственно замахал рукой.
– Ренджи! – Рукия бросилась ему навстречу с такой неподдельной радостью, как будто век его не видела.
Их спутники с изумлением уставились друг на друга.
– Татсу?
– Кийоши?
– О, а это тот самый Като Кийоши? – заинтересовался Абарай.
– Да, это он, – улыбаясь до ушей, подтвердил Татсу. – Като, это Абарай Ренджи, наш лейтенант.
– Вот что, парни, – решительно заявил Ренджи. – Идите-ка вы дальше без нас. Мне с Рукией надо парой слов перекинуться.
– Ладно, – Татсу был явно рад видеть старого приятеля. – Пошли, Кийоши!
Рукия тоже выглядела довольной. Только сам Като заметно расстроился. Но все же безропотно ушел вместе с Татсу.
– Что-то случилось, Рукия?
– Фух, Ренджи! – она гневно махнула рукой в сторону удалявшихся парней. – Ну что за придурок! Пытается за мной ухаживать, представляешь? Когда я предлагаю ему отвалить, он просто ничего не слышит! Ну как мне ему объяснить, что он мне, во-первых, совсем не нравится, а во-вторых, брат его убьет, если узнает! И меня заодно.
Ренджи посмотрел вслед Като. Парнишка и правда был какой-то невзрачный.
– Ну, почему сразу убьет?
– Он же из Руконгая!
– Я тоже из Руконгая.
– Ренджи! – рассвирепела Рукия. – Не притворяйся идиотом! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Он же не просто поболтать ко мне подкатывается!
– Ну… убей его сама!
Рукия больно ткнула его кулачком в ребра, куда достала.
***
Татсу плюхнулся рядом с лейтенантом, хитро усмехнулся. Они устроились в укромном местечке позади казарм, чтобы никто не увидел и не помешал. Особенно, конечно, капитан.
– Ты же завтра свободен? И я тоже, – Татсу подмигнул и вытащил из-за пазухи бутылку.
– О, неплохо! – обрадовался Ренджи. – Только бы капитан не заметил.
– Но мы же после дежурства!
– А неважно. На всякий случай. Просто не хочу попадаться на этом.
– Ты так серьезно к этому относишься…
– Ты тоже станешь серьезно относиться, когда познакомишься с капитаном поближе. Ладно, открывай!
Татсу откупорил бутылку, отхлебнул прямо из горлышка, передал Ренджи.
– Как там твой приятель? Как его… Като.
– А, – Татсу заулыбался. – Он уже офицер. Переплюнул меня.
– Не бери в голову, – Ренджи похлопал его по плечу. – Просто Кучики-тайчо намного строже Комамуры-тайчо. Я ему уже несколько раз предлагал тебя повысить, но он все упирается. Может ты на самом деле сильнее своего приятеля. Кстати, а ты его сегодня первый раз увидел?
– Да, первый раз, как мы окончили академию. Он говорит, у него все в порядке. В отряде ему нравится. Только с этой твоей приятельницей проблема, – Татсу захихикал. – Похоже, бедняга всерьез влюбился!
– Действительно, бедняга, – Ренджи тоже фыркнул. – Ему ничего не светит. Рукия и сама по себе девушка суровая, а если учесть мнение ее брата…
– А кто ее брат?
– Кучики-тайчо! – расхохотался Ренджи. У Татсу вытянулось лицо.
– Она – Кучики? Ничего себе! А ты с ней так запросто…
– На самом деле, Рукия тоже из Руконгая. Мы с ней друзья детства. Но это долгая история.
– Как все сложно, – Татсу озадаченно почесал затылок. – Но если ты ее друг, может, ты смог бы немного помочь Кийоши?
– Не представляю, чем тут можно помочь, – пожал плечами Ренджи. – Рукии он не нравится, в любом случае.
– Като – славный парень! – с жаром воскликнул Татсу. – Он просто подать себя не умеет. Им бы чуть поближе познакомиться…
– Ну ладно, я подумаю над этим, – сдался Абарай. – Но ничего обещать не буду. К этим Кучики вообще лучше не приставать с глупостями, ни к тому, ни к другому.
Ренджи сделал еще один глоток. Татсу ревниво отобрал у него бутылку.
– Это ладно. С этим они пусть сами разбираются. Абарай, расскажи мне лучше о шикаях капитанов.
– Это тебе еще зачем? – удивился Ренджи.
– Так, любопытно. Хочется получше знать Готэй.
– Ну ладно. Что знаю, расскажу. Во-первых, под шикай капитана первого отряда лучше вообще не попадать…
***
«Ну вот, главное ясно. Прости, Кучики-тайчо, но ты будешь первым. Твоя сила идеально подходит, чтобы нападать из укрытия. К тому же, Сенбонзакура оставляет характерные раны. Не знаю, до какого абсурда мне удастся довести ситуацию, но понервничать я тебя заставлю!»
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пн Апр 11 2011, 02:56

Нападения
Кучики Бьякуя возвращался домой затемно. Он нарочно припозднился, просто всегда любил ночные прогулки. На улицах Сейрейтея было уже пусто. Поэтому Бьякуя сразу обратил внимание на странную реяцу, внезапно возникшую за спиной.
Он резко развернулся. Темная, задрапированная с ног до головы фигура с обнаженным клинком прыгнула с крыши ближайшего дома. Бьякуя молниеносно выхватил меч. Думать о том, что происходит, будем позже. Незнакомец бросился вперед и обрушил на противника сокрушительный удар, который Бьякуя без труда блокировал, но вот каменные плиты под ногами подозрительно хрустнули. Кучики отшвырнул нападавшего назад.
– Ты еще кто такой?
Ответа не последовало. Странный тип начал медленно двигаться по кругу, примериваясь для следующего удара. Бьякуя поворачивался следом, внимательно его разглядывая. Разглядеть удалось немного. Лицо нападавшего было обмотано тканью, под которой угадывалась еще какая-то маска, видимо, доспех; только глаза сверкали в прорезях. Одет он был в форму синигами. Реяцу его была Бьякуе незнакома, но все же казалось, что он когда-то ощущал что-то подобное, вот только никак не мог вспомнить, где. Немного покружившись, враг снова бросился в атаку.
Сперва Кучики не воспринял нападения всерьез. Смешно было бы предположить, что какой-то неизвестный синигами, не являющийся капитаном, может представлять для него угрозу. Но атака оказалась неожиданно сильной. Впрочем, проблема была не столько в силе, сколько в скорости. Бьякуя едва успевал отбиваться, а о том, чтобы контратаковать, не было и речи. Через пару минут ускоренного фехтования он понял, что это начинает ему надоедать. Пора бы с этим заканчивать. И он применил свой излюбленный прием, зайдя с помощью сюнпо за спину противнику. Но когда он развернулся для удара, противника в том месте уж не было. Сюнпо нападавшего оказалось не хуже, чем у Бьякуи.
Кучики начинал злиться. Хуже всего, что он до сих пор не знал, с кем сражается и ради чего. Парень по-прежнему молчал. Он вообще не издавал ни звука, только набрасывался на Бьякую снова и снова. Некоторое время они молча состязались в сюнпо. Выходила ничья. Когда кончик меча слегка царапнул по предплечью, Кучики решил: хватит, наигрались. Он отпрыгнул подальше назад, развернул занпакто плашмя…
– Цвети, Сенбонзакура!
Нападавший на мгновение замер в странной позе с отведенным далеко в сторону мечом. А потом исчез. Настолько быстро, что Бьякуя не смог увидеть даже, в какую сторону он сбежал. Почти сразу исчезло и ощущение его реяцу. Лезвия Сенбонзакуры впечатались в стену.
Несколько секунд Кучики просто стоял столбом, совершенно ошеломленный. Потом опомнился, вернул занпакто в ножны, огляделся. Если бы не царапина на предплечье, он мог бы решить, что ему все это померещилось. Тем не менее, царапина была, а вот реяцу нападавшего исчезла без следа.
Продолжая прерванный путь домой, Бьякуя мучительно размышлял. Перебрал все свои дела: и служебные, и семейные. По всему выходило, что напасть на него сейчас не мог никто. Ни с кем он в последнее время не ссорился, никому не переходил дорогу. И к тому же, такого сильного врага он бы знал. Однако никого похожего на память не приходило. Так ни до чего и не додумавшись, Бьякуя решил, что разберется с этой историей при случае. Если еще что-нибудь произойдет.
***
То, что у командира не все ладно, Ренджи заметил сразу. Вообще-то по лицу Кучики никогда не поймешь, о чем он думает, но не зря же Абарай уже целый год ежедневно вглядывался в каждый жест капитана с тем вниманием, какое прилагают обычно только для спасения жизни! Ловил каждую интонацию, любое сокращение лицевых мускулов, чтобы успеть разглядеть малейшее недовольство им, лейтенантом, и опередить его. Теперь Ренджи отчетливо видел, что капитан о чем-то напряженно думает. Иногда он пристально вглядывался в лейтенанта, и Ренджи от этого становилось не по себе. Примерно к полудню у Абарая создалось ощущение, что он точно что-то натворил, только вот никак не мог сообразить, что именно. В голову приходило только одно: Кучики прослышал, что за его сестрой увивается тот тип из седьмого отряда. Да еще откуда-то узнал, что Ренджи уже практически согласился ему в этом помочь. В тот вечер, ближе к концу бутылки, приятели развеселились настолько, что почти решили вмешаться в амурные дела своих друзей. Теперь Ренджи от каждого взгляда капитана холодел и давал себе слово завязывать с саке.
Едва наступил вечер, и Кучики отпустил лейтенанта, Ренджи рванул в расположение седьмого отряда. Надо предупредить этого парня, – как его там? Ах, да, – Като! – чтобы был поосторожнее. Мало ли что!
Внезапно ощутив знакомую реяцу, Ренджи едва не рехнулся от страха. Сенбонзакура! Такое не забывается! Время будто замедлилось. Ренджи ощутил, как впиваются в его грудь и плечи мельчайшие лезвия. Взвыв от ужаса, он совершил дикий прыжок назад, одновременно выгибаясь дугой, так что лепестки Сенбонзакуры только чиркнули по его груди, вместо того, чтобы прошить насквозь. Но этот маневр, спасший жизнь в первый момент, все еще угрожал ее отнять: Абарай с размаху шлепнулся на спину, оказавшись полностью открытым. Он ожидал немедленной повторной атаки, но ее почему-то не последовало. Да и реяцу нападавшего внезапно исчезла.
Ренджи неуверенно приподнялся на локте. Все мышцы мелко дрожали. Недоверчиво ощупал себя. Жив! Увернуться от удара Кучики-тайчо? Да, тут, пожалуй, есть чем гордиться! Однако дело было плохо: грудь и плечи были исполосованы, на подбородке глубокий порез, и все раны сильно кровоточат. Без помощи медика не обойтись. Но явиться в госпиталь четвертого отряда с такими отметинами, да еще объяснять, где их заработал… Нет уж, лучше бы как-то неофициально. Пойти к Рукии, она хорошо владеет кидо? Все-таки лучше не стоит. Разберемся с капитаном один на один. Ах да, есть же еще тот парень из четвертого отряда, Ямада! Он уже однажды выручал Ренджи в подобной ситуации, может быть, не откажет и сейчас.
Старательно прячась от посторонних глаз, Абарай пробрался в свою комнату, набросил чистое косоде прямо на изодранную, окровавленную одежду, и помчался в расположение четвертого отряда.
Ямада Ханатаро вытаращил глаза, увидев раны Абарая, и даже начал немного заикаться. Но согласился молчать. «Я сначала сам во всем разберусь», – сказал ему Ренджи. Ханатаро подтвердил, что это не просто меч с похожей атакой: он узнал реяцу, оставшуюся в ранах. Сенбонзакура. Ошибки быть не могло. Оставалось выяснить, зачем Кучики понадобилось нападать на своего лейтенанта. Но при мысли о том, как он станет это выяснять, Ренджи била дрожь.
***
Утром Абарай нашел себе множество срочных дел вне штаба. Оттягивал, как мог, момент встречи с капитаном. Но это не могло продолжаться до бесконечности, и вот, вскоре после полудня, Ренджи на ватных ногах вошел в офис, в котором сидел этот человек… Кучики даже не взглянул на лейтенанта.
– Где это ты болтался? – равнодушно осведомился он.
– У меня тренировка была, – деревянным голосом выговорил Ренджи. – И еще…
– Ладно, – нетерпеливо отмахнулся от его объяснений капитан. – Займись вот этим, – он протянул стопку бумаг и тогда только поднял глаза. Задержался взглядом на пораненном подбородке Абарая.
– Кто это тебя так разукрасил? – спросил Кучики без особого интереса. Ренджи взорвался.
– Тайчо! Вы бы хоть сказали, за что! Что я такого сделал, в конце концов? Это нечестно, вот так нападать! Вы могли бы сначала просто сказать мне, я же не тупой, понял бы! А если хотите от меня избавиться, это можно сделать более мирным способом. Зачем же так?
Кучики некоторое время внимательно разглядывал лейтенанта, с некоторой вроде бы даже тревогой.
– Ренджи, ты бредишь?
«Издевается!» – мелькнуло в голове Абарая. Гнев пересилил страх.
– А вы, наверное, скажете, что вы тут ни причем? Я отлично помню ваш меч! Я при всем желании не смог бы такое забыть. А нападать из-за угла – это подло!
Кучики отложил кисть. В этом движении было столько скрытой угрозы, что Ренджи отскочил назад на пару шагов и уже приготовился следующим движением оказаться за порогом кабинета.
– Я не ослышался? Ты пытался сейчас сказать, что я на тебя напал?
Голос капитана был ровным, но звучала в нем такая нотка… Ренджи понял, что если немедленно не предъявит доказательства, – он пропал. Абарай поспешно рванул ворот косоде.
Бьякуя медленно поднялся и, опершись ладонями о стол, начал разглядывать раны. Разглядывал долго. Ренджи даже успел немного успокоиться и начать удивляться тому, что в этот раз не может прочитать по лицу капитана вообще ничего. Наконец, Кучики выпрямился и вынес экспертное заключение:
– Действительно, похоже. Только это был не я.
– Но… – неуверенно начал Абарай.
– Ты был моим лейтенантом больше года, Ренджи, – прервал его Кучики. – Неужели за это время ты не успел меня изучить? Ты должен знать, что я люблю заходить сзади, но перед этим всегда становлюсь с противником лицом к лицу. Я напал из-за угла? Вижу, что тебе здорово досталось, только поэтому и прощаю подобное оскорбление. – (Ренджи судорожно сглотнул). – К тому же, неужели ты думаешь, что смог бы увернуться от меня?
– Вообще-то, я очень постарался, – робко вставил Абарай. Ему очень хотелось верить, что это действительно был не капитан. Он говорит сейчас так убедительно…
– Как самонадеянно, – высокомерно произнес Кучики. – Чем нести такую чушь, лучше вспомни, с кем ты ссорился в последнее время. И разберись с этой проблемой.
А как же реяцу? – хотел сказать Ренджи. Но не сказал, замешкался. Облегчение охватило его: все-таки ошибся! Конечно, это не мог быть капитан! Пока он размышлял об этом, Кучики быстро, не оглядываясь, вышел из кабинета.
***
Бьякуя едва удержался, чтобы не хлопнуть дверью. Чертов Абарай! Надо было так испортить настроение! Он-то наделся на большее понимание со стороны лейтенанта. Подобное обвинение было для него столь оскорбительно, что, не был бы капитаном, по стене бы размазал этого идиота! Однако, это все эмоции. А дело-то, между тем, получается нешуточное. Кто-то сумел сымитировать атаку Сенбонзакуры, причем столь убедительно, что даже Ренджи, однажды под эту атаку попадавший, поверил, что на него напал капитан. Что может это означать? И как связано с нападением на самого Кучики? Чей это враг? Абарая? Бьякуи? Или всего шестого отряда? Пока совершенно ничего не понятно. Ведь тот, кто напал на Бьякую, ничего не имитировал, да и сражался в ближнем бою, хоть и спрятав свое лицо. А Ренджи атаковали издалека, и странным способом. Совершенно разные стили. Может быть, он напрасно пытается установить связь между этими двумя происшествиями? Kso! Это не дело для синигами, – разгадывать загадки!
***
Ренджи так ничего и не рассказал Рукии. Капитан пока не возвращался к этому вопросу, и Ренджи с облегчением тоже оставил эту тему. Однако на следующий день ноги сами принесли его к казармам тринадцатого отряда. Но даже, издалека помахав подруге рукой, он еще не решил, станет ли говорить об этом. Слишком уж запутано все.
Рукия была не одна. Собеседником ее был нескладный долговязый парень, в котором Ренджи не сразу, но узнал Като Кийоши. Все-таки околачивается поблизости! Вот и предупредить его заодно.
– Слушай, Ренджи, – вид у Рукии был озадаченный, – а как там дела у брата?
– А почему ты спрашиваешь? – сразу насторожился Абарай.
– Ты ничего такого не замечал?
– Сначала ты! – ультимативно заявил Ренджи.
– Ладно, – Рукия кивнула подбородком на Като. Тот смущенно улыбнулся.
– Я, собственно, ничего такого не хочу сказать, лейтенант Абарай, – начал он. – Но ведь это, по-моему…
И он высоко задрал правый рукав. Всю руку до самого плеча покрывали множественные порезы. Ренджи испуганно выругался.
– Не может этого быть!
– Сенбонзакура? – напрямик спросила Рукия.
– Она. Или очень похоже. Но как это случилось?
– Сегодня ночью, – ответил Като. – Я вышел на улицу немного проветриться. Вдруг как что-то налетело! У меня есть один секретный прием, так что я сумел увернуться. Но все равно вот зацепило. Я рассказал Рукии, а она говорит… – он настороженно огляделся и понизил голос: – Говорит, что это похоже на атаку Кучики-тайчо!
Вместо ответа Ренджи немного оттянул ворот косоде. Его собеседники разом ахнули.
– А ты где это заработал?
Ренджи рассказал.
– Я с ним говорил об этом, – добавил он в конце. – Но капитан очень обиделся и объяснил мне, что я дурак. Не знаю. Не думаю, что это он, хотя… Теперь уже не уверен. Като, у тебя враги есть?
Кийоши уверенно помотал головой.
– Откуда они у меня возьмутся?
– Давай смотреть правде в глаза, – решительно заявил Абарай. – Ни ты, ни я не могли бы увернуться от удара Кучики-тайчо. Если бы даже случайно ушли от первого, он тут же добил бы вторым. А мы оба живы. Значит, он хотел нас просто напугать. И у него есть на то причины. Ты, Като, прекратил бы отираться возле Рукии, а то ведь в следующий раз точно убьет!
– Хм, а тебя-то за что? – удивилась Рукия.
– Ну, неважно, – отмахнулся Ренджи. – Есть за что. Давайте будем считать, что сделано это было в воспитательных целях. И лично я больше рисковать не собираюсь. Еще раз тебя, – он ткнул пальцем в Кийоши, – возле Рукии увижу – сам поколочу!
– Понял, ушел! – Като примирительно поднял руки. – Пока, Рукия!
И действительно проворно испарился. Рукия недоверчиво посмотрела на Ренджи.
– Ты правда думаешь, что брат на такое способен?
– Ты знаешь… Вчера, когда мы с ним говорили, он меня убедил. А сейчас я не знаю, что и думать.
***
Ночь принесла плохие новости. Был уничтожен патруль восьмого отряда. Один из патрульных остался жив и находился сейчас в госпитале четвертого отряда. Характерные раны не оставляли особых сомнений, да и реяцу в них была узнаваема. Так что о происшествии капитану шестого отряда сообщили едва ли не раньше, чем капитану восьмого. В госпиталь они прибыли одновременно.
– Бьякуя, – Кьораку смотрел встревожено, без обычной своей разгильдяйской ухмылочки, – ты уже знаешь? Можешь что-нибудь сказать об этом?
– Только одно, – Кучики холодно взглянул на собеседника. – Два дня назад подобным образом напали на моего лейтенанта.
– Два дня назад? – Шунсуй удивленно сдвинул на затылок панаму. – И ты молчал?
– Я счел, что мы имеем дело с личным врагом Абарая, и он сам с ним разберется. Видимо, я ошибся, – вынужден был признать Бьякуя.
– Ничего не понимаю, – вздохнул Кьораку. – Как это может быть Сенбонзакура?
– Мой занпакто при мне. И ты сам знаешь, что никто не смог бы его использовать.
– В том-то и дело. Но реяцу…
– Реяцу?
– Ага, – Шунсуй виновато кивнул. – Твоя.
– Это невозможно, – решительно возразил Бьякуя.
– И тем не менее… Ладно, давай зайдем, поговорим с этим парнем.
Однако поговорить не удалось. В коридоре их встретила Унохана, такая же встревоженная, как и Кьораку.
– Поговорить с ним сейчас не получится, – сообщила она. – Он серьезно ранен, и теперь спит. Но самое главное он уже мне рассказал. На них напали внезапно, нападавшего они не видели. Враг нанес всего один удар. Двоих едва не разорвало в клочья, а этот мальчик просто стоял чуть поодаль, поэтому ему досталось меньше. Он говорит, что ощущал реяцу нападавшего не дольше секунды. Она внезапно появилась и так же внезапно исчезла. Поэтому он ничего не успел понять. И увидеть тоже. Что же касается реяцу в его ранах, то у меня нет сомнений: это Сенбонзакура.
Ответить Кучики не успел: перед ними затрепетали черные крылышки адской бабочки. Кьораку поймал ее на палец.
– Меня вызывают, – вздохнул он. – Вас, я полагаю, тоже.
И перед лицом Уноханы, и над плечом Кучики порхали бабочки. Бьякуя обреченно протянул своей руку.
У Ямамото ему устроили форменный допрос: где был, да что делал… Бьякуя начинал медленно закипать. Что это с ними? Неужели они все верят, что он мог такое сделать? Он прятал раздражение за все более высокомерным выражением лица, так что к концу разговора просто окатывал ушатами презрения всех присутствующих, включая главнокомандующего. Они не обращали внимания. Все трое выглядели растерянными. Ямамото хмурился, Унохана недоуменно поднимала брови, Кьораку тер подбородок. Совещание в узком кругу, в общем, не принесло результатов, Кучики только отругали за скрытность: не доложил вовремя о нападении на лейтенанта.
Бьякуя уже и сам сожалел, что не доложил. Подвела гордость, не хотел, чтобы это выглядело так, будто он просит о помощи. По той же причине он так и не обмолвился о нападении на него самого, тем более что не был уверен, что эти происшествия связаны. Но ведь и Абарай почему-то не попытался кому-нибудь сообщить об этом, после того как капитан на его жалобы не отреагировал. Интересно, почему?
– Ладно, хватит, – решил Ямамото. – Так мы ни к чему не придем. Сегодня до вечера я созову собрание капитанов, а пока все свободны.
Кучики вышел первым. Замешкаешься, и Кьораку обязательно прицепится, чтобы продолжить разговор. А продолжать совсем не хотелось.
***
– Знаешь, Рукия, – Ренджи сидел на перилах, болтая ногами, – я теперь точно уверен, что это не он. Меня сбило с толку то, что напали на того парня, который вокруг тебя увивается. Может, стоило сказать капитану, что на него тоже так нападали? Как раз получается: позавчера на меня, вчера на Като, сегодня на этот патруль… Стиль одинаковый – один удар, а кто выжил, тот выжил. Но ведь у тайчо нет никаких причин убивать патрульных!
– Я с самого начала не верила, что это брат, – фыркнула Рукия. – Это ты уперся. Очень ему надо вас воспитывать! Да ему наплевать, кто за мной ухаживает! Вот если бы я попыталась замуж выйти за этого типа, тогда другое дело.
– Ну да! А не ты ли говорила: «убьет»…
– Я говорила фигурально! Нельзя же так буквально все воспринимать!
– Ладно, мне идти пора, – Ренджи спрыгнул на землю. – Надо быть на месте, когда капитан вернется с собрания. Мало ли что там решат!
В ожидании капитана Ренджи нервно прохаживался по кабинету. Солнце уже клонилось к закату. Будут ли новые жертвы этой ночью? И что решит предпринять командование? Странная какая-то история…
Наконец отворилась дверь.
– Тайчо! – подпрыгнул Абарай. – Ну что? Что решили?
Капитан был мрачен. Впрочем, постороннему взгляду разница была бы незаметна.
– Будем дежурить по ночам, – небрежно проронил Кучики, не удостоив лейтенанта взглядом. – Поскольку мы имеем дело с кем-то уровня капитана, все капитаны вместе с лейтенантами будут патрулировать Сейрейтей. Так что готовься, на закате мы выходим.
Всю ночь они бродили вдвоем по пустым улицам, не перемолвившись ни словом. Время от времени вдали ощущалась реяцу других капитанов, но никого из них не было видно. Ночь прошла спокойно. И утро не принесло сюрпризов. Но Ренджи теперь не знал, радоваться этому, или не стоит.
***
«Патрулирование! Этого, конечно, стоило ожидать. Но что же мне придумать? Такая увлекательная игра получилась, даже жалко бросать. Они так мило его подозревают… Какой соблазн закопать его окончательно! Для этого гордеца подобный конец будет хуже смерти. Но пока они шатаются вдвоем с лейтенантом, я ничего не могу сделать! Надо что-то придумать. И я придумаю. Доведу до конца эту партию. А потом примусь за остальных. Никто не уйдет безнаказанным!»
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пн Апр 11 2011, 02:56

Взаперти
С утреннего собрания Кучики вернулся еще более мрачным, хотя вчера Ренджи казалось, что дальше уже некуда. Тайчо, конечно, мастер по части контроля над выражением лица, но вот контролировать реяцу куда как сложнее. Даже воздух в кабинете потяжелел. Ренджи поспешно смылся, отговорившись неотложными делами. Впрочем, ему показалось, что капитан даже рад тому, что лейтенант скрылся с глаз. Да, сгущаются тучи над капитаном Кучики! Нынешняя ночь только усугубила подозрения. Всю ночь Кучики был не один, и вот – никто не умер! Но пока что это может быть простым совпадением. Лучше сейчас не думать об этом. Тем более, что имеется одно действительно неотложное дело: как следует выспаться. Ночью снова на дежурство.
Эта ночь ничем не отличалась от предыдущей. Они так же бродили молча, ничего не происходило, и в конце концов Ренджи безнадежно отвлекся, уйдя в свои мысли. И так ясно, что все это бессмысленно. Пока столько капитанов патрулируют город, убийца сюда не сунется. Или может он вовсе не собирается больше ни на кого нападать?
Почти под утро что-то произошло. Ренджи вздрогнул, очнувшись от размышлений. Он не мог точно сказать, что он сейчас почувствовал, но было ведь что-то! Всего на мгновение… Реяцу? Или нет?
– Это он! – И Кучики сорвался в сюнпо.
Ренджи бросился следом, но куда ему поспеть за капитаном! Тот исчез так быстро, что Абарай даже не увидел, в какую сторону. Он побежал наугад, ориентируясь на реяцу Кучики. Но казалось, что она окружает со всех сторон, а значит, капитан не успел уйти далеко…
И точно. Ренджи нашел его на соседней улице. От увиденного колени его задрожали, и захотелось срочно на что-нибудь опереться. Спиной к нему стоял капитан Кучики с обнаженным занпакто, а в нескольких шагах впереди лежал труп. Судя по тому, как обширно кровь забрызгала и мостовую, и стены, убит он был тем же способом, что и предыдущие жертвы. Кучики обернулся к лейтенанту, и тот шарахнулся назад. За спиной оказалась стена, в которой Ренджи и нашел желаемую опору. «Сейчас он и меня заодно прикончит! – мелькнула мысль. – Как свидетеля».
– Ушел! – сообщил капитан. А в следующее мгновение по лицу Абарая понял, как сейчас все это выглядит. Неожиданно грубо выругался, швырнул меч в ножны и отвернулся. Ренджи отлепился от стены. Однако, дело плохо. Доложить сейчас о том, что здесь произошло, значит гарантированно погубить Кучики-тайчо. На секунду он остался без присмотра, и вот… А если не рассказать? Сделать вид, что они все время были вместе? Ведь не может же он, в самом деле, убивать просто так кого попало?!
– Что здесь происходит?
Ренджи поднял голову на голос. Капитан Сой Фонг! Принесло же ее не вовремя! От нее так просто не отделаешься.
– Я преследовал убийцу, – ровным голосом сообщил Кучики. – Но не догнал.
– Убийцу? – недоверчиво переспросила Сой Фонг, разглядывая труп. – Абарай, ты был с ним?
Ренджи заколебался. Ничего себе выбор! Или собственными руками закопать своего капитана, или стать сообщником. В сообщники не хотелось. Вдруг он все же ошибается в капитане? То, что Кучики не может быть убийцей, это лирика, а все доказательства говорят об обратном.
– Нет, – признался он. И, стараясь не смотреть на Кучики, рассказал, как было дело.
– Так был здесь кто-нибудь? – уточнила Сой Фонг.
– Я не знаю, – Ренджи отвел глаза. – Я не понял.
– Значит так, – капитан второго отряда смотрела на него с брезгливостью. – Вы двое пойдете со мной. А ты, – она обернулась к собственному лейтенанту, который высился за ее спиной, ехидно ухмыляясь, – позаботься о трупе.
Омаэда поморщился.
***
Из зала совещаний Абарая отпустили быстро. Ямамото только потребовал рассказать, что произошло, и это не заняло много времени. Что там рассказывать, события-то уложились в несколько секунд! К концу своего рассказа Ренджи обнаружил, что и сам начинает сомневаться в невиновности Кучики-тайчо. Что там за странное ощущение было? Реяцу? А если реяцу, то чья? Может, это сам капитан применил такую уловку, чтобы ненадолго оторваться от лейтенанта? Вот только зачем ему это? Чтобы совершить убийство почти у него на глазах? Все это какой-то бред. Может, капитан просто сошел с ума? Это бы все объясняло…
До утра Ренджи продремал за своим рабочим столом. Он дожидался возвращения капитана, но не очень-то в него верил. Однако, Кучики вернулся. Не говоря ни слова, прошел к своему столу, вытащил из-за пояса занпакто, положил на стол. Когда он снял и хаори, Абарай испуганно поднялся.
– Ренджи, – не оборачиваясь, произнес капитан, – ты должен меня арестовать.
– Что? – Ренджи подумал, что ослышался. – Как это?
– Было высказано мнение, что в некоторые моменты времени я не могу себя контролировать, – в голосе Кучики слышалась брезгливость. – Поэтому решено было меня поместить, так сказать, под домашний арест. Сейчас ты отведешь меня в камеру и выставишь охрану. За мной должны наблюдать круглосуточно.
– Но, тайчо, – Ренджи совершенно растерялся. – Я не могу этого…
– Делай, как я сказал! – Кучики обернулся и так сверкнул глазами, что Абарай предпочел больше не испытывать терпения капитана.
Парни, которым выпало дежурить у камеры, позеленели от страха. Это ведь все равно, что охранять неисправный атомный реактор: ясно, что рано или поздно рванет, так лучше уж быть где-нибудь подальше от этого места! Если капитан захочет выйти, его не удержат ни решетки, ни кидо-барьеры. А уж насколько он вменяем, дело десятое. Ясно ведь, что тот, кто убивает, вполне владеет силой. Ренджи тоже нервничал и покрывался липким потом: и от страха, и от невыносимости всей этой ситуации. И только капитан Кучики выглядел совершенно спокойным.
***
– Ренджи! – Рукия налетела с разбега, вцепилась в одежду; встряхнула бы хорошенько, если бы рост позволял. – Это правда, что брата арестовали?
– Да, правда. Сам же и арестовывал.
– Ты что, спятил?
– А что я мог сделать? – взвился Абарай. – Если он сам мне приказал!
– Дурак!
– Сама дура! Ты что, не понимаешь, что это единственный способ снять с него подозрения?
– В каком смысле? – Рукия так удивилась, что даже забыла злиться.
– Ну это же ясно! Ночью наш хищник опять выйдет на охоту. А тайчо в это время будет под присмотром. Понятно?
– Понятно, – она немного успокоилась. – Но ты уверен, что все так и будет?
– Вот увидишь!
***
Ближе к вечеру Ренджи понял, что боится. Ему предстояло идти на дежурство в одиночку. Если случится столкнуться с убийцей… Еще одной встречи с Сенбонзакурой он может и не пережить. Вообще-то Ренджи с полным основанием мог не считать себя трусом, но именно этого меча он всегда боялся до судорог. Впрочем, он все-таки нашел довольно изящный выход: отправился к капитану Укитаке. У того ведь нет лейтенанта! И Абарай временно остался без капитана. Так почему бы не объединить усилия? Укитаке рассмеялся, но согласился.
Ночь обошлась без происшествий. Ренджи вначале не поверил. Он даже дождался Укитаке-тайчо с короткого утреннего совещания у главнокомандующего. Но тот только подтвердил его опасения: ни у кого никаких новостей. Абарай не представлял, как сообщит об этом капитану. А что, если… Если вдруг и вправду?..
Ренджи осторожно приблизился к решетке. Кучики сидел на койке, скрестив ноги и уставившись в одну точку. Медитирует, что ли? Абарай взялся за решетку, постоял немного. Не реагирует.
– Тайчо, – негромко позвал он.
Кучики моргнул и медленно повернул голову.
– В чем дело?
– Сегодня ночью… – Ренджи покрепче впился в прутья и выдал: – Сегодня ночью ничего не произошло.
Ни один мускул не дрогнул в лице капитана, только зрачки расширились. Немного помолчав, он холодно проговорил:
– Одна ночь ничего не доказывает.
– Да, действительно, – Ренджи облегченно выдохнул. – Вам что-нибудь нужно?
– Нет, – Кучики снова уставился в стену.
Ренджи неслышно выскользнул из комнаты. Все, что ему надо, он увидел. Не зря столько времени учился читать по лицу, а точнее, по непроницаемой маске капитана. Кучики-тайчо ожидал совсем другого эффекта от своего ареста. Думал, что убийства продолжатся. А значит, не виноват. А если бы он действительно терял над собой контроль, то непременно постарался бы выйти из камеры сегодня ночью. Капитан невиновен! Для себя Ренджи уже все выяснил. Вот бы еще убедить в этом остальных…
Но прошло несколько дней, а ничего так и не случилось.
***
С утра Абарая вызвали в штаб первого отряда: событие само по себе из ряда вон выходящее. Ренджи нерешительно вошел в рабочий кабинет командира Ямамото. Старик был очень серьезен.
– Лейтенант Абарай, я вызвал тебя, чтобы сообщить неприятную новость, – Ямамото протянул Ренджи сложенную гармошкой бумагу. – Совет Сорока шести утвердил смертный приговор капитану Кучики.
Ренджи едва не выронил документ.
– Что?!
– Совет счел доказательства достаточными, – скрипуче сообщил главнокомандующий. – С того момента, как Кучики под арестом, убийства прекратились. К тому же, в заключении он вел себя вполне обычно, а значит, и раньше сознавал свои действия. Все обстоятельства в совокупности и послужили основанием для приговора. Вечером его, в соответствии с официальной процедурой, переведут в Башню Раскаяния. Я хочу, лейтенант, чтобы ты сам сообщил ему об этом.
– Но ему не дали и слова сказать в свое оправдание!
– Ты хочешь оспорить решение Совета? – Ямамото сурово сдвинул брови, и Ренджи с трудом удержался на ногах. – Иди и выполняй приказ!
Мусоля в руках бумагу с приговором, Абарай медленно двигался в расположение своего отряда. Когда он немного отошел от воздействия командирской реяцу, в нем начало подниматься негодование. Как же так? За что? Ведь он же ничего не сделал! Неужели не ясно, что его кто-то подставляет, грубо и бесхитростно! Ренджи представил, как расстроится Рукия. Сказать ей, это, пожалуй, еще сложнее, чем сказать капитану. Она и раньше относилась к брату с большим уважением, а после того, как он прикрыл ее от удара меча, уважение переросло в обожание. Кажется, с тех пор она мечтает ответить ему чем-то равноценным. Вот ведь глупость! Теперь он оказался в том же положении, что и она тогда. Может, с Советом опять не все ладно, раз они вынесли столь нелепый приговор?
Ренджи тряхнул головой. Так до многого можно додуматься. Паранойя это, вот что! Сколько еще будет Айзен везде мерещиться? Лучше сосредоточиться на более насущной задаче: надо сообщить капитану, что его ждет. А это само по себе смертельный номер! Кто знает, что может выкинуть человек в таких обстоятельствах? Если он захочет сбежать, то сметет все на своем пути.
В коридоре на него налетел Татсу. Заулыбался до ушей, но тут же разглядел выражение лица Абарая и встревожился.
– Что-то случилось? Ренджи?
Лейтенант молча протянул ему бумагу. Татсу развернул, прочитал…
– Ой! – только и сказал он.
– Вот так, – Абарай отобрал документ и двинулся дальше.
– Но… – Татсу в нерешительности пошел было за ним, но Ренджи остановил его.
– Вот что, парень, иди-ка ты отсюда. И ближайшие минут пятнадцать постарайся держаться подальше от этого места.
Капитан, казалось, не изменил позы за эти несколько дней. Ренджи осторожно приблизился к решетке. Ничего говорить он не собирался. Он не Кучики, способный равнодушно зачитать приговор собственной сестре. Так что он просто протянул бумагу через решетку.
– Вот, тайчо, – сказал он. – Смотрите сами.
Кучики взял документ, развернул, пробежал глазами. Небрежно проронил:
– Вот как? Ясно.
И вернул бумагу. Ренджи в очередной раз поразился ледяному спокойствию капитана. Так просто не бывает!
К полудню новость знал весь Сейрейтей.
***
«Значит, они решили его убить… Как удивительно просто и изящно решаются дела в Обществе Душ! Когда я начинал эту игру, я не ожидал такого эффекта. Впрочем, так намного лучше, чем я планировал. Я подожду, когда тебя казнят, Кучики-тайчо. А потом займусь остальными. Мне некуда спешить!»
***
– Ренджи, это что, правда?!
Абарай вяло кивнул. В отсутствие капитана он почувствовал себя очень неуютно. Остаться сейчас одному, самому принимать решения, нести всю ответственность… Нет уж. «Все-таки, я не готов быть капитаном, – решил он для себя. – Зря я об этом думал».
– Ренджи! – Рукия трясла его на плечо. – Надо что-то делать!
– А что мы можем сделать? – он пожал плечами. – Поздно уже. Приговор вынесен.
– Ну и что? Мы должны вытащить его оттуда!
– Спятила? Хочешь с ним местами поменяться? Тебе одного раза мало было?
– Надо это делать так, чтобы нас не узнали, – Рукия посмотрела на него, как на идиота.
– Ну да, как же! – фыркнул Ренджи. – А он, между прочим, и пальцем не пошевелил, чтобы тебе помочь!
– Но я-то действительно была виновата! – невозмутимо парировала Рукия. – А кроме того, потом он меня спас. Так что я должна сделать для него то же самое, и будем в расчете!
– Ну и как ты это себе представляешь? У нас ничего не получится!
– Есть одна идея, – она наклонилась и быстро зашептала ему на ухо.
– Ох, Рукия! – Ренджи вытаращился на нее во все глаза. – Это безумие!
– Не вижу в этом никакой сложности! Когда его переведут в Башню?
– Сегодня вечером.
– Давай, решай прямо сейчас: ты со мной или нет? Если ты откажешься, то я одна…
– Не говори ерунды. Чтоб я тебя одну бросил в таком деле… Я согласен, но при одном условии!
– И каком же?
– Если он тоже нас не узнает!
***
В первый момент Бьякуя просто не поверил. Это же чушь какая-то получается! Вот так, без всякого разбирательства… Это просто глупая шутка. Так не бывает. И только когда за ним пришли, пришлось смириться с мыслью, что иногда бывает.
Когда ему связывали руки и надевали ошейник, запечатывающий реяцу, Бьякуя держался так, будто к нему это все не относится. Кенсейкан и шарф он оставил в камере, словно отказываясь от последнего, что еще ему принадлежало: звания главы клана. Теперь от него точно ничего не осталось. Никогда не думал, что придется так глупо умереть. По нелепейшему обвинению, за преступление, которого не совершал…
В голову лезли самые странные мысли. Например, как они собираются его убить, если Соукиоку уничтожен? Предложат кому-нибудь снести ему голову? Ну, пожалуй, Зараки согласился бы, он давно об этом мечтает. Вот уже виден мост, ведущий к башне. Осталось совсем немного. А из окна этой башни виден холм, который больше не является местом казни. Скорее всего, глядя в это окно, Бьякуя станет вспоминать рыжего риоку, и то, как не сделал ничего, чтобы спасти девчонку, которую поклялся защищать…
«Я проиграл, – думал Кучики Бьякуя. – Проиграл совершенно нелепо. И даже не знаю, кому. Как глупо».
Заметив краем глаза движение, Бьякуя рефлекторно дернулся и даже попытался достать меч, но руки были связаны, и движение осталось незавершенным. Между тем, рефлексы не подвели: это действительно было нападение. Двое выскочили из засады, один высокий, второй очень маленький. Их головы были полностью закрыты масками. Не вынимая занпакто из ножен, они орудовали ими, как дубинками. Атака их была мощна и молниеносна. Растерявшиеся конвоиры разлетелись, как кегли. А высокий, пригнувшись, бросился на Бьякую с такой скоростью, как будто собирался убить. Кучики даже охнул от сильнейшего удара плечом в ребра. А в следующий миг его уже вскинули на плечо, и его похитители помчались прочь.
Бежали недолго, но быстро. Когда остановились, Бьякуя попытался оглядеться, но из той неудобной позы, в которой он находился, почти ничего не было видно. Ясно становилось, что город закончился, и начались какие-то руины. А потом его бесцеремонно швырнули на землю лицом вниз, и колено уперлось между лопаток. Грубая лапища сжимала плечо так, что кости трещали. Кучики даже скрипнул зубами от боли. Неужели он не понимает, что его, Бьякуи, реяцу запечатана, и он не может сопротивляться чужой силе? Ведь все кости переломает! Кто-то ощупывал его шею и запястья. Между собой похитители так и не обменялись ни словом.
Вдруг Бьякуя понял, что руки его свободны. От тока внезапно высвобожденной реяцу у него самого потемнело в глазах. Несколько мгновений он лежал, не в силах шевельнуться, неспособный ни видеть, ни слышать, ни ощущать что-либо. А когда все закончилось, рядом с ним уже никого не было.
Наивные! Неужели они думали, что он их не узнал? Кто, кроме Абарая, может быть столь бесцеремонным? Но удивительно, что Рукия сумела сломать печать. Девочка стала довольно сильна!
Кучики поднялся на ноги и огляделся. Он находился в заброшенном полуразрушенном районе. На земле валялись сломанные оковы. По всему выходит, что он теперь дважды преступник. Ну что ж, если так получилось… Похоже, это шанс взять реванш!
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пн Апр 11 2011, 02:57

Поиски
Наутро весь Сейрейтей гудел. «Вы слышали, Кучики сбежал!» – «Правильно сделал, я бы на его месте тоже сбежал». – «Никогда бы не подумал, что Кучики способен нарушить закон!» – «Говорят, ему помогли». – «Не знал, что у него есть друзья! Его даже собственный лейтенант терпеть не может!» – «Да уж, лейтенант Абарай точно не стал бы ему помогать». – «Для него это хороший шанс стать капитаном». – «Он и так мог бы стать капитаном, если бы захотел». – «Интересно, что он предпримет?» – «Но если Кучики действительно свихнулся, мы все здорово влипли!»
Ренджи нервничал. Угораздило же его пойти на поводу у Рукии! Этот Кучики, у него же все не как у людей! Вдруг он решит, что не вправе скрываться от правосудия? Вот сейчас развернется, пойдет и сдастся. Интересно, догадался ли он, кто его спас? И простит ли лейтенанту подобное самоуправство? Он ведь не просил о помощи. Да такой никогда и не попросит, гордый! Но что он будет делать сейчас? Ренджи понял, что ни черта не знает о своем капитане. Напрасно целый год изучал его реакции. Изучил его поведение в ситуациях обыденных, а в таких необычных обстоятельствах уже ничего не может предсказать. Стоило стараться, конечно! Ладно, главное, Рукия довольна. Она считает, что все прошло гладко, и теперь здорово воспрянула духом. А ради этого стоило рискнуть! Все же разговоров о капитане он старательно избегал.
Второй и одиннадцатый отряды рьяно взялись за поиски беглеца. Второй – потому что это их прямая обязанность. Одиннадцатый – всего лишь потому, что капитану Зараки приспичило подраться с Кучики. Когда еще представится такой повод?! Остальные под разными предлогами отлынивали от этого занятия. Шестой отряд даже не пытался приступить к поискам. Кира и Хинамори жалели бывшего однокашника, а потому проявляли солидарность. Если шестой не ищет, то и они тоже не будут. Хисаги сказал, что он не псих, посылать людей ловить капитана. Хицугая тоже жалел людей. Заявил, что на патрулирование, как положено, выйдет, однако отрядом рисковать не станет. Ямамото почему-то не отдал никаких распоряжений своему отряду насчет Кучики, а Комамура во всем предпочитал следовать за командиром. Капитан двенадцатого отряда, как всегда, не интересовался такими мелочами. Впрочем, прямого приказа ловить беглого капитана так и не поступило, а потому подобное поведение старших офицеров не могло бы расцениваться, как неповиновение.
Капитаны восьмого и тринадцатого отрядов обсуждали происшедшее за чашкой чая.
– А знаешь, Укитаке, – Кьораку задумчиво разглядывал содержимое своей чашки, – я даже рад, что у него хватило ума унести ноги.
– Как же! – рассмеялся Укитаке. – Стал бы он сам так хлопотать! Упрямец, каких мало!
– Принципиальность – не худшее качество для капитана. Но ты прав: если бы его не спасли силой, он ни за что не стал бы пытаться.
– Я и не говорю, что худшее. Вот бы знать еще, куда они его дели…
– А ты не пробовал поговорить с этой девочкой?
– Делает невинные глазки, – отмахнулся Укитаке. – Ни за что не признается. Мне даже кажется иногда, что они родные брат и сестра.
– Ладно, может, у них и не было планов поддерживать с ним связь, – вздохнул Шунсуй. – Вытащили, а там делай, что хочешь.
– Я бы не хотел, чтобы он попался, – задумчиво произнес Укитаке. – Может, он догадается держаться отсюда подальше?
– Не надейся! Уверен, он не станет отсиживаться в укромном месте, а попытается поймать того, кто его подставил. Так что нам с тобой надо постараться найти его раньше, чем Сой Фонг.
– Ты прав. Но, знаешь, я удивлен. Как мог Совет Сорока шести вынести подобное решение? Все-таки подобный орган не должен формироваться наспех!
– Ты говоришь крамольные вещи! – рассмеялся Кьораку. – Но я тоже скажу крамольную вещь: я с тобой полностью согласен!
***
«Ничего себе, он сбежал! Не ожидал от него подобного. И что же мне теперь делать? У меня слишком мало информации. Абарай молчит… Он-то наверняка знает, что произошло, раз помалкивает. Сейчас было бы удобно закопать Кучики окончательно, совершив еще несколько убийств. Но я даже не знаю, где находится его занпакто! Вряд ли при нем. А если так, то убийства с помощью силы Сенбонзакуры только оправдают его. Может, просто прикончить его при случае? Впрочем, ладно, они его сами прикончат. Вон как Зараки-тайчо жаждет его крови! А я займусь следующим. Может, еще раз такой фокус удастся! Интересно, скольких они убьют, прежде чем заподозрят неладное?
Так-так… Кого бы мне выбрать? Больше ни один капитан не подходит. Взяться за лейтенантов? Да вот, хотя бы этот Абарай, его меч тоже ни с чем не спутаешь. Как бы только подкараулить его в одиночку?»
***
Ночные дежурства продолжались. Теперь никто, кроме капитанов и лейтенантов не решался выходить на улицу после заката. Многие по-настоящему боялись. Где-то бродит беглый капитан Кучики, и неизвестно еще, насколько он вменяем! В шестом отряде на лейтенанта смотрели, как на героя. Ренджи, впрочем, тоже боялся, но другого: того, что все прекратится. Еще бы одно, хоть самое завалящее нападение тем же способом, и капитана наверняка оправдают.
Однако было тихо, насколько это только возможно. Ничего не происходило, и капитаны постепенно начинали терять интерес к патрулированию. Уже на вторую ночь вернулся в свою лабораторию Маюри. На третью Кенпачи уснул на крыше. Ренджи первое время составлял компанию капитану Укитаке, однако на четвертую ночь Кьораку, отослав своего лейтенанта, присоединился к ним, и Абарай почувствовал себя лишним. Так что он оставил старых друзей наедине, а сам отправился дежурить в одиночку.
Пока Ренджи блуждал по Сейрейтею, ему постоянно казалось, что за ним кто-то следит. Мания преследования начинается? Сколько бы он ни оборачивался, ничего подозрительного обнаружить не мог. Тем не менее, он кружился, резко менял направление, запутывая следы, и сам не заметил, как оказался на какой-то безлюдной окраине. Подивившись, куда его занесло, он уже собирался повернуть обратно, как вдруг ощутил знакомую реяцу.
Капитан! Ренджи напряженно вглядывался в темноту. Что он здесь делает? Абарай не смог бы предсказать, чем кончится встреча с Кучики-тайчо. Может, он подойдет поговорить, может, попытается скрыться. А может… Ренджи, наконец, разглядел капитана. И не поверил своим глазам. Кучики протянул руку, и Ренджи мгновенно уловил изменение в реяцу. Его любимое кидо? Не тратя времени на сомнения, Абарай метнулся в сторону. За спиной услышал: «Хадо номер 4: Бьякурай». Удара не последовало: промазал! Ренджи остановился, только когда уже был довольно далеко. Перевел дыхание. «Нет уж, дураков нет с вами драться, Кучики-тайчо! Разойдемся миром, делить нам сейчас, вроде бы, нечего».
***
Под утро Абарай вернулся в казармы, открыл дверь в свою комнату… и замер. Надо же было настолько задуматься, чтобы не заметить реяцу! Он так привык ощущать ее в этих стенах, что даже не обратил внимания, не сообразил, что сейчас ее здесь быть не должно. Кучики сидел на подоконнике лейтенантской комнаты.
– Наконец-то, – сказал он. – Думал, что уже не дождусь.
– Кучики-тайчо? – Ренджи обрел дар речи. – Что вы тут делаете?
Неужели придется с ним сражаться? Даже безоружный, капитан – опасный противник!
– Пришел поговорить. Раз уж так вышло, что я не имею сейчас никакого доступа к информации, придется рассказать все тебе, может быть, ты сумеешь распорядиться этими сведениями.
– Поговорить? – недоверчиво переспросил Абарай. – А зачем тогда вы на меня напали?
Кучики смерил его изумленным взглядом.
– Ренджи, ты безнадежен. Опять думаешь то же самое, хотя я уже говорил об этом. Я атаковал не тебя, а того, кто был за твоей спиной.
– За моей спиной? – Абарай открыл рот.
– Неужели ты не почувствовал его реяцу?
– Нет, – растерянно проговорил Ренджи. – Только вашу.
– Ты от меня, что ли, так припустил? – удивился капитан. – Разве не ты меня вытащил?
– Нет! – мигом отперся лейтенант.
– От меня-то зачем скрываться? – устало произнес Кучики. – Я больше не твой капитан. Всего лишь беглый преступник. Как только разыщу того, кто опорочил мое имя, вернусь и сдамся. Пусть приводят приговор в исполнение. Просто не хочу умереть раньше него, это было бы недостойно.
– Тайчо! – испугался Абарай. – Что вы такое говорите?
– Какое из моих слов тебе непонятно?
– Ладно, проехали, – Ренджи вздохнул. – Вы что-то хотели мне сказать?
– Да. Дело в том, что накануне того дня, когда на тебя напал кто-то, кого ты принял за меня, на меня самого тоже напали.
– Что? И вы молчали?
– Это было совсем другое нападение, и я пока не могу установить связи между ними. Тот, кто напал на меня, сражался в ближнем бою. Правда, я не видел его лица, оно было под маской. Он сражался чрезвычайно искусно, мне даже пришлось высвободить занпакто. После этого он сразу исчез. Тот, кто напал на тебя этой ночью, это был он.
– Ничего себе! Тайчо, – смущенно попросил Абарай, – вы бы рассказали, как он выглядит. Я ведь его не видел.
– Он был в форме синигами, только голова полностью укутана тканью. Не могу сказать ничего конкретного. Вот только той ночью, накануне моего ареста, это тоже был он. Ты ведь ничего не понял тогда?
Абарай виновато помотал головой.
– Слишком быстро все произошло. Ведь реяцу появилась всего на мгновение!
– Мне хватило этого, чтобы его узнать. Скорее всего, – Кучики чуть нахмурился, – он именно этого и добивался. Хотел выманить меня. А я попался.
Капитан о чем-то задумался, глядя в сторону, и Ренджи подошел чуть ближе. Отсюда отчетливо были видны царапины на лице, спутанные волосы, грязь под всегда ухоженными ногтями… Ренджи поежился. Видеть безупречного капитана Кучики в таком состоянии было жутко, рушилось уютное, привычное представление о мире. По каким помойкам он сейчас обретается? Ведь ему даже нельзя никому показаться на глаза! «А царапины, пожалуй, моя работа! – подумал Абарай. – Я с ним довольно грубо обошелся».
– В общем, здесь действует один и тот же враг, – резюмировал Кучики. – Я пока не могу понять, почему он сражается разными стилями. Может быть, ты сможешь как-то распорядиться этой информацией. Я не могу тебе приказывать, но хочу кое о чем попросить.
– Кучики-тайчо! – Абарай вытянулся в струнку. – Я сделаю все, что вы скажете!
– Перестань так меня называть. Я больше не капитан. И я не хотел бы, чтобы у тебя были неприятности из-за меня, потому что отряд тогда останется без старшего офицера. Но если ты сумеешь, не подставляя себя, передать кому-то информацию, которую от меня получил, сделай это. Чем больше людей будут об этом думать, тем лучше.
– Хорошо, тайчо, я это сделаю. Но если бы вы сами рассказали об этом, мы могли бы избежать многих проблем!
– Я сам запутал ситуацию, – признал Кучики. – Сам и буду ее распутывать. Мне уже все равно. Еще кое-что я должен тебе рассказать. Я ранил того, кто на тебя напал. Попал ему в плечо, но ему удалось уйти. Может быть, получится его обнаружить. Если услышишь что-то подобное…
– Я понял! Я постараюсь его найти. Вы хотите сказать, что он, скорее всего, из Готэй-13, раз носит форму синигами?
– Именно. Но это не синигами. Эта реяцу мне что-то напоминает, но я пока не могу вспомнить. Может быть, если мне удастся сразиться с ним еще раз, я смогу понять, что это.
– Может быть, вам лучше не стоит с ним сражаться? – нерешительно сказал Ренджи. – Если уж вы не справились с ним в вашу первую встречу…
– А мой занпакто? – перебил капитан. – Где он?
– Я не знаю, – Абарай виновато пожал плечами. – Его забрали.
– Этого следовало ожидать. Неважно, я уничтожу его голыми руками. Я должен идти, скоро рассвет, – Кучики перебросил ноги через подоконник.
– Я сделаю все, что смогу! – пообещал Ренджи. И добавил: – Тайчо, я хочу, чтобы вы вернулись.
– Это невозможно, – холодно отозвался Кучики. – Совет никогда не меняет своих решений.
И ушел в сюнпо.
«Похоже, я его потерял, – печально подумал Ренджи. – И похоже, что я здорово ошибался на его счет. Придумал себе монстра! А он все это время относился ко мне не так, как я себе воображал. Интересно, как? Почему я не спросил? А ведь он был важен для меня. Я так долго стремился к тому, чтобы его превзойти. А теперь что? Теперь ничего».
***
Хинамори Момо было страшновато патрулировать в одиночку. Она для себя так и не решила, верит ли в виновность капитана Кучики, но ведь тот, кто убивает, владеет силой Сенбонзакуры или очень похожей. А лейтенанту почти невозможно выстоять против силы капитана. Разве что успеть сбежать. Она хотела предложить Кире или Абараю объединиться, ведь они тоже одни, но не решилась, опасаясь, что они подумают, будто она трусиха. Как бы там ни было, а она старшая по званию в своем отряде!
Уже пятую ночь после побега капитана Кучики она исправно выходила на дежурство, но ничего не случалось. Постепенно ей начало казаться, что все уже закончилось. Ведь раньше убийства происходили каждую ночь! Ну, или через одну. А теперь так долго…
Но реальность тут же убедила ее в обратном. Вспыхнула незнакомая, угрожающая реяцу, и из-за угла метнулась к ней темная фигура. Сверкнул клинок. Хинамори едва успела выхватить занпакто, чтобы парировать удар. Лица противника не было видно, только глаза желтовато сияли в прорезях маски.
– Ах ты… – разозлилась Хинамори. Она попыталась перейти в наступление, но не тут-то было! У врага была поразительная скорость. Он намного превосходил лейтенанта. Сражаться с ним вот так получалось совершенно нелепо.
Хинамори отскочила назад.
– Взорвись, Тобиуме!
По улице прокатился огненный шар. Но когда он достиг противника, того внезапно не стало. Он просто исчез. Исчезла и его реяцу. Хинамори в полном недоумении стояла одна на пустынной улице.
***
Капитан Хицугая шагал впереди, стараясь не прислушиваться к болтовне лейтенанта Мацумото. Сегодня она была на удивление многословной. Скучно ей, что ли? Занять ее капитан при всем желании не мог: никаких врагов на улицах города не наблюдалось.
Вдруг впереди что-то полыхнуло, помчалось прямо на них. Реакция у обоих оказалась отменная: как бы не были они заняты своими мыслями, врассыпную бросились мгновенно. Огненный шар, гудя, промчался мимо и разбился о стену в конце переулка. И все закончилось, будто ничего и не было. Хицугая бросился было вперед, но вскоре понял, что преследовать некого. От нападавшего не осталось даже следа реяцу. Он вернулся к лейтенанту.
– Это же… – начал он.
– Хинамори! – подтвердила его догадку Мацумото. – Но зачем ей нападать на нас?
– Затем, что это не Хинамори, – нахмурившись, произнес Хицугая. – Она в любом случае не смогла бы так быстро скрыться. Кто-то имитировал атаку ее меча. Так же, как и с Кучики. Что же происходит?
***
Хинамори никак не могла решить, кому она должна доложить о ночном происшествии. И должна ли? Ведь это совсем не похоже на того, кого они ловят. Вряд ли командира интересует кто-то другой. Однако, что за странное нападение? Рассказать кому-то из капитанов, но кому? Широ-тян? Ну да, лучше всего!
Она бросилась в штаб десятого отряда, но никого там не нашла. Дежурные сказали, что капитан еще не вернулся с ночного патрулирования. Это почему-то встревожило Хинамори. Что-то странное происходит, а тут еще Тоширо куда-то подевался… Очень хотелось с кем-то посоветоваться. Абарай или Кира? До штаба шестого отряда, пожалуй, ближе. Если Ренджи уже вернулся…
Абарай оказался на месте. Позевывал, тер глаза и явно намеревался отправиться спать.
– Абарай-кун, мне надо с тобой поговорить, – Хинамори нерешительно улыбнулась. – Странное что-то происходит…
– Ну-ка, ну-ка! Странное? – насторожился Ренджи. – Рассказывай.
Когда Хинамори пересказала ночное происшествие, Ренджи даже подпрыгнул.
– Хинамори-кун! – воскликнул он. – Вот оно! То же самое! Мы должны немедленно рассказать об этом командиру Ямамото.
– Ты думаешь? А что – то же самое?
– Точно такой же тип напал на Кучики-тайчо.
Глаза Хинамори округлились.
– Ничего себе! Тогда точно надо рассказать.
– Пошли прямо сейчас.
Главнокомандующего они нашли не в зале совещаний, а просто на террасе. Он беседовал с капитаном Хицугаей, рядом скромно стояла Мацумото. Лейтенанты вежливо поклонились.
– Полагаю, ты хочешь сообщить что-то интересное, лейтенант Хинамори, – сказал Ямамото. – Да и лейтенанту Абараю тоже есть что сказать, я прав?
– Откуда вы знаете? – обалдели оба.
– Догадался. Капитан Хицугая рассказывает любопытные вещи. Но сначала мы послушаем вас.
Момо коротко рассказала о ночной схватке. Ренджи добавил:
– Мне капитан тоже рассказывал точно такую же историю. На него напали как раз до начала всех этих событий.
– И когда он тебе об этом рассказывал? – прищурился командир.
– Ну, – Ренджи сбился. – Раньше. Не помню.
– Ну что за мальчишка этот Кучики! – Сурово нахмурился главнокомандующий. – Самоуверенный сопляк! – (При этих словах Хицугая поежился). – Всегда надеется только на себя. Неужели нельзя было рассказать?
Ренджи потупился, как будто сам был в этом виноват.
– Все, как мы и полагали, правда, Хицугая? – Ямамото обернулся к капитану. Тот кивнул. – Теперь мы знаем, как это все выглядело. Так что, Абарай, – главнокомандующий снова обратил взор на лейтенанта. – Ты знаешь, где сейчас Кучики?
– Конечно нет! – воскликнул Ренджи и побледнел. Он догадался? Неужели все настолько очевидно? Вон, у капитана даже и сомнений не было.
– Ну ладно, – не стал упорствовать Ямамото. – Если вдруг его встретишь, передай, чтобы кончал прохлаждаться и возвращался к работе. Дел полно, а людей, как всегда, не хватает.
– Что? – Ренджи вытаращил глаза. – Что это значит, командир Ямамото?
– Только то, что я сказал. Патрулировать будем, как положено, а если встретите Кучики, передайте ему мои слова. И пусть не забудет зайти ко мне!
В штаб Ренджи возвращался с гудящей от напряжения головой. Что все это значит? Не может же главнокомандующий своим приказом отменить приговор Совета Сорока шести! Но он явно только что принял это решение. Или что-то было известно уже ночью? Нет, не станет Совет собираться среди ночи по подобному вопросу. Может, это вовсе не Совет вынес приговор, а командир Ямамото? Но как же тогда Башня, конвоиры… Такое возможно только с ведома Совета. А может, это просто ловушка? И как только капитан вернется, его сразу схватят? Нет, не стал бы командир этим заниматься.
– Ничего не понимаю, – сказал он вслух.
***
– Ренджи, так где ты виделся с капитаном?
Абарай, холодея, медленно обернулся. Его догоняли капитаны Укитаке и Кьораку, оба улыбались до ушей.
– А… а почему вы думаете, что я его видел?
– Ладно тебе, кого ты пытаешься обмануть? – рассмеялся Кьораку-тайчо. – Не знаю, как другим, а нам-то сразу все было ясно, по одному только описанию вашей парочки. Да и кому бы еще это в голову пришло? И я не верю, что он рассказал тебе о нападении еще до побега.
– Не бойся, мы никому не скажем, – добавил Укитаке. – Мы просто хотим его найти.
– Укитаке-тайчо, – Ренджи решил быть предельно откровенным. – Как вы думаете, его простят?
– Можешь не сомневаться.
– Яма-джи слов на ветер не бросает, – добавил Кьораку.
– Я не знаю, где он прячется, – признался Ренджи. – Но могу рассказать, где видел его в последний раз.
***
– Ты думаешь, он до сих пор здесь?
Укитаке и Кьораку прочесывали окраины в том месте, на которое указал Абарай. Близилось утро, но на улицах не обнаруживалось ни одного живого существа.
– Кто его знает? – отозвался Шунсуй. – Может, его здесь и нет. Но надо же откуда-то начинать.
– Стой! – Укитаке схватил друга за руку.
Они почувствовали друг друга одновременно.
Бьякуя сорвался с места. С этими двумя шутки плохи. Догонят. Все-таки старейшие капитаны в Готэй-13. Услышал за спиной голос Укитаке:
– Бьякуя, стой!
Кучики притормозил, спрятался за углом дома. Бегать от них, пожалуй, бессмысленно, да и бой принимать тоже. Они вооружены, а он уже несколько дней ничего не ел и изрядно ослаб.
Укитаке придержал Кьораку, уже готового ринуться в погоню.
– Подожди, спугнешь! – зашептал он.
– Ничего, догоним.
– Не стоит. А то еще придется с ним драться. Бьякуя! – снова крикнул он. – Погоди!
– Кучики-тайчо! – заорал Шунсуй, сложив ладони рупором. – Хватит дурака валять! Выходи оттуда!
– С чего бы? – наконец подал голос Кучики.
– Яма-джи велел тебе передать, чтобы ты прекращал отлынивать от работы и возвращался. Нам еще убийцу ловить.
Бьякуя осторожно выглянул из-за угла.
– Это что, шутка? – сухо осведомился он.
– Никаких шуток, – улыбнулся Кьораку. – Передаю почти дословно.
– Выходи, поговорим, – предложил Укитаке.
Кучики медлил. Выходила какая-то нестыковка: его должны казнить, а они предлагают ему вернуться на службу, как будто ничего не случилось. Что за нелепость? Или они хотят выманить его подобной уловкой? Но в этом нет смысла: он им сейчас не соперник. Тем более двоим сразу. Они поймали бы его в два счета. Ладно, если хотят поговорить, почему бы и нет? Все равно никакой разницы.
Бьякуя вышел из своего укрытия и остановился в нескольких шагах от капитанов.
– На кого ты стал похож?! – Укитаке сочувственно оглядел его с ног до головы.
– Ты хотел поговорить? – прервал его Кучики. – Я слушаю.
– Твой приговор отменили! – сообщил Кьораку.
– Интересно, с чего бы?
– Появились некоторые новые факты, – заговорил Укитаке. – Теперь совершенно ясно, что мы имеем дело с каким-то копирующим мечом. Вчера кто-то напал на лейтенанта Хинамори. Он заставил ее высвободить занпакто, а потом сразу сбежал.
– Ага, – подтвердил Кьораку. – У нас теперь огненные шары по улицам летают.
– Кто-то напал и сбежал? – переспросил Кучики.
– Ну да! Знакомая картина, не так ли? Боюсь, тебе еще влетит от Яма-джи за скрытность.
– Командир велел передать, чтобы ты не забыл к нему зайти, – добавил Укитаке.
– Вот как? Тогда я пошел.
– Погоди! – удержал его Кьораку. – Куда ты собрался ночью? Подожди хотя бы до утра. Пошли, посидишь с нами!
– С вами? – ехидно переспросил Бьякуя. – А потом к Ямамото?
– Ну, зачем так? – Шунсуй возвел глаза к небу. – Что у нас, чая не найдется?
– Да и поесть тебе не мешало бы, – подхватил Укитаке. – И привести себя в порядок. Ты же не пойдешь к командиру в таком виде?
– Хорошо, согласен. Пошли.
***
На рассвете Бьякуя направился в штаб первого отряда. У капитана Укитаке его накормили, отмыли и переодели, так что он перестал походить на драного бродячего пса. Дежурные пропустили его беспрепятственно, значит, все уже в курсе.
Ямамото сурово сдвинул брови.
– Кучики. Вернулся. И почему ты сбежал?
– Я не сбежал, – возразил Бьякуя. – Меня похитили.
– А почему не вернулся?
– Не видел смысла.
– Ну-ну, – непохоже было, что командир сердится. – Кто же тебя похитил?
– Я не знаю. Я не видел их лиц и не мог почувствовать реяцу. Между собой они также не говорили.
– Значит, все-таки, не знаешь? – с нажимом переспросил Ямамото.
– Могу лишь предполагать, – Бьякуя был невозмутим. – Но мои предположения ни на чем не основаны.
– Ну хорошо, – не стал настаивать командир. – Вообще-то, этим двоим не мешало бы задать хорошую порку, они уже не в первый раз нарушают дисциплину. Но, как ты верно заметил, у нас есть только предположения. Пока оставим их в покое. Поговорим о тебе, – Ямамото сделался суров. – Что за мальчишки занимают у нас капитанские посты? Что стало с твоей ответственностью, капитан Кучики? Ты думаешь, что все, что с тобой происходит, касается только тебя? Я знаю, что ты привык сам решать свои проблемы, но почему ты так уверен, что тебе хватит опыта отличить личную проблему от общей? Тебе и самому не помешала бы приличная трепка, юнец!
Бьякуя помалкивал. Нечасто ему случалось получать выволочки от начальства. В последний раз его распекали в этом зале за потерянное хаори… а больше, кажется, ни разу. Ну ничего, потерпим. Старик пошумит и успокоится.
– Ты хоть слышал что-нибудь из того, что я сказал? – повысил голос Ямамото. Бьякуя обнаружил, что действительно отвлекся и пропустил половину речи командира.
– Да, разумеется, – отозвался он.
– Вот и подумай над этим! А сейчас надевай свое хаори и приступай к работе. Хватит, нагулялся.
– Совет отменил свое решение? – Бьякуя, наконец, поднял глаза. – Не верю!
– Правильно делаешь, – усмехнулся Ямамото. – Решение о твоей казни не принималось.
– В самом деле? – сдержанно переспросил Кучики. Ямамото пояснил:
– Это была инсценировка. Совет хотел посмотреть, что произойдет, если объявить о казни. Ситуация, сам видишь, складывалась довольно необычная. Потому и решали ее таким необычным способом. Эффект, правда, получился неожиданный, – он хмыкнул. – Мы рассчитывали, что ты просто тихонько посидишь в Башне. Но, как видишь, мы все же получили нужную информацию.
– Вот как, – задумчиво проговорил Бьякуя. – Хорошо сыграли. Я поверил.
– Не ты один. Все поверили, а мы того и добивались. Правды не знал даже мой лейтенант. А я нарочно не отдавал никаких приказов насчет твоих поисков, хотел посмотреть, кто как себя поведет. Зато теперь могу с уверенностью сказать, что это все вытворяет не кто-то из наших старших офицеров. Они все вели себя совершенно обычно, как я от них и ожидал. Но все же я почти уверен, что наш враг состоит в Готэй-13. Очень уж быстро узнает информацию. Придется его поискать. Ты уже встречался с ним, так что думай. И марш отсюда!
– Да.
Бьякуя развернулся через плечо и вышел из зала. Можно сказать, обошлось. Не так уж командир и разозлился. Разозлившись, он не так орет.
***
В отряде его встречали с радостью и облегчением. Капитан вернулся, наконец-то все встало на свои места! Интересно, кто успел их всех оповестить? Ямамото? Не похоже на него это.
Еще находясь за порогом, Бьякуя по реяцу понял, кто дожидается его в кабинете. Толкнул дверь, вошел… Рукия соскочила с дивана.
– Брат!
Бьякуе показалось, что она собиралась броситься ему на шею, но так и не решилась. Ренджи тоже вскочил.
– Тайчо, я так рад, что вы вернулись!
– Похоже, Ренджи, что ты все сделал правильно, – Кучики в кои-то веки расщедрился на похвалу.
– Брат, у вас такой усталый вид… – Рукия озабоченно вглядывалась в его лицо. Бьякуя хмуро на нее покосился. Он уже видел себя в зеркале и сам знал, что несколько дней бродяжничества не пошли ему на пользу.
– А что командир Ямамото? – виновато спросил Ренджи. – Очень злился?
– Нет, не очень.
Бьякуя вгляделся в их лица, виноватые и довольные одновременно. «А ведь эти двое, пожалуй, единственные, кому можно полностью доверять, – вдруг подумал он. – Они действительно хотели спасти мне жизнь. Но они здорово рисковали. Хорошо, что это была лишь инсценировка, и Ямамото не станет проводить никаких разбирательств. Если бы не это, они сами могли бы оказаться в Башне Раскаяния. Впрочем, их бы это не остановило!»
– Но все-таки я попросил бы вас больше не спасать меня без моего разрешения, – сказал он, как-то не заметив, что все слова благодарности так и не были произнесены вслух.
– Но, брат, у нас не было возможности спросить вашего разрешения! – воскликнула Рукия.
– Простите нас, Кучики-тайчо! – поспешно вмешался Ренджи. – Мы слишком грубо сработали. И вам, наверное, здорово досталось из-за нас от главнокомандующего. Но мы просто хотели помочь…
– Не переживайте об этом, – Бьякуя решил, что не станет ни в чем их винить. В конце концов, такая преданность дорогого стоит, даже если доставляет иногда некоторые неприятности. – Не так уж он шумел. В прошлый раз он разошелся намного сильнее.
– А, это когда он вас вызывал после победы над арранкарами? – Ренджи заулыбался. – Вы так и не рассказали тогда, за что вам попало.
– Ренджи! – Бьякуя вдруг замер. Его глаза широко распахнулись, взгляд остановился в одной точке.
– Что такое? – испугался лейтенант. – Что случилось, Кучики-тайчо?
– Ты сейчас это сказал… Я вспомнил, почему реяцу нашего врага показалась мне знакомой. Похоже, мы имеем дело с арранкаром!
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пн Апр 11 2011, 02:58

Арранкар
«Какая грубая ошибка! Зачем было так торопиться? Надо было подождать, пока они его прикончат. Что они теперь знают, о чем догадались? В любом случае, с этой игрой придется заканчивать. Что ж, теперь буду просто убивать! И первым делом уничтожу тех, кто меня видел».
***
На собрании неожиданное заявление капитана Кучики вызвало бурную дискуссию. Укитаке и Кьораку, переглянувшись, сказали, что это, пожалуй, многое объясняло бы. Сой Фонг и Куроцучи решительно протестовали. Они напирали на то, что реяцу арранкара отличается от реяцу синигами, и что спрятать реяцу полностью невозможно, а значит, если бы по Сейрейтею бродил какой-то арранкар, его непременно уже обнаружили бы. Капитан Унохана мягко заметила:
– Вы говорили, что ранили его, так, капитан Кучики? В последнее время никто не обращался в госпиталь с подобными ранами. А расхаживать с дыркой в плече – это слишком заметно. Так что я не думаю, что это кто-то из Готэй.
Кучики возразил на это, что некоторые Пустые обладают способностью к мгновенной регенерации.
– Но реяцу! – настаивала Сой Фонг. – Как он может спрятать реяцу? Он что, по-твоему, оборотень?
– Он очень силен, так? Это раз, – загибал пальцы Кьораку. – Он не капитан, это два. И кто он, по-вашему?
– Мы уничтожили всех арранкаров, – заявил Маюри. – Я прочесал весь Лас Ночес, там никого не осталось.
– Ты абсолютно уверен, что во всем Хуэко Мундо не осталось ни одного арранкара? – насмешливо уточнил Бьякуя.
– Откуда здесь взяться арранкару? – напирала Сой Фонг. – В Сейрейтей так просто не проникнешь. У нас не было ни одного прорыва, когда бы мы упустили вторженца, – она вдруг смутилась и добавила: – Во всяком случае, не в Сейрейтее.
– А в прошлом году ваш отряд упустил одного! – злорадно напомнил Зараки.
– Это было в Руконгае!
– А вам не кажется, что он мог просто войти через ворота? – заявил Кьораку.
Все головы повернулись к нему.
– Ты издеваешься, Шунсуй? – грозно пророкотал Ямамото. – Чтобы в Сейрейтей через ворота беспрепятственно входили арранкары…
– Я просто подумал, – Кьораку пожал плечами, – мы ведь не можем его обнаружить. Он где-то здесь, это очевидно. Он носит форму синигами. Он перемещается почти мгновенно, его реяцу появляется и исчезает, я прав, Кучики? Он не мог сюда попасть, однако он здесь. Может быть, он, как сказала Сой Фонг, оборотень?
– Ты хочешь сказать, что он может выглядеть как синигами? – подхватил Укитаке.
– Вообще-то, – ехидно сообщил Маюри, – у арранкаров должна быть маска. И дыра.
– А маска у него была, – вспомнил Кучики. – На нем была маска из ткани, но под ней еще что-то. Мне показалось, что это было что-то вроде шлема, но это вполне могла быть и маска арранкара.
– А много ты видел в Сейрейтее синигами в масках?
– Вы забываете о реяцу, – гнула свою линию Сой Фонг.
– А что, если его реяцу тоже изменяется? – не сдавался Шунсуй. – Пока он выглядит, как синигами, его реяцу не представляет собой ничего особенного, но как только превращается в арранкара…
– Так вполне может быть, – согласился Кучики.
– Антинаучный бред! – авторитетно заявил Куроцучи.
– Кстати, год назад к нам пришли из Руконгая двое, которые закончили академию совсем недавно, – припомнил Комамура. – И один из них в твоем отряде, Кучики.
– А второй в твоем, – парировал Бьякуя.
– Но у меня-то пока все в порядке.
– Станет он пакостить на своей территории!
– А ведь они оба из сорок пятого района, – сообразил Укитаке. – Где год назад второй отряд упустил вторженца из Хуэко Мундо.
– Сходится! – обрадовался Кьораку. – Осталось только выяснить, один или оба.
Кучики и Комамура переглянулись.
– Я своего проверю, – сказал Бьякуя.
– И я своего, – подхватил Комамура.
– Спокойно! – пророкотал Ямамото. – Без резких движений. Если то, что вы все тут сейчас наговорили, соответствует действительности, то, вспугнув его, мы его никогда не поймаем. Он прикинется синигами, и как тогда узнать в нем арранкара? Начнем с того, что у нас есть. Вы двое, Комамура, Кучики, проверьте своих подопечных, но осторожно. Не дайте им понять, что их в чем-то подозревают. Придумаете что-нибудь, не маленькие. И только когда будете абсолютно уверены – уничтожьте его!
***
Войдя в кабинет, Кучики заметил, как подобрался лейтенант. Он неведомым образом научился читать по лицу капитана и теперь наверняка заметил его смятение. Бьякуя действительно был в замешательстве. Ему никогда не приходилось заниматься дознанием, и он понятия не имел, с какого конца браться за это дело. Это вообще не для синигами занятие! Но Ямамото велел, значит, следовало хотя бы попытаться.
– Ренджи, – осторожно начал Бьякуя. – Как зовут того парня, который нынче окончил академию за год? Которого мы взяли в отряд?
– Татсу, – мигом отозвался лейтенант.
– Что ты о нем думаешь?
– Тайчо! – тут же подскочил Ренджи. – Я ведь давно предлагаю его повысить. Он очень силен!
– Я не об этом, – Бьякуя замялся, не зная, как сформулировать. – Ты не замечал в нем ничего странного?
– Странного? Нет. Ну разве что имени своего не знает, так это бывает… А что?
– Вы с ним в хороших отношениях?
– Эээ… – Ренджи даже растерялся, и было отчего. Капитан никогда не интересовался отношениями между своими подчиненными, пока эти отношения не мешали им выполнять свои обязанности. – Мы дружим.
– Вот как, – задумчиво произнес Бьякуя. Велик был соблазн спихнуть неприятную обязанность на лейтенанта, пусть бы выведал, что нужно, за выпивкой. Но Кучики не был уверен, что у Ренджи хватит изворотливости узнать необходимое и не выдать себя. Все-таки он действует чересчур прямолинейно. – Слушай меня внимательно, Ренджи. – Абарай сразу насторожился. – То, что я сейчас тебе скажу, ты не должен передавать никому. То есть, совсем никому, ясно?
– Да, я понял, – лейтенант уже выглядел изрядно встревоженным.
– Мы предполагаем, что один из них арранкар. Или Татсу, или тот, кто пришел вместе с ним. И Татсу выглядит более подозрительным. У него нет имени. Он дружит с тобой, а от лейтенанта можно получить немало информации. И все неприятности первым делом начались именно у нас с тобой.
– Не только, – вздохнул Абарай. – Я совсем забыл вам сказать. На Като тоже нападали. Так же, как на меня. Он тоже как-то сумел вывернуться.
– И ты ничего мне не сказал?
– Простите, – виновато потупился Ренджи. – Я потом просто забыл.
– А вначале решил, что это был я, так, что ли? – Кучики взглянул на лейтенанта снисходительно. – Ладно, я не хочу больше об этом говорить. Но в таком случае этот Татсу выглядит еще более подозрительно. Мы должны как-то выяснить, кто он на самом деле.
– Но, тайчо! – Ренджи в замешательстве развел руками. – Я же не могу подойти к нему и спросить: «Татсу, ты арранкар или нет?»
– Этого нельзя делать ни в коем случае. Он не должен понять, что его в чем-то подозревают. Но мы должны узнать правду.
– Не представляю, как это сделать, – уныло проговорил Абарай.
– Я пока тоже, – кивнул Бьякуя. – Ты часто общаешься с ним, подумай, может ты все-таки что-то замечал. Но ничего не предпринимай, не посоветовавшись со мной.
***
Но до вечера ни тот, ни другой так и не решили, как подступиться к этому делу. Поэтому просто отправились на ночное дежурство, надеясь, что арранкар сам обнаружится, и не придется заниматься глупостями. И оказались правы.
Знакомая угрожающая реяцу, как обычно, вспыхнула неожиданно. Капитан и лейтенант замерли на месте. Ренджи вытащил клинок.
– Где-то рядом, – прошептал он.
– Пошли, – проронил Бьякуя и бросился вперед.
Как и следовало ожидать, лейтенант сразу отстал, хотя Кучики не слишком торопился. Он пытался понять, где находится противник, но сделать это оказалось не так-то просто. Реяцу была настолько велика, что казалось, что она окутывает со всех сторон. В этот раз она не исчезала, и у Бьякуи были основания полагать, что сейчас сюда сбегутся все капитаны.
Внезапно на самом краю поля зрения что-то мелькнуло. «Не успею?» – подумал Бьякуя и сорвался в сюнпо. И действительно не успел. Мощный удар в плечо прервал прыжок в самом начале, и клинок вошел сзади под ребра. А потом его грудью и лбом впечатало в стену, и, проломив ее, Кучики оказался на полу. Ситуация складывалась явно не в его пользу. От удара он едва не потерял сознания, да еще правая рука оказалась прижата к полу собственным телом, и не достать меча… Бьякуя повернул голову и успел увидеть, как стоящая по ту сторону пролома фигура поднимает для удара меч. В свете факелов и луны нападавший был отчетливо виден. В этот раз его голова не была закрыта тканью, а лицо скрывала маска, подобную которой Кучики уже видел. У Куросаки Ичиго. А в разрезе ворота косоде – не край ли это дыры?
Внезапно взгляд арранкара метнулся в сторону, меч продолжил замах, чтобы встать вертикально, и клинок встретил лезвие Забимару, летевшее ему прямо в ухо. Удар был силен, а может, арранкар просто не ожидал нападения, но его снесло в сторону, и он исчез из вида. Бьякуя поспешно перекатился на спину, выхватил занпакто и высвободил его, готовый ударить любого, кто покажется в проеме. И едва не атаковал собственного лейтенанта. Ренджи заглядывал в дыру, его занпакто уже был в ножнах.
– Тайчо, вы как?
– Ренджи, – прошипел Кучики, – что ты делаешь? Где арранкар?
– Он сбежал, – махнул рукой Абарай. – Так быстро, что я не стал даже пытаться.
– Ясно, – Бьякуя, наконец, опомнился, вернул занпакто в обычное состояние.
– Кучики-тайчо, вы ранены? – озабоченно спросил Ренджи.
– Это неважно. Помоги мне встать.
– Может, вам не стоит вставать? – Абарай приблизился и теперь внимательно его разглядывал. – Надо вызвать медиков.
– Помоги, я сказал.
Ренджи подцепил его под локоть, поставил на ноги. Голова тут же закружилась. Плохо. Удар был слишком силен. Бьякуя вцепился в первое, что попалось под руку – воротник лейтенанта.
Абарай едва успел подхватить обмякшего капитана. Он что, потерял сознание? Рука, вцепившаяся в его одежду, разжалась. На хаори быстро расплывалось темное пятно. Плохо дело. Ренджи опустил капитана на землю, присел рядом на корточки. Вызвать помощь, или лучше самому отнести его в госпиталь? Наверное, так быстрее получится.
За спиной послышался шорох, и Ренджи вскочил, готовый защищаться. Однако тревога оказалась ложной: это были всего лишь капитаны Кьораку и Укитаке.
– Что тут у вас? – спросил Шунсуй.
– Кьораку-тайчо! Капитан серьезно ранен! Надо срочно вызвать помощь.
– Не стоит, лучше я сам его доставлю.
Кьораку сгреб Кучики в охапку и исчез. Укитаке повернулся к лейтенанту.
– Что тут произошло?
Ренджи коротко пересказал недавние события.
– Этот тип опять сбежал, – добавил он. – Надо его искать, но я уже не чувствую его реяцу.
– Пошли, – коротко бросил капитан Укитаке.
***
Вспышка реяцу лишь на секунду предшествовала огненной вспышке. Хинамори поспешно бросилась в сторону, за ее спиной прокатился огненный шар и разбился о стену.
– Как тебе, девчонка? – раздался неприятный скрежещущий голос. – Как тебе умереть от собственной силы?
Пронесся еще один огненный шар, и снова Хинамори успела вывернуться. Высвободила занпакто, отмахнула наугад, не глядя. Ее атака тоже прошла мимо. Она не успела понять, с какой стороны находится нападающий, а он уже нанес новый удар. Хинамори сумела отразить его просто клинком занпакто, но, взорвавшись, огненный сгусток опалил ей руки и лицо. Момо развернулась и увидела своего противника. Враг в странной белой маске был довольно далеко, но вот очередной огненный шар уже летел по направлению к лейтенанту… Хинамори сделала первое, что пришло в голову: запустила навстречу собственную атаку. Шары, столкнувшись, взорвались. Хинамори с силой швырнуло о стену.
Следующим, что она почувствовала, были чьи-то сильные руки, схватившие ее за плечи.
– Хинамори! Эй, Хинамори!
Какой-то знакомый голос. Ах да, это же Абарай! Она понемногу приходила в себя. Когда смогла приоткрыть глаза, обнаружила, что Ренджи действительно сидит рядом. Только смотрит не на нее.
– Ренджи, ее тоже нужно доставить в четвертый отряд.
Голос капитана Укитаке. А он здесь откуда?
– Да, я сейчас.
Кто-то взял ее на руки. Момо заставила себя пошевелиться.
– Подождите. Где этот?..
– Он сбежал, – отозвался Ренджи. – Ты не двигайся, Хинамори-кун. Тебе здорово досталось.
***
Капитан вернулся утром. Он был бледнее обычного и двигался осторожнее; больше о ранении ничего не напоминало. Если не знать, так и вовсе не заметишь.
– Тайчо! – Ренджи приподнялся навстречу. – Что там у вас такое случилось? Как он вас достал?
– Отстань, Ренджи. Хватит с меня и того, что придется отчитываться на собрании капитанов.
Капитан не смог скрыть досады, и Абарай послушно заткнулся. Конечно, для Кучики такое поражение очень неприятно. Но Ренджи спрашивал не из любопытства, он хотел знать, что ему делать при встрече с арранкаром. Если уж капитан проиграл ему дважды…
– А на Хинамори он тоже напал этой ночью, – сообщил Ренджи. – Вы уже слышали? Она, наверное, еще в госпитале.
– Лейтенант Хинамори? – переспросил Кучики. – Нет, еще не слышал. Но тогда похоже, что он охотится на тех, кто его видел. Как ей удалось выжить?
– Мы с капитаном Укитаке подоспели вовремя, – объяснил Абарай. – Еще немного, и он бы ее убил. Но как только он нас учуял, сразу же скрылся. Там что мы опять его не поймали.
– Он слишком быстр, – задумчиво проговорил Кучики. – В следующий раз я использую не хадо, а бакудо. Если удастся его связать, тогда получится и прикончить.
***
В этот раз на собрании ораторствовал Кьораку.
– Итак, маска и дыра у нашего арранкара имеются, – подводил он итоги. – Вероятнее всего, эту маску он может надевать и снимать, как наши знакомцы вайзарды. Он невероятно быстр, и, раз уж даже Кучики продул ему по скорости, нам всем придется стать немного серьезнее. Я согласен с предложением Кучики использовать бакудо. И еще нам стоит помнить, что ни в коем случае нельзя высвобождать занпакто. Он и так уже может повторить два шикая.
– Три, – поправил Бьякуя.
– А кто третий?
– Абарай.
– Вот оно что. Очень жаль. Значит, три. Нельзя показывать ему больше, иначе нам всем мало не покажется. А вот если бы мы еще смогли выяснить, кто это… Тогда бы ему было не скрыться, мы бы рано или поздно его загнали.
Кучики прикрыл глаза. В этом направлении у него подвижек не было.
***
– В этом Като нет решительно ничего подозрительного, – Кучики задумчиво вертел в руках кисть. Ренджи, вжавшись в стул и затаив дыхание, старался слиться с обстановкой, чтобы не спугнуть. Капитан рассуждал вслух. Такого с ним еще никогда не бывало. – Да еще это нападение. Можно предположить, что он намеренно нанес себе раны и показал Рукии, чтобы отвести от себя все подозрения. Но может быть и так, что Татсу напал на него, потому что тот его слишком хорошо знает. Может, он действительно знает что-то такое, что помогло бы нам, но пока сам Като под подозрением, его нельзя ни о чем спрашивать. Замкнутый круг какой-то получается.
– Тайчо, по-моему, вы все усложняете, – осторожно подал голос Ренджи.
– У тебя есть идеи получше?
– Нет, но…
– Вот и помалкивай. Ты и так напортачил. Зачем ты показал ему шикай?
– Я же пытался вам помочь!
– Другого способа не было?
– Мне пришлось ударить издалека, – Ренджи даже обиделся. Стараешься, спасаешь его, а тебе за это… – А что такого?
– Теперь он может его скопировать.
– Он так это делает?
– Как будто ты не знал.
– Вы же ничего мне не рассказываете, – буркнул Абарай. – Другие капитаны со своими лейтенантами хотя бы разговаривают. А из вас слова не вытянешь.
– Зато ты разговорчив сверх меры. Только вот содержания в твоих словах немного.
Ренджи надулся. Он откинулся назад, скрестил руки на груди и отвернулся, стараясь выглядеть гордо и независимо. Кучики не обратил на его жестикуляцию никакого внимания. Он разглядывал кисть, которую по-прежнему вертел в руках. Вскоре молчание стало тяготить Абарая. Он даже подумал, что погорячился. В конце концов, насчет шикая мог бы и догадаться. Не так уж мало капитан ему рассказал, да и Хинамори тоже. Что же это такое было насчет шикая совсем недавно? Почему это слово впилось в память?
– Тайчо! – вдруг подскочил Абарай. – Я вспомнил кое-что! За несколько дней до того, как все это началось, Татсу расспрашивал меня о шикаях капитанов!
– Да? – капитан неторопливо отложил кисть, и Ренджи заметил, как он подобрался. – Где сейчас этот Татсу?
– Сейчас гляну, – Ренджи поспешно вытащил расписание дежурств. – Нашел!
***
Татсу растерянно захлопал глазами, увидев, что прямо к нему направляются капитан и лейтенант. У Абарая было зверское выражение лица, Кучики выглядел спокойным, но от реяцу бросало в дрожь.
– Привет, Татсу, – Ренджи попытался приветливо улыбнуться, отчего его оскал стал совершенно людоедским. – Мы тут пришли спросить кое-что. Помнишь, ты расспрашивал меня о шикаях капитанов?
– Когда? – удивился тот. Он испуганно переводил взгляд с лейтенанта на капитана и обратно; оба смотрели на него в упор, и казалось, готовы сожрать. – Ах, да! – сообразил он. – Вспомнил. Спрашивал, а что?
– А с чего бы вдруг тебя это так заинтересовало?
– Да я не для себя спрашивал, – Татсу попытался смущенно улыбнуться, но у него не очень-то получилось. – Это Кийоши меня попросил разузнать.
– Кийоши! – взвыл Абарай. Он почувствовал, как складываются кусочки головоломки. В тот день, когда они впервые встретились, Татсу наверняка не удержался, похвастал, что подружился с лейтенантом. И Като, конечно, воспользовался этим. Он выбрал шикай Кучики-тайчо, потому что им можно атаковать на расстоянии, не показываясь; по этой же причине выбрал потом и Хинамори. И уже на следующую ночь постарался избавиться от ненужного свидетеля – Абарая. Почему он не попытался убить самого Татсу? Потому что считал приятелем? Или, что вероятнее, просто не смог застать его одного ночью. А убить средь бела дня не рискнул. А когда замысел сорвался, инсценировал нападение на себя самого, чтобы не навлечь подозрений. И нарочно показал раны Рукии, зная, что об этом скоро услышит и Ренджи. Перестраховался на случай, если Абарай смог что-то разглядеть.
– Татсу, – негромко проговорил Кучики, и тот вздрогнул. – Ты его давно знаешь? Като.
– Мы познакомились в Руконгае. Я как раз собирался поступать в академию, а тут встретил этого парня, он тоже об этом думал. И мы решили пойти вместе.
– То есть, впервые ты его увидел год назад?
– Ну да. Около того…
– Это он, Ренджи, – Кучики повернулся к лейтенанту. – Като – арранкар.
– Что? – испуганно воскликнул Татсу.
– Извини, парень, – Ренджи сочувственно похлопал его по плечу. – Выходит, что это твой приятель пытался угрохать нас с капитаном.
– Много болтаешь, – одернул Кучики. – Пошли.
– Да! – Ренджи зло рассмеялся и потряс кулаками. – Теперь он от нас не уйдет!
***
Haraise мгновенно насторожился, когда почувствовал поблизости реяцу тех двоих. Тех, кого он столько раз безуспешно пытался убить. Эта реяцу была полна злости и жажды мести. Что это значит? Они вычислили его? Или просто зашли по делу к капитану Комамуре? Он невольно прислушивался к реяцу, все еще надеясь, что они пройдут мимо. Но они приближались. Наконец он увидел их. Капитан следует позади лейтенанта, а тот пристает ко всем подряд с какими-то вопросами. Хорошо, что так много народу. Они не сразу его заметят. Что делать? Что они хотят? Что знают?
– Като? – услышал он совсем близко и вздрогнул. Лейтенант уже расспрашивал рядового, которого Haraise хорошо знал, и тот, конечно, знал Haraise. – Да, вот он!
Палец указал на арранкара. И тут же в него впились две пары глаз. Сомнений не оставалось. Haraise резко развернулся и побежал, на ходу одним взмахом руки надевая маску, чувствуя, как раскрывается в груди дыра, ощущая тягучее наслаждение возвращения в истинную форму. Мышцы запели, реяцу вспыхнула, высвобождаясь. Он махнул через крыши. Преследователи бросились за ним, а он предпочитал не сражаться с двумя врагами разом.
Как же неудачно все складывается! Все, кого он пришел убить, до сих пор живы. Как они вычислили его? Впрочем, сейчас лучше подумать о том, что делать дальше. Его реяцу сейчас привлечет множество охотников. Ему не дадут уйти живым. Впрочем, он и не планировал уходить отсюда живым, его единственной целью была месть. Надо убить их как можно больше, прежде чем прикончат его самого.
Он прислушался к реяцу преследователей. Капитан Кучики никогда не дожидается своего лейтенанта. Если сейчас развернуться и зайти сзади… По скорости им никогда не сравниться с Haraise, еще не родилось существо быстрее его! Но вот сила… Хорошенько наподдать капитану он смог бы, только застав врасплох. Похоже, что они догадались о свойствах его меча, и это даже хорошо, потому что скорее всего не рискнут высвобождать занпакто. Им всем, конечно, невдомек, что он не может использовать свою силу сразу. Ему нужно время, чтобы проанализировать структуру увиденной атаки и научиться ее использовать. Всего несколько минут, но ведь и за эти несколько минут его успеют убить. А те двое, что гонятся за ним сейчас, и вовсе могут свободно использовать шикаи, ведь он их уже видел. Ну что ж, попробуем их обойти!
***
Ренджи едва успел. Что за невероятная скорость! Когда он понял, что реяцу преследуемого уже позади него, было почти поздно. Арранкар взвился высоко вверх, а в Абарая уже летел клинок высвобожденного Забимару, его собственного занпакто! Ренджи успел подставить меч, но не был готов принять удар. Его сбило с ног, припечатало к стене, почти оглушило… Как во сне, он наблюдал, как арранкар вытягивает раскрытую ладонь, и в этой ладони начинает собираться сгусток силы. Серо! Шевельнуться не было сил, да и не успел бы он ничего сделать.
Внезапно что-то мощное прокатилось по улице, отшвырнув арранкара в сторону. Кидо? Серо, которое он все-таки успел запустить, прошло мимо. Что-то почти неразличимое глазом пронеслось вслед за врагом… и тут же почти с той же скоростью пролетело обратно и, пробив стену, исчезло внутри. Ренджи ошарашено вытаращил глаза. Все события уложились в два удара сердца.
Немного опомнившись, Ренджи заставил себя подняться. Некогда расслабляться, враг все еще где-то тут. Но в той стороне, куда его отбросило, почему-то никого не было. Ренджи посмотрел в другую сторону. Из пролома, покачиваясь, выбрался капитан Кучики.
– Т-тайчо! – запинаясь, воскликнул Абарай. – Вы же собирались использовать бакудо!
– Тогда бы он успел тебя прикончить, – спокойно объяснил капитан.
Абарай посмотрел на него недоверчиво. Никогда не предполагал, что Кучики-тайчо хоть сколь-нибудь дорожит его жизнью. А может, просто вернул должок? Вон, и обстановочка совпадает… Потом припомнил: было уже. Во время самой первой их встречи с Куросаки Ичиго. Тогда капитан тоже делал вид, что ничего особенного не произошло.
– Пошли, Ренджи. Если ты будешь стоять столбом, его кто-нибудь перехватит. А я собираюсь убить его собственными руками.
***
– Рукия! Эй, Рукия, погоди!
Она обернулась. К ней, размахивая руками, бежал старый знакомец, Като Кийоши. Вот черт, никак не отвяжется! Насупившись, Рукия остановилась. Надо придумать, как его отшить.
Что-то насторожило ее. Реяцу! Несколько знакомых реяцу приближаются, и они такие, какие бывают в бою. Что происходит? Прежде, чем она успела хоть что-то сообразить, Като неожиданно грубо схватил ее за руку.
Они были совсем одни, прямо в середине небольшой площади, окруженной домами со всех сторон. Но в следующий миг на одной из крыш оказался брат, а на другой – капитан Укитаке. Несколько мгновений спустя к ним присоединился Ренджи. А этот чокнутый Като внезапно обхватил ее одной рукой, а другой прижал к горлу меч.
– Эй, вы, не шевелитесь! – нервно крикнул Haraise. – Иначе я ее прикончу!
Бьякуя замер. Если высвободить Сенбонзакуру, то Рукия неизбежно попадет под удар. Нужно использовать кидо, прицельно и осторожно. Но для этого надо как минимум поднять руку, а этого времени ему хватит, чтобы полоснуть мечом по горлу. И этот тип почти полностью спрятался за ней, не попасть. Как только и уместился? Укитаке и Ренджи тоже боялись шевельнуться.
На противоположной крыше взметнулось розовое кимоно капитана Кьораку, за ним следовал Комамура в сопровождении лейтенанта. Они тоже остановились, увидев происходящее внизу.
– Замри, там, сзади! – рявкнул арранкар.
Отсюда тоже нельзя было использовать кидо. Хадо капитана наверняка прошьет насквозь тело арранкара, а заодно и Рукии. Бакудо? Нет, не успеть. Все это слишком долго: пока скажешь, а ему понадобится меньше секунды. Капитаны были в растерянности.
– Зачем ты это делаешь, арранкар? – решил вступить в переговоры Бьякуя. – Чего ты добиваешься?
– Чего? – взвизгнул Haraise. – Я пришел отомстить! Я хочу убить всех вас, разве не ясно? Я отомщу за Айзена-сама!
– Чтоб он сдох, не зря я, значит, про Айзена вспоминал! – тихонько проворчал Ренджи.
– Ты совсем не похож на арранкара, – вступил в разговор Кьораку.
– Айзен-сама создал меня особенным. Я двуликий. Я могу становиться синигами, и никто не отличит меня от настоящего. Уверен, я мог бы стать не только синигами, а вообще кем угодно. Моя суть – изменчивость и копирование. Представьте, какую силу я мог бы набрать со временем? Скопировав ваши шикаи и банкаи, я один мог бы стоить всего Готэй-13! Мое создание было важным экспериментом. Но Айзен-сама даже не увидел, что у него получилось. И мое существование стало бессмысленно. Все, что мне осталось, это месть!
– Ах ты, урод!
Все вздрогнули. Заходя к арранкару слева, через площадь бежал, размахивая катаной, Татсу.
– Стой, идиот! – заорал Haraise. – Я убью ее!
– А мне плевать! – орал в ответ Татсу.
Арранкар растерялся. Он как-то не ожидал, что среди врагов найдется кто-то, кому будет наплевать на заложника. И он допустил ошибку: повернулся, пытаясь прикрыться девчонкой от нападавшего. Этого мгновения с избытком хватило капитану Кучики. «Белая молния» ударила арранкара в голову.
Завизжав, арранкар рухнул на землю, увлекая за собой Рукию. Та воспользовалась моментом и откатилась подальше в сторону, чтобы не мешать. В следующий миг на арранкара сверху обрушился Татсу. Парни покатились по земле.
Капитаны разом прыгнули вниз. Кучики не спешил высвобождать занпакто: можно зацепить своих – Рукию или Татсу. Остальные же не рисковали показывать свои шикаи, поэтому все просто бежали к месту схватки с разных сторон. Все происходило невероятно быстро. Отлетел далеко в сторону Татсу, покатился по земле. Рукия все еще лежала слишком близко к арранкару, едва успев приподняться на локте. А Haraise, вскочив, одним движением надел маску. На его виске уже не было никакой раны.
Все же, находясь в форме синигами, Haraise не мог тягаться в скорости с капитанами. Кучики, Укитаке и Кьораку успели произнести заклинания. И, едва став арранкаром, враг уже оказался схвачен сразу тремя бакудо. Все на мгновение остановились, чтобы перевести дух, и… непонятно откуда взялся капитан Зараки. Он обрушился откуда-то сверху, его меч рассек арранкара почти надвое.
– Что за фигня?! – разочарованно заорал Кенпачи. – Он даже не сопротивлялся!
– Как это на него похоже, – вздохнул Бьякуя. – Вечно опаздывает и все пропускает.
***
А дальше следовала обычная в таких случаях суета. Укитаке и Кучики бросились к Рукии. Но та уже сама поднималась с земли, немного ошеломленная, но невредимая. Ренджи подошел к Татсу. Тот все еще лежал на земле.
– Вот урод, – сообщил он лейтенанту. – Он вот, оказывается, как… А мы дружили.
– Ты как, цел? Поднимайся, – Ренджи протянул ему руку.
– Гад какой, – не унимался Татсу, вставая.
Зараки ворчал, что так нечестно, и что бакудо в бою используют только трусы. Кьораку хлопал по плечу Укитаке и предлагал как следует отпраздновать окончание этой неприятной истории. Комамура озадаченно разглядывал останки того, кто еще недавно считался его подчиненным. Иба хмуро разглядывал присутствующих. Ему тоже, по старой памяти, казалось, что их слишком много на одного арранкара. Но в конце концов все разбрелись восвояси.
– Зараки-тайчо все испортил, – проворчал Ренджи, следуя за капитаном. – Вы ведь хотели убить его сами.
– Хотел, но теперь ничего не поделаешь, – отозвался Кучики. – Кстати, насчет этого Татсу. Я обещал повысить его после того, как мы испытаем его в деле. Будем считать, что испытали. Подготовь приказ.
– Здорово, Кучики-тайчо! – обрадовался за друга Ренджи. – А какой ранг?
– Тебе виднее, ты же с ним тренировался.
Кажется, капитан сейчас в хорошем настроении. Ренджи, наконец, решился.
– Кучики-тайчо, а я вот все хотел спросить… Вся эта история год назад… мы с вами сражались, и вообще… Как вы на самом деле ко мне относитесь после этого?
Кучики взглянул на него с недоумением.
– Я ведь уже говорил об этом.
– Не-ет… – растерянно протянул Ренджи. Такого он точно не мог пропустить мимо ушей!
– Говорил сразу, еще тогда, на холме Соукиоку.
Некоторое время они тупо смотрели друг на друга.
– Ах, да, – вдруг вспомнил Кучики. – Тебя ведь там тогда уже не было.
Ренджи, наконец, сообразил, о чем речь. Тогда, после схватки с Айзеном, когда их всех чуть не по кускам собирали медики, его, Абарая, действительно унесли первым. Выходит, они говорили о чем-то важном тогда, без него?
– Придется повторить, – сказал капитан. – Я благодарен тебе за то, что ты не позволил мне совершить непоправимую ошибку. Так же, как и Куросаки Ичиго. Думаешь, почему я отпустил вас помочь ему в Хуэко Мундо? – Он посмотрел на вытянувшееся лицо Абарая. – Безобразие, Ренджи. Не так уж часто я говорю подобные вещи, а ты и это ухитрился прослушать!
Абарай был ошеломлен. Он что, пошутил? Это сейчас была шутка? Ну да, точно, шутка, как раз в духе Кучики-тайчо!
И Ренджи с облегчением рассмеялся.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Вт Апр 12 2011, 06:50

Так, я прочла всё от корки до корки.... и чуть не разбила ноут, когда дошла до ареста Бьякуи... и всё это было на паре... так что теперь о твоём фике знают не только жители этого форума)
Когда там у нас Бьякуя шутил в последний раз???? ООС несомненно присутствует, но читается легко) Вообще люблю твои произведения) Ошибок было немного, в основном пунктуационные...

ЗЫ: Просьба не создавай для каждого драбла отдельную темку, пиши всё в одной) Эт правила такие)
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Ср Апр 13 2011, 01:00

согласна с Карин-тян, читается легко)))
ООС присутствует, но он в 40000 световых лет от нас)) ошибок как таковых нет)))
мне очень понравилось)))
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Чт Апр 21 2011, 13:04

во мне борются два начала: разумное и буйнопомешанное. охота сотворить длинный и безумный фанф, а кому он нафиг нужен? про бьякую, конечно, про кого же еще. скажите, люди, может, лучше не надо?
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Чт Апр 21 2011, 16:28

Про Бьякую надо)) только не яой плизззз
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пт Апр 22 2011, 01:49

Кицуне-тайчо пишет:
во мне борются два начала: разумное и буйнопомешанное. охота сотворить длинный и безумный фанф, а кому он нафиг нужен? про бьякую, конечно, про кого же еще. скажите, люди, может, лучше не надо?


Я хочу боооольшой фанф и про Бьякую))))
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пт Апр 22 2011, 03:20

ээх! тогда соберу все самые безумные батальные заготовки... но вам будет его жалко! я жестока с теми, кто мне нравится.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   Пн Май 02 2011, 18:10

Урра!
Я все прочитал.
Люблю Рена и Бяку. Не знаю, кого больше, но они так друг друга дополняют...Ваай.
В общем, буду ждать твоего макси по Бяшке-обояшке.
Рада, что у тебя почти нет ООС. Молодес!
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Оборотень ( PG; action ; ? )   Вс Май 08 2011, 12:14

Всё очень понравилось! Как уже говорили до меня, читается легко. Что приятно, речевых ошибок я не заметила. Что касается каких-либо других, то, увлёкшись сюжетом, не обращала внимания, есть они или нет. Жду новых творений!
Спонсируемый контент
СообщениеТема: Re: Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )   

 

Оборотень ( Вleach; PG; action ; ? )

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Блич/Bleach аниме,манга,музыка,аватарки,серии,Манга Блич,Manga Bleach,Anime Bleach,Аниме Блич. :: Разное :: Фанфики и анекдоты :: Законченные фики-
Перейти:  
Forum2x2 | Искусство, Культура и Досуг | Блич / Bleach | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать ваш бесплатный блог