Блич/Bleach аниме,манга,музыка,аватарки,серии,Манга Блич,Manga Bleach,Anime Bleach,Аниме Блич.
Уважаемый гость! Войдите или зарегистрируйтесь! И вы увидите намного больше! Мы приглашаем Вас в Bleach/Блич.Нет рекламы и доступны ссылки для зарегистрированных пользователей.
http://bleach.2x2forum.ru
ФорумФорум  ПорталПортал  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Для отображения блока требуется Flash Player 10

$MYINF_31$

 

Поделиться | 
 

 Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Ср Май 11 2011, 06:25

Немного пустопорожних мыслей для затравки.
Пересмотрев недавно некоторые сцены, я заметила, что образ Кучики Бьякуи в моих фанфах строится на том впечатлении, которое создает манга, а не аниме. Если присмотреться, можно заметить, что Бьякуя в манге и аниме нарисован по-разному. Не говоря уже о том, что в манге он моложе и красивее, его лицо никогда не становится таким свирепым, как в аниме. Несколько другие выражения лица ему свойственны, и потому совсем другие мысли можно заподозрить за этим непроницаемым фасадом.
Поэтому и ссылки, которые я буду приводить в следующем фанфике, будут больше на мангу, а не на аниме.
Ренджи... Ну, с Ренджи, в принципе, все понятно. Он парень простой и открытый. Правда, мне непонятно, как же все-таки они там общались со своим капитаном, и до своей исторической битвы, и после. Посмотреть сцену, когда они пришли за Рукией в мир живых, - так ведь они там нормально, обыкновенно беседуют.
Ну и самый главный вопрос, на который мне не дает покоя: почему, ну почему все-таки Кучики Бьякуя сделал своим лейтенантом Абарая Ренджи? Мангака не дает ответа. Впрочем, если учесть, как Нориаки рисует свою мангу, ответа может не существовать в принципе.

Нет, правда, если кто увидит авторский ответ на этот вопрос, бросьте ссылку!

И напоследок: сомневаюсь я в ориентации Кучики-тайчо. Политической. Что-то его все время на Руконгай тянет!
***
А вот и сам фик. Эта длинная бредовая история будет посвящена, в
основном, взаимоотношениям капитана и лейтенанта шестого отряда. Не яой!
Просто по-человечески. Мне любопытно. Я еще не знаю, чем у них дело
закончится, подружатся они или раздерутся, но тем интереснее. Я,
конечно, искренне надеюсь, что все будет хорошо, но ведь они оба с
норовом.
В общем, бредовые сюжеты, странные декорации, непонятные
обстоятельства... Единственное обоснование происходящего - мне так
захотелось.

Это общая шапка для всех последующих историй! Считать эту шапку действующей вплоть до появления новой шапки.

Автор: Кицуне-тайчо
Фендом: Bleach
Жанр: Экшн.
Название: А вот его-то пока и нет. Может, потом будет.
Персонажи: Готэй-13. Может, добавятся свои персонажи, не забывайте, что у нас целых четыре вакансии!
Предупреждение: Некоторый ООС и вольная трактовка – да и фиг с ним.
Дисклеймер: все принадлежит Кубо.
Размещение: делайте, что хотите.
*Комментарии автора в конце каждой главы.

История первая, самая дикая. Странные обстоятельства, путешествие в иные миры!
ЗЕРКАЛА

Лес на окраине Сейрейтея. Около полуночи.
Рукия,
по обыкновению, забралась на дерево. Хотелось побыть одной. Она нарочно
выбрала это местечко, подальше от обычных мест обитания синигами. Но и
тут не было покоя. Послышался громкий смех, и почти сразу Рукия ощутила
несколько знакомых реяцу. Лейтенанты Абарай, Кира и Мацумото. Они-то что
здесь делают? Никто из них, вроде, не любитель прогулок на природе.
Вряд ли они трезвые, в таком-то составе! Кучики подобрала ноги и
постаралась скрыть реяцу. Пусть себе идут мимо!
Они прошли где-то
неподалеку, громко разговаривали, но слов было не разобрать. Вскоре все
стихло. Рукия было расслабилась, но рано. Мимо прошел еще один человек.
Рукия воззрилась на него с недоумением. Брат? И он тоже любит здесь
гулять? Оказывается, популярное место. Бьякуя прошел совсем близко, она
даже разглядела его. В хаори и при оружии, как будто не на прогулку
собрался. Она-то оставила свой занпакто дома. Брат прошел мимо, вроде бы
ее не заметив, и Рукия, наконец, спустила ноги с ветки. Теперь-то все?
…Лейтенанты остановились на перекрестке двух тропинок.
– Я пойду сюда, – сказал Кира, махнув рукой в сторону.
– Ладно, – кивнула Мацумото. – Ты-то меня проводишь, Абарай?
– Ага, тем более что тайчо ушел в противоположную сторону.
– Правда? – удивилась Рангику. – Я его не заметила…
Расставшись с приятелями, Кира двинулся короткой дорогой к казармам Готэй. Уже на опушке увидел еще одну старинную подругу.

Привет, Кира-кун! – Хинамори еще издалека замахала рукой и прибавила
шагу ему навстречу. И вдруг словно стеклянный барьер отделил лейтенанта
Киру от остального мира.
…Что-то происходило вокруг, везде
одновременно. Слышался странный шум. Бьякуя едва успел отпрянуть, когда
прямо перед ним выросла (он даже не понял, сверху или снизу) блестящая
зеркальная поверхность, отразившая его ошеломленное лицо. Кучики опустил
глаза и успел заметить, что уголок хаори, взметнувшегося при резком
движении, оказался отсечен этим зеркалом. Хаотично возникающие повсюду
огромные зеркальные кристаллы взрывали почву, рассекали ветки. Это было
что-то невообразимое, Бьякуя никогда не только не видел, но даже не
слышал о подобном.
Следующая мысль была о Рукии. Она же тут, сидит на
дереве, он совсем недавно проходил мимо нее! Бьякуя бросился назад.
Рукия едва успела спрыгнуть на землю, испуганно оглядывалась. Бьякуя
одним прыжком оказался рядом с ней, сгреб в охапку и уже приготовился к
следующему прыжку, но в этот момент они оба оказались запечатаны внутри
огромного прозрачного кристалла. В глазах потемнело, возникло ощущение
падения… и они рухнули в траву.

Хинамори испуганно взвизгнула,
когда на ее глазах вокруг Киры возник зеркальный кристалл. А в следующий
миг появились новые, они то ли вырастали из-под земли, то ли просто
возникали из воздуха, и вот уже того, в котором оказался Кира, не стало
видно. А кристаллы, вспахивая землю, стремительно приближались к
Хинамори. Она прыгнула назад, а потом еще и еще… И вдруг все
прекратилось. Стало тихо. Момо растерянно оглядела то, во что
превратилось это место. Огромные, выше человеческого роста, кристаллы,
плотно теснясь друг к другу, покрывали всю опушку леса. В них отражались
звезды, кроны деревьев… и Хинамори.
Как плохо без капитана! Никогда
не знаешь, к кому бежать. Обращаться напрямую к главнокомандующему ей по
рангу не положено. Если бы там был не Кира, а кто-то другой, она
побежала бы к его капитану, но Кира тоже один. Выход есть: сообщить обо
всем Широ-тян, а уж он сделает все, что нужно. Хинамори со всех ног
бросилась в штаб десятого отряда.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Ср Май 11 2011, 06:58

Бьякуя приподнялся на локте. Рукия, которую он подмял под себя, изумленно моргала и не издавала ни звука. Они лежали в траве, вокруг был лес… и день. Даже не утро, а ближе к полудню. Да и лес был не тот. Бьякуя никогда не видел ни одного из тех деревьев, что росли вокруг. Он поднялся на ноги и стал оглядываться. Что-то было не так. Да нет, все было не так, даже себя он ощущал как-то по-другому. Рукия тоже встала.
– Брат! – испуганно позвала она. – Где мы? Что случилось?
– Не знаю, – отозвался он. – Разберемся.
И тут послышались знакомые голоса.

Ренджи едва успел дернуть Мацумото за рукав к себе, когда их обоих накрыло одним кристаллом. Еще бы немного – и Рангику точно располовинило бы. Правда, увидеть возникновение кристалла глазом все равно было невозможно, так что действовал он чисто инстинктивно. Однако, выходило, что инстинкт не подвел. Теперь они оба, целые и невредимые, стояли в незнакомом лесу и ошеломленно озирались.
– Абарай, что за черт?! – воскликнула Мацумото. – Что здесь происходит?
– Где – «здесь», ты забыла спросить, – проворчал Ренджи. – Мне кажется, мы где-то не там, где надо.
– Это уж точно, – протянула Рангику. – Слушай, а Кира? Он же не должен был далеко уйти! Как думаешь, он тоже здесь?
– Стоит его поискать, – согласился Абарай. – Эй, Кира! – заорал он.
– Кира-кун! – присоединилась к нему Мацумото.
– Э? – Ренджи воззрился на нее с недоумением. – Не знал, что вы настолько близки.
– Ничего удивительного, – невозмутимо ответила Рангику. – Хорошая пьянка после хорошей драки очень сближает*. Кира! Эй! – заорала Мацумото прямо у Ренджи над ухом.
– Погоди орать, – поморщился тот. – Он, может, уже далеко ушел. Это мы с тобой торчали на месте.
– Да? Ну тогда нам надо пойти в ту же сторону. Туда!
– А ты уверена? Я уже сбился с направления.
– Ну вот, – разочарованно вздохнула Рангику. – Не надо было вертеться. Я тоже не уверена теперь. Тогда только кричать, больше ничего не сделаешь.
– Да уж. Кира!
Послышался шум шагов, и оба лейтенанта молниеносно развернулись на звук. Но это оказался не враг, и даже не Кира.
– Тайчо? – изумленно воскликнул Ренджи. – Рукия? Вы тоже здесь?
– Как видишь, – отозвался капитан. – Что это вы шумите?
– С нами еще Кира был, – объяснил Абарай. – Мы расстались с ним совсем недавно. Но он почему-то не отзывается.
– Вот как. Надо его найти. Не знаю, что здесь происходит, но в любом случае нельзя оставлять его одного.
– Эй, а хоть кто-нибудь хоть что-нибудь понимает? – взвыла Мацумото.
– Нет, – спокойно отозвался Кучики-старший. – Но это не повод орать. Сейчас всем быстро успокоиться. Мы идем искать Киру.
Лейтенанты вздохнули с облегчением. Жизнь опять становилась простой и понятной штукой. Хорошо, когда есть кто-то, кто скажет, что делать!
Снова послышался шум, но на этот раз громкий и угрожающий. Через чащу проломилось настоящее чудовище. Четвероногая тварь на длинных, мощных лапах в холке достигала метров пяти. «Пустой!» – одновременно подумали все. Реакция была мгновенной. Из всех четверых занпакто не было только у Рукии.
– Цвети, Сенбонзакура!
– Реви, Забимару!
– Рычи, Хайнеко!
И ничего не произошло. Вообще ничего. Синигами недоуменно уставились на свои мечи. Те не подавали признаков жизни.
Бьякуя лихорадочно соображал. Занпакто не высвобождаются, но о причине будем думать позже. Тварь довольно большая, к тому же, неизвестны ее возможности. Сражаться с ней может оказаться опасным, да и незачем им рисковать. Не имеет смысла. Лучше всего отступить. Скорость врага тоже неизвестна, но вряд ли он сможет угнаться за сюнпо. Однако, Рукия сюнпо не владеет, да и лейтенанты тоже. Значит…
– Бегите! – приказал Кучики. – Я отвлеку его, а потом догоню вас с помощью сюнпо. Быстро! – прикрикнул он, видя, что они колеблются.
Они подчинились, но как-то очень уж неторопливо. Идиоты! Неужели не понимают, что будут только мешать?
Пожалуй, тварь не была Пустым. У нее не было ни маски, ни дыры. Похоже, это все-таки какое-то неизвестное животное. Однако взгляд его безошибочно нацелился на Бьякую. Неужели оно видит синигами? Странно это все. Но размышлять о странностях этого места было некогда. Передняя лапа монстра, больше похожая на гигантскую руку, взметнулась вверх, а затем устремилась к цели. Кучики выждал до последнего момента и только потом отпрыгнул в сторону… И едва не оступился. Прыжка не вышло. Вместо того изящного маневра, который он задумал, получилось какое-то нелепое, беспомощное движение. Он отскочил едва ли на метр в сторону, а в следующий миг на него обрушился страшный удар, и огромная лапа обхватила его поперек тела. Бьякуя едва не выронил оружие. А его уже тащили в пасть. Кучики перевернул катану, взялся двумя руками за рукоять и с силой всадил лезвие в нос чудовища.

«Какого черта я убегаю? – думал Ренджи. – Разве я не должен был остаться и помочь ему? Я же лейтенант, в конце концов!» Однако продолжал бежать, постоянно прислушиваясь к происходящему сзади. Ничего не было слышно. Что-то капитан долго возится. Разве он не должен был уже их догнать?
– Погодите-ка, ребята! – Он вдруг остановился.
– Что такое? – удивилась Мацумото, тоже останавливаясь.
– Вам не кажется, что мы как-то медленно бежим?
Рангику уставилась на него с недоумением. Однако Рукия тут же воскликнула:
– Да, ты тоже заметил? С нами что-то не так. У меня такое ощущение, что я в гигае!
– Ага, в точку! – согласился Абарай. – Что-то очень похожее, да.
– Слушайте! – Мацумото испуганно уставилась на них. – До меня только сейчас дошло. Я не чувствую вашей реяцу! Совсем!
Не долго думая, она прицелилась в ближайшее дерево.
– Хадо 33: Сокацуй!
Выстрела не последовало.
– Kso! Да что это такое? Что тут происходит?
– Мы как будто в гигаях, – повторил Ренджи. – Но мы не в гигаях.
– Ты что хочешь сказать? – нахмурилась Рангику. – Что наши тела стали обычными человеческими телами?
– Я бы очень не хотел такого говорить, – огрызнулся Абарай. – Но ты сама видишь.
– О, нет! – спохватилась Рукия. – Брат!
– Тайчо! – испуганно воскликнул Ренджи. – Он один не справится! Мы должны вернуться!
Они бросились назад, но далеко убежать не успели. Капитан уже спешил им навстречу. Остановился, с трудом переводя дыхание.
– Брат, ну как? – Рукия с тревогой вглядывалась в его лицо. – Вы целы?
– Я не смог использовать сюнпо, – сообщил своим спутникам Бьякуя. По их взглядам понял: уже и сами обо всем догадались.
– Вы не ранены, тайчо?
– Все в порядке, – небрежно отозвался Кучики. – Но нам надо идти.
– Вы его победили? – не унимался Ренджи. Он смотрел на капитана с почти суеверным ужасом.
– Нет, только отвлек. Сейчас он занят своим носом, но если ему придет в голову начать преследование, он нас догонит. Поэтому поспешим.
Он решительно двинулся вперед, остальные последовали за ним. Бьякуя видел, что они растеряны, напуганы, ошеломлены. В этой ситуации он должен принять на себя всю ответственность. Пусть даже он сам ни черта не понимает, не знает, что делать, да и, если уж не кривить душой, напуган не меньше их. Лишенный силы, почти неспособный сражаться, сможет ли он защитить хотя б себя самого, не говоря уж обо всех остальных? Что с ними случилось, что делать, как выбираться отсюда? Ничего не понятно. Но эти трое не должны ничего заметить. Ни страха, ни сомнения, ни боли. Они должны верить, что он, капитан, выведет их отсюда.
Между тем тело отчаянно напоминало о себе. С какой силой этот зверь отшвырнул опасную добычу! Выучка помогла сгруппироваться, смягчить удар, но все равно страшно болели и колени, и локти, и спина, а больше всего беспокоил бок, куда пришелся самый первый удар. Пользуясь тем, что идущие сзади не могут видеть его лица, Бьякуя позволил себе болезненную гримасу.
Вскоре подвернулся неглубокий ручей.
– Это кстати. Мы собьем его со следа, – Бьякуя решительно шагнул в поток.
Некоторое время они шли по ручью, пока он не превратился в настоящую речку. Тогда они выбрались на берег и двинулись вдоль реки. Солнце уже начало склоняться к закату. Но за все это время Бьякуя так и не смог ничего придумать. Он только понимал, что они ушли уже слишком далеко от того места, где мог быть лейтенант Кира, и теперь вряд ли получится его разыскать. Да и место, откуда они начали путь, тоже не найти. А вокруг только лес, и ничего кроме.
– Есть хочется, – вздохнула Мацумото.
Кучики ничего не ответил на это. Он и сам понимал, что без еды они долго не протянут. Тем более, что их нынешние тела по-настоящему, до боли в желудке, могли страдать от голода. Совсем не так, как тела синигами, – те только постепенно слабели. А теперь безобразие какое-то: усталость, боль в ногах, голодные спазмы в животе, словно они простые смертные, а никакие не боги. Но предложить ему было нечего.
Впрочем, оказалось, что его лейтенанту найдется, что предложить.
– А в этой реке, кажется, водится рыба, – с надеждой сказал Ренджи. – Мы могли бы ее поймать. В детстве у нас неплохо получалось, правда, Рукия**?
– Вы умеете ловить рыбу? – оживился капитан.
– Конечно!
– Тогда сделаем так: найдем подходящее место для ночлега. Дело к вечеру. А потом вы попытаетесь что-нибудь поймать.
Ренджи нашел очень удобное местечко для ночлега. Несколько крупных каменных плит с одной стороны, вывороченные корни огромного дерева и густые заросли с другой, – вместе это образовало небольшую, но уютную пещеру. Встать в рост внутри было невозможно, но зато они все четверо смогли бы в ней поместиться. Капитан находку одобрил.
– Теперь приступим к рыбалке! – Ренджи азартно принялся стаскивать обувь. – Я думаю, занпакто вполне можно использовать вместо остроги.
– У меня-то нет занпакто! – напомнила Рукия.
Бьякуя поколебался немного, но потом все же вытащил из-за пояса свою катану и протянул сестре. Та вытаращила глаза. Чтобы брат отдал в чужие руки Сенбонзакуру, да еще и на такое дело, как рыбная ловля…
– Отлично! – заорал Ренджи, устремляясь к реке. – Вы отдыхайте, тайчо, мы все сами сделаем! Пошли, Рукия, чего встала?!
Предложение лейтенанта выглядело чрезвычайно соблазнительно. Он уже сделал все, что мог, теперь время руконгайцев, более приспособленных к подобным диким условиям. Вот и пусть возятся. Бьякуя проводил взглядом Рукию, которая уже входила в воду с его мечом наперевес. Он надеялся, что занпакто не воспримет подобное обращение, как оскорбление. Вряд ли он вообще что-то воспринимает сейчас. Бесчувственный кусок железа.
Бьякуя отошел в сторонку, вытянулся в траве. Если лежать вот так, неподвижно, то бок почти не болит. Какое блаженное состояние! Он бы, пожалуй, даже уснул, если бы от реки не доносились постоянно вопли Абарая.
– Мацумото! – орал он. – Принеси дров! Все равно ничего не делаешь.
– Ладно, – неохотно отозвалась та. – А как ты собрался разводить огонь без кидо?
– Там увидишь! Давай живее! Рукия, не пугай мне рыбу!
– Да ты так орешь, что сам уже ее всю распугал!
– Дура! Рыба не слышит!
– Сам дурак. Рыба все слышит.
Потом началась возня другого рода. Похоже, Ренджи пытался добыть огонь с помощью камней, отчаянно при этом ругаясь. Что-то заслонило солнце, и Бьякуя открыл глаза. Рядом с ним опустилась на колени Рукия.
– Брат, вы ранены?
– Нет.
– Но мне кажется…
– Все в порядке, я же сказал. Лучше помоги Ренджи с рыбой.
Она вздохнула. В глазах была тревога. Но потом все же поднялась и вернулась к костру. Бьякуя разобрал, как они там переговариваются вполголоса, явно не желая, чтобы он слышал.
– Я же вижу, что ему плохо! Он наверняка ранен. Ренджи, сделай что-нибудь!
– А что я сделаю? Я что, силой заставлю его признаться? И вообще, ты его сестра, вот и сделай что-нибудь сама.
– А ты его лейтенант!
– Ну и что? Мацумото, может, ты спросишь?
– Вот еще, делать мне нечего! Сами разбирайтесь. Я вообще ни при чем!
Наконец, от костра запахло жареной рыбой.
– Тайчо! – заорал Ренджи. – Все готово! Идите сюда!
Ужасно не хотелось вставать, однако, голод пересилил. К тому же, не стоит давать им еще больше поводов для беспокойства. Еще чего не хватало! Кучики сел к костру, и лейтенант за хвост протянул ему рыбину.
– Невкусно, – разочарованно протянула Мацумото.
– Ешь, что дают! – разозлился Абарай. – Где я другую возьму?
– Ну, наверное, ее можно было получше приготовить…
– И что же ты не приготовила?
– Я не умею.
– Вот и молчи! Вон, даже капитан ест!
– Ренджи, не тыкай в меня пальцем.
– Э, простите…
Оказалось, что Ренджи и Рукия наловили удивительно много рыбы. Все четверо наелись досыта, и даже немного про запас. С едой закончили, когда уже совсем стемнело. Стали устраиваться на ночлег.
– Будем дежурить по очереди, – постановил Бьякуя. – Здесь могут быть хищники. Я первый.

Вокруг зеркальной рощицы собрался весь командный состав Готэй. Даже командир Ямамото прибыл, а это значило, что ситуация совсем уж выдающаяся. Последнее мероприятие, которое главнокомандующий почтил своим присутствием, была битва с Айзеном. Капитан Куроцучи едва не обнимался с зеркальными кристаллами.
– Очень интересно. Никогда подобного не видел. Занятно!
Маюри постучал пальцем по кристаллу. Звук был глухой.
– Так ты говоришь, Хинамори, что где-то там лейтенант Кира?
– Да, – Момо испуганно кивнула. – Он внутри.
– Значит, так, – объявил Ямамото. – Всем отрядам пересчитаться. Нужно выяснить, не застрял ли там кто-то еще. Куроцучи! Что можно сделать?
– Я пока не знаю, что это такое, – задумчиво протянул Маюри. – Мне нужно немного времени. Нему! Принеси приборы из лаборатории!
Уже через пару часов определились с потерями. Капитан десятого отряда недосчитался своего лейтенанта. Укитаке заявил, что нигде не могут найти Кучики Рукию. А в шестом отряде бесследно исчезли сразу и капитан, и лейтенант. Ямамото отправил посыльного в поместье Кучики, но никого из пропавших там не обнаружилось.
– Странная штуковина! Но я думаю, ее можно разрушить, – вынес экспертное заключение Маюри. – Если мы аккуратно разрушим все эти кристаллы, то доберемся до тех, кто внутри, и извлечем их.
– Ладно, действуй, – согласился командир. – Но смотри, осторожно! Там старшие офицеры.
Все собравшиеся с любопытством следили за действиями капитана и лейтенанта двенадцатого отряда, которые разворачивали свое оборудование. Никто не смог бы сказать, что это за приборы и как они действуют, но через некоторое время ближайший кристалл крякнул и с тонким звоном распался.
– А все это, похоже, займет много времени, – задумчиво проговорил Маюри.
Но этим текущие проблемы не исчерпывались. Третий и шестой отряды остались без командования. Этот вопрос обсуждался теперь на утреннем собрании капитанов. Неизвестно, сколько провозится Куроцучи, за это время может случиться все, что угодно.
– Я считаю, нам не стоит торопиться с кадровыми перестановками, – говорил Ямамото. – Они могут вернуться в любой момент. Поэтому я предлагаю самый простой вариант: пусть два отряда пожертвуют своих лейтенантов, чтобы те временно возглавили третий и шестой отряды.
– Ох, Яма-джи! – закатил глаза Кьораку. – Я свою Нанао-тян ни за что не отдам! Ты сам знаешь, что в моем отряде без нее все рухнет.
– Так и быть, – усмехнулся в бороду Ямамото. – Обойдемся без лейтенанта Исе.
– Можно Ибу, – предложил Комамура. – Я вполне могу некоторое время без него обойтись.
– Отлично, в третий отряд Ибу, – кивнул командир. – Кто в шестой?
– Похоже, единственным разумным вариантом остается Омаэда, – проворчала Сой Фонг.
Зараки Кенпачи заржал.
– Омаэду? В шестой? После Кучики? Они его убьют!
– Да, он, конечно, не самый воспитанный офицер…
– Это была бы неплохая шутка, – улыбнулся Шунсуй. – Но ребят жалко. Боюсь, шестой отряд действительно может неадекватно воспринять подобного командира.
– Не преувеличивай, – жестко сказала Сой Фонг. – Кучики отлично выдрессировал своих парней. Они подчинятся любому приказу.
– Ты права, – согласился Ямамото. – За шестой отряд можно не переживать. Пусть будет Омаэда.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Ср Май 11 2011, 06:59

В норе было душно. Абарай потянулся, как кот, и на четвереньках выбрался наружу.
– Ренджи, – окликнули сбоку. – Иди сюда, поможешь мне.
– Да, тайчо! – немедленно отозвался лейтенант, оборачиваясь. – Что надо делать?
Кучики сидел у входа в пещеру, прислонившись спиной к камню.
– У меня сломано ребро или два. Надо сделать повязку. Вот, разорви хаори на полосы.
– Хорошо, – Ренджи поспешно принялся раздирать ткань.
Бьякуя тем временем стянул с плеч косоде. Даже в темноте Абарай разглядел огромный синяк на его боку. Кучики встал на колени, поднял руки и выдохнул. Ренджи туго стянул его ребра несколькими полосами ткани.
– Так сойдет?
– Да, в самый раз, – голос у капитана был несколько сдавленный.
– Давайте, я вас сменю, – предложил Ренджи.
– Нет, я еще не хочу спать, – отказался Бьякуя. – Пока отдыхай. Я тебя разбужу.
– Ладно.
Ренджи полез обратно в нору. Плохо дело, думал он. Капитан со сломанными ребрами не боец. На девчонок тоже надежды мало, тем более, что у Рукии даже нет занпакто. Да еще и Киру потеряли. Вот и выходит, что единственный полностью боеспособный – это Абарай. Придется одному всех защищать.
Утром решили поискать то место, где вчера все начиналось, но, когда ушли от реки, очень скоро сбились с пути. Оно и понятно: никто не пытался во время бегства запоминать дорогу. Так что они просто шли через лес, не очень-то понимая, куда. Солнце уже перевалило за полдень.
– Ребята, вы будете смеяться, – удивленно сказала Мацумото. – Я ногу натерла.
Ренджи и Рукия воззрились на нее с недоумением. Мозоли – это совершенно несвойственно синигами!
– Наши тела стали телами смертных, – негромко проговорил Бьякуя. –Так что чему тут удивляться?
– Но, Бьякуя, брат! Как такое возможно?
– Этого я не знаю.
– Тайчо! – осторожно позвал Ренджи. – А что же нам теперь делать?
– Делать вы должны то, что я скажу, – жестко ответил Кучики.
Все испуганно примолкли и последовали за капитаном. Бьякуя же стиснул кулаки, чтобы унять дрожь в пальцах. Вот и еще одно доказательство, что они больше не боги. Впрочем, вчерашних событий было более чем достаточно! И что теперь делать? В таком состоянии они не смогут попасть в Общество Душ! Разве что быстренько умереть… Но совсем не хочется рисковать, устраивая подобную проверку. Бьякуя сомневался, что их просто выбросило в мир живых. Тогда они все равно остались бы синигами. Тут что-то другое. Но не придется ли им теперь провести здесь, в этом жалком виде, всю оставшуюся (и очень короткую!) жизнь?
В этот раз им повезло с ночлегом гораздо меньше. Они шли до темноты, но так и не нашли ничего похожего на вчерашнюю нору. Пришлось располагаться просто на траве. К тому же, не обнаружилось никакого водоема, чтобы наловить рыбы, никакого зверья, которое можно было бы поймать, да и на деревьях не видно было плодов. Ренджи пытался есть какие-то ягоды.
– Отравишься, – брезгливо сказал Бьякуя.
Но Абарай все равно съел все, что нашел, и непохоже было, чтобы это ему навредило. Правда, и ощутимой пользы не принесло. Спать легли голодными.

Шестой отряд действительно был шокирован. Их собственный лейтенант был, конечно, тот еще грубиян, но хотя бы не оскорблял взор. А после капитана, из всех вольностей в форме позволявшего себе только перчатки, многочисленные перстни и золотые украшения Омаэды выглядели совершенно дико. Непрерывно жующий и ковыряющий в носу лейтенант второго отряда вызвал недовольный ропот в рядах синигами. При одном взгляде на их лица Омаэде мигом расхотелось командовать. Он сообщил, что его назначили только на всякий случай, если что-нибудь произойдет, и что к нему можно обращаться, если кому-то что-то понадобится, а пока им надлежит жить дальше согласно указаниям, оставленным капитаном Кучики, и поспешно ретировался.
Бегство новоявленного командира не успокоило синигами шестого отряда. Офицеры брезгливо морщились и от души желали, чтобы за время отсутствия капитана и лейтенанта не произошло ничего, что позволило бы Омаэде здесь распоряжаться. Среди рядовых толковали, что, если капитан не вернется в ближайшее время, они не постесняются устроить акт неповиновения и сделать с лейтенантом что-нибудь нехорошее.
Тем временем Куроцучи расчистил изрядную площадь вокруг того места, где, по уверениям Хинамори, должен был находиться лейтенант Кира, однако искомого не обнаружил.
– Девчонка просто ошиблась, – ворчал он себе под нос. – Взяла чуть в сторону, и мы до него еще не дошли. Здесь нет никаких признаков его, и даже следов реяцу!
Впрочем, он сам в свои слова не верил. Становилось ясно, что простым разрушением кристаллов они никого не вернут. И, пока помощники Маюри занимались уничтожением зеркал, сам он занимался их изучением. Однако до сих пор не мог прийти ни к каким выводам. Он мог сказать только одно: это что-то совершенно чужое.

Утром путники двинулись дальше, голодные и хмурые. Мацумото заметно сникла. Ренджи и Рукия, в детстве и не такое пережившие, держались бодрее, однако с опаской поглядывали на капитана, словно боялись, что он сдастся. Бьякуе волей-неволей приходилось держаться так же, как и всегда – невозмутимо, холодно и гордо, хотя от боли в боку было трудно дышать.
Лес неожиданно кончился. Впереди расстилалась равнина, измятая холмами и совершенно голая. Здесь стелилась только низкая, не скрывающая щиколоток, серая от пыли трава. Некоторое время синигами брели по этой степи. Ничего хорошего в ней явно не было, однако Бьякуя оглядывался по сторонам в надежде обнаружить признаки жилья. Если бы выбраться к людям, тогда, может быть, станет понятно, куда их занесло.
Впереди показались всадники. Их было много, не меньше двадцати. Они выскочили неожиданно из какой-то складки местности, и оказались совсем близко, так что прятаться было поздно. Синигами остановились, настороженно следя за ними. Всадники, как будто, собирались ехать мимо, однако, заметив людей, изменили направление.
Они осадили своих скакунов рядом с синигами. Их животные не походили на тех лошадей, которые водились в мире живых, они были грузные и рогатые. А вот люди выглядели обыкновенными людьми. Мощные, плечистые, вооруженные до зубов мужики с самыми паскудными рожами. От таких добра не жди.
– Смотрите-ка, какие красотки! – воскликнул передний из всадников, вероятно, главарь.
– Особенно рыжая, – поддержал его один из спутников.
– Девчонок возьмем с собой, – заявил главарь. – Вы, двое! – он качнул подбородком в сторону Ренджи, видимо, посчитав его главным. – Если не станете сопротивляться, мы вас, так и быть, убьем быстро.
Абарай шагнул вперед, загородив собой перепуганную Рукию, и оглядел врагов. Все-таки, слишком много. Не имея сил синигами, стоит ли сражаться с ними? Деваться, впрочем, некуда, но, может быть, с ними можно договориться?
Пока он размышлял об этом, капитан решительно направился к всадникам.
– Убирайтесь, пока целы, – холодно проговорил он.
– Что? – Предводитель заржал, к нему присоединились и остальные. – Что ты сказал, задохлик?
– Повторять не стану, – Кучики со свистом вынул катану из ножен. Его лицо было совершенно спокойным. Видимо, это и напугало главаря больше всего. Он тоже выхватил оружие, но…
Сверкнул клинок, располосовав его руку от кисти до локтя. Меч выпал из ладони. Главарь взвыл, хватаясь за предплечье. Остальные всадники поспешно выхватывали оружие. Бьякуя завертелся, как вихрь. Сенбонзакура сверкала, но лезвия было не разглядеть. В разные стороны полетели брызги крови, пальцы, чья-то отсеченная кисть, оружие… Бой кончился в считанные секунды. За это время остальные синигами успели только открыть рты в изумлении.
– Это демон! – заорал главарь всадников, и развернул своего скакуна. Остальные немедленно последовали за ним. Очень скоро Бьякуя остался на поле боя один. Он стоял спиной к своим спутникам, сжимая катану в руке, и не двигался.
Первым опомнился Ренджи. Он поспешно бросился к Кучики. Как он мог так облажаться? Нельзя было позволять сражаться капитану. Он так быстро двигался со сломанными ребрами, ему сейчас, должно быть, чертовски больно. И все оттого, что он, лейтенант, так растерялся. Он только надеялся, что именно растерялся, а не струсил. Сейчас ему было бы сложно вспомнить, о чем он думал в тот момент, все произошло слишком быстро.
Кучики стоял, закрыв глаза, и коротко, в несколько приемов, вдыхал и выдыхал воздух сквозь стиснутые зубы. Ренджи ощутил острый приступ вины. Он не должен был этого допустить! Разве не он собирался защищать всех? Абарай схватил капитана за плечо.
– Тайчо! Как вы?
Бьякуя думал о том, что ему никогда не было так больно. Ну разве что в тот раз, когда Шинсо Ичимару пронзил его грудь. Правда, тогда он почти сразу потерял сознание, а теперь этого никак нельзя. Нужно держаться на ногах любой ценой. Он делал короткие вдохи и выдохи, пока боль не стала терпимой. Тогда только он смог открыть глаза. Обнаружил, что с одной стороны его держит за плечо лейтенант (надо же, никогда раньше он не осмеливался прикоснуться к капитану!), с другой Рукия вцепилась обеими руками в его ладонь, а между ними маячит перепуганная физиономия Мацумото. У всех троих такой вид, будто они уже приготовились рыть ему могилу. Так, нужно срочно предотвращать панику. Бьякуя задержал дыхание, сделал взгляд привычно холодным.
– Идем дальше, – небрежно проронил он. Шевельнулся и обнаружил, что вполне уже способен сдвинуться с места. Шагнул вперед, отодвинув лейтенантов.
– Кучики-тайчо, обопритесь на меня, – предложил Абарай.
– В этом нет необходимости. Пошли.
Надо держаться впереди, чтобы не пугать остальных своим побледневшим лицом. Но как же сложно существовать в таком виде! Синигами способен сопротивляться смерти одной лишь силой воли, а с капитанским уровнем реяцу легко заживают даже самые опасные раны. Сейчас же боль не дает разогнуться, хотя рана явно не смертельная.
– Кучики-тайчо, – виновато пробурчал за спиной Ренджи, – вы не должны были этого делать сами. Это я должен был с ними драться.
– Хорошо, – спокойно отозвался Бьякуя. – В следующий раз я позволю тебе это сделать.
«Ничего бы у тебя не вышло, – подумал он. – Их можно было одолеть только уверенностью, а ты сомневался».
Это был явно не тот случай, когда можно было позволить лейтенанту выйти вперед.
– Эй, смотрите-ка! – вдруг оживилась Мацумото. – Там вроде бы деревня!
И действительно, за петлей маленькой речки виднелось небольшое селение.
– Идем туда, – решил Кучики. – Может быть, там удастся что-то узнать.
А еще заночевать и что-нибудь поесть, подумали все остальные.
Казалось, что деревня совсем рядом, однако добраться до нее синигами смогли только к ночи. Уже в темноте пересекли узкий мостик, брошенный через поток, и вступили на единственную улочку селения. Ренджи немедленно принялся стучаться в первый же дом.
– Что вам нужно? – раздался из-за двери приглушенный голос. Кто-то выглянул в небольшое окошко и тут же спрятался.
– Вы нас не пустите переночевать?
– Уходите! – грубо рявкнули изнутри. – Убирайтесь отсюда!
– А? – Ренджи озадаченно отпрянул от двери.
– Идем дальше, – скомандовал Кучики.
Они двинулись дальше. Абарай стучался в каждый дом, но везде получал один и тот же ответ, в более или менее грубой форме. Он медленно закипал.
Бьякуя находился уже в предобморочном состоянии. Боль совершенно измотала его. Он с трудом осознавал происходящее. Все, откомандовался! Сил едва хватало на то, чтобы переставлять ноги. Только бы не свалиться!
Ренджи был близок к панике. Никто не хотел открывать им дверь! Он видел, что капитан держится из последних сил. Ему срочно нужно лечь. Рукия и Рангику тоже выглядят совершенно измотанными. И все они ничего не ели уже два дня! Выслушав в очередной раз предложение убираться подобру-поздорову, он совершенно озверел. Отступив на два шага, он разбежался и вынес ногой засов.
– Ренджи, – изумилась Рукия. – Ты чего?
– Сколько можно? – в гневе прорычал Абарай. – Что за отношение, в конце концов? Мы по-хорошему просимся… Не хотят нас пускать, мы сами войдем!
Бьякуя ничего не сказал, но был полностью согласен с лейтенантом.
Ренджи распахнул дверь и сделал шаг за порог. В небольшой комнате, освещенной только открытым очагом, грозно возвышался хозяин, на голову превосходящий даже Абарая. В руках у него был внушительных размеров топор. За его спиной скрывались перепуганная женщина и пацан, но даже это трогательное зрелище не смягчило лейтенанта. У него за спиной тоже были те, о ком следовало позаботиться.
– Убери топор, придурок, – посоветовал он хозяину. – Ты же не собираешься этим драться со мной?
И для убедительности своих слов вытащил занпакто. Хозяин заметно побледнел. Воином он явно не был.
– Чего вы хотите? – спросил он дрожащим голосом.
За спиной Абарая Мацумото небрежным жестом поглаживала рукоять Хайнеко.
– Ты глухой? – снова взвился Ренджи. – Я ж тебе сразу сказал. Нам нужно где-то переночевать. У нас раненый, – он невежливо ткнул пальцем в капитана, – а ни одна сволочь в этой деревне не собирается открывать нам двери!
– Это неудивительно, – проговорил селянин, опуская топор. – Кто же откроет дверь вооруженным людям? Здесь полно бандитов.
– Ха, как будто бандиты не смогут войти, если захотят! – Ренджи вогнал занпакто в ножны. – Дурак, если бы ты сам открыл дверь, твой засов был бы целее.
– Простите нас за грубость, – обворожительно улыбнувшись, Мацумото выступила вперед. – Мы идем издалека, очень устали и проголодались. У нас просто кончилось терпение. Лучше пустите нас по-хорошему. Завтра утром мы уйдем.
Несмотря на улыбку, в ее голосе звучали угрожающие нотки. Рангику тоже была на пределе и, пожалуй, была готова даже на разбой, раз уж капитан Кучики не возражает.
– Если вы нас не тронете… – неуверенно начал хозяин.
– Да кому вы нужны! – Ренджи с облегчением прошел в комнату. – Только вам придется нас накормить. Голодные, мы очень опасны!
Бьякуя вошел последним, прикрыл за собой дверь. Внутри было тепло. Он только теперь понял, что замерз. Ренджи с хозяйским видом оглядывал дом. Эта комната не была спальней. Постелей здесь не было, зато был стол, да еще широкая лавка у дальней стены.
– Тайчо, вам нравится вон та лавка? – обратился он к капитану.
Бьякуе сейчас нравилось все, на что можно лечь. Он прошел в дальний угол, уселся и попытался наклониться, чтобы снять варадзи. И тут же охнул и вцепился в край лавки так, что побелели костяшки пальцев. Рукия бросилась к нему.
– Брат, позвольте мне!
Бьякуя только кивнул. Не был уверен в своем голосе. Рукия сняла с него обувь, помогла улечься. Он с облегчением растянулся во весь рост. Теперь все. Можно отдохнуть. Все равно он больше ни на что не годится. Дальше Ренджи справится и сам.
Хозяин дома под грозным взглядом Абарая вытаскивал свои припасы. Жена и ребенок скрылись в другой комнате, подальше от опасных гостей. Мацумото рухнула на стул, вытянула ноги и издала громкий вздох облегчения. Рукия уселась прямо на пол. Зашипело на сковороде мясо, на столе появились хлеб и сыр.
– Сразу бы так, – ворчал Ренджи уже добродушно, вгрызаясь в ломоть хлеба. – А то мирным путникам приткнуться некуда.
– Говорите, он ранен? – хозяин покосился в дальний угол, на капитана Кучики. – Что с ним?
– Ребра сломаны.
– Вы, как будто, не разбойники, – селянин посмотрел на Ренджи с сомнением и надеждой.
– Конечно, нет. Я же сразу сказал.
– Нельзя оставлять добрых людей в беде, – решил хозяин. Он заглянул за дверь дальней комнаты, поманил кого-то пальцем. – Сбегай-ка за мастером Кархито, приведи его сюда.
Из комнаты боязливо выглянул его сын, огляделся, убедился, что никто из страшных пришельцев на него не нападет, и со всех ног бросился наружу.
– Что это за мастер такой? – подозрительно нахмурился Ренджи.
– Лекарь. Хорошо лечить умеет.
– Он сможет что-нибудь сделать? – с надеждой спросила Рукия.
– Должен суметь.
Наконец, было подано мясо, и к столу сползлись голодные синигами.
– Брат, – позвала Рукия, – все готово. Идите есть.
– Потом, – вяло отозвался Кучики.
Ренджи и Рукия озабоченно переглянулись. Капитан совершенно раскис. Его надо как-то накормить, иначе он совсем ослабеет. Но к нему же не подступишься!
Скрипнула дверь. На пороге показался сын хозяина, а следом за ним невысокий щуплый паренек, выглядевший даже моложе Ренджи.
– Это и есть мастер? – удивилась Мацумото. – Я думала, он будет постарше.
– Для мастера важен не возраст, а талант, – внушительно сказал хозяин.
Лекарь, несмотря на молодость, явно был человеком дела.
– Где раненый? – осведомился он. Ему показали. Мастер немедленно прошел к лавке, внимательно осмотрел пациента.
– У него ребра сломаны, – Ренджи тоже подошел и показал пальцем на бок капитана. – Вот тут.
– Ясно, – лекарь решительно развязал оби, распахнул косоде и принялся разматывать повязки. Кучики не возражал и вообще был подозрительно безучастен.
– Ты иди, – выпроводил мастер Абарая. – Я сам тут…
Ренджи вернулся к столу. Синигами ужинали в молчании, постоянно косясь назад: что там делает этот подозрительный мастер? Он только раз подошел к столу, попросил у хозяина теплой воды и, получив ее, удалился обратно. Но еще до окончания ужина вернулся с докладом.
– Все в порядке. Пусть он спит, не мешайте ему.
– Он уснул? – удивился Абарай.
– Да, – кивнул мастер. – Я дал ему снотворное. Тут на самом деле ничего не сделаешь. Поможет только покой, да еще тугая повязка, вроде той, что была. Но я сумел снять боль. Утром он будет чувствовать себя намного лучше.
– Как нам вас отблагодарить? – подскочила Рукия.
– О, не стоит! – отмахнулся тот. – Я это делаю не ради благодарности. Я просто чувствую удовлетворение, когда мне удается облегчить чьи-то страдания. Утром сделаешь такую же повязку, – мастер похлопал Абарая по плечу. – Если что – зовите меня!
– Да, спасибо!
…Бьякуя проснулся посреди ночи. Некоторое время лежал, силясь понять, что же его разбудило. Поврежденный бок неприятно холодило что-то мокрое. Он нащупал компресс, еще не успевший высохнуть. Тот имел резкий запах каких-то трав. Бьякуя повернул голову. На полу крепко спали его спутники. Какая беспечность! Ведь вчера хозяин этого дома был совсем не рад непрошенным гостям! Неужели они успели настолько с ним подружиться? Вдруг Кучики понял, что заставило его проснуться: ноздри дразнил аромат жареного мяса. И это было невыносимо! Бьякуя осторожно сел. Боль поутихла, превратилась в тупую, ноющую. Однако, вчерашний юнец знает свое дело. Тихонько, чтобы никого не разбудить, Кучики прокрался к столу и съел все, что там оставалось.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Ср Май 11 2011, 07:01

Лопнул с тонким звоном последний кристалл. Больше ловить было нечего.
Маюри решительно возражал против предположения, что всему виной просчет и небрежность Бюро технологического развития.
– Их там просто не было! – заявлял он. – Даже никаких признаков реяцу! Если это какой-то проход в другое измерение, то открыть его отсюда все равно было невозможно. Может быть, он открывается с другой стороны.
Надежда на то, что пропавшие вернутся, становилась призрачной. Больше всех это огорчало шестой отряд. Синигами боялись, что чисто формальное «шефство» Омаэды станет реальным. Рядовые шептались, что надо бы хорошенько пугнуть лейтенанта, чтобы он, когда ему предложат командование, не вздумал согласиться.
Командир пока не спешил с решением. Ямамото обдумывал два варианта: либо перераспределить оставшихся старших офицеров на свободные места, то есть, фактически оставить все, как есть, либо срочно произвести кого-то из третьего и шестого отрядов в лейтенанты. Собрание капитанов по этому поводу он решил отложить на пару дней.

Утром Бьякуя и его спутники заметно приободрились. Завтракали за столом уже в полном составе. Накладывая повязку капитану, Ренджи с удовлетворением отметил, что отек значительно уменьшился. Кучики с невозмутимым видом налегал на еду, остальные тихонько радовались: теперь точно все будет в порядке!
– Здесь, в вашей местности, – впервые обратился Кучики-старший к хозяину дома, – не случалось в последнее время ничего необычного?
– Необычного? Да, можно сказать и так. Тут совсем недавно прямо за деревней выросла целая куча зеркальных кристаллов.
Синигами насторожились.
– Где?
– Дальше пойдете, – махнул рукой хозяин, – как за деревню выйдете, увидите. Совсем близко от дороги, не пропустите.
Когда вышли из дома, Бьякуя решительно направился в указанном направлении. Лица лейтенантов приобрели сосредоточенное выражение.
– Тайчо, вы думаете…
– Посмотрим.
Он не знал, что думать, но было очевидно, что появление здесь точно таких же кристаллов, как в Сейрейтее, дело не случайное.
За последним домом дорога делала поворот, и когда синигами приблизились к краю деревни, из-за этого поворота вылетели всадники. Это явно были вчерашние, даже если бы синигами не запомнили мерзкую рожу предводителя, это стало бы ясно по свежим окровавленным повязкам. Обе группы замерли друг напротив друга.
– Теперь я! – Ренджи оскалился и полез вперед. Бандиты побледнели.
Ренджи не мог видеть того, что происходило за его спиной. Кучики-старший угрожающим жестом положил ладонь на рукоять меча, глаза сверкнули холодным безжалостным огнем.
– Это же они! – взвизгнул кто-то из всадников. Вся толпа развернула коней и бросилась наутек.
– Ну, похоже, мы сумели отблагодарить хозяина за гостеприимство, – заметила Мацумото. – Сегодня они не вернутся.
Кристаллы действительно невозможно было пропустить: они громоздились прямо у дороги. Бьякуя направился прямиком к ним. Он еще не знал, что собирается делать, решив действовать по наитию. Весь его опыт вряд ли мог сейчас подсказать хоть что-то.
– Держитесь подальше, – приказал он.
Что-то происходило, пока он приближался к зеркалам, что-то сдвигалось внутри его собственного существа. Кучики не знал, хорошо это или плохо, но проверить это собирался на себе. Капитан не может прятаться от опасности за спинами подчиненных. Капитан должен знать, с чем они могут справиться, а с чем нет. А если не знаешь – иди сам.
Бьякуя коснулся рукой зеркальной поверхности. Какое-то знакомое ощущение… Реяцу? Ну точно, его собственная реяцу проснулась в нем. А кроме того, чуждая реяцу внутри кристаллов. Снова, как в прошлый раз, возникло ощущение падения, и Бьякуя едва удержал равновесие.
– Все сюда, быстро! – крикнул он остальным. – Держитесь за меня.
Они налетели сзади, вцепились в одежду.
– А мы ведь так и не нашли Киру! – вдруг спохватилась Мацумото.
«Киру? – подумал Бьякуя. – Действительно, не нашли Киру».
Образ лейтенанта третьего отряда вдруг отчетливо представился капитану Кучики. А потом в глазах потемнело, опора под руками исчезла, и он полетел куда-то вперед…
Бьякуя рухнул ничком на землю, а сверху на него обрушились все остальные, придавив так сильно, что впору было взвыть от боли в сломанных ребрах. Приступ гнева совпал со вспышкой реяцу. Кучики резко приподнялся на руках, его спутники полетели в разные стороны.
– Ох, Кучики-тайчо! – Мацумото ошеломленно посмотрела на него. – Можно было и полегче.
Ренджи и Рукия ничего не сказали, только вжались в землю, придавленные капитанской реяцу. Но Бьякуя уже успокоился и сам не понимал, что на него нашло. Разве что от боли… Он сел, упираясь руками в землю, и тут только сообразил, что все вернулось на свои места. Реяцу! Он чувствует духовную силу своих спутников, а его собственная реяцу пригибает к земле лейтенантов. Выходит…
– Эй, я снова чувствую реяцу! – заорал вслед его мыслям Абарай. – Здорово!
– А это?.. – раздался снова голос Мацумото. – Это же Кира!
Все обернулись. Неподалеку от них действительно лежало в траве неподвижное тело. Рангику уже устремилась к нему, следом бросился и Ренджи. Они принялись тормошить приятеля, и тот, поморщившись, открыл глаза.
– Ребята? – изумленно проговорил он. – Вы? Откуда вы тут?
Бьякуя тем временем поднялся на ноги и огляделся. К нему присоединилась и Рукия. Было похоже, что они находятся в парке, а может и в ухоженном лесу на окраине города. Город отсюда тоже был виден: утопающие в зелени белые многоэтажки.
– Брат, это похоже на мир живых, – нерешительно высказалась Рукия.
– Действительно, похоже, – согласился он.
– И наши тела снова изменились, – Рукия недоверчиво разглядывала свою руку. – Кажется, с нами все в порядке.
Лейтенанты галдели за спинами Кучики. Кира вцепился в приятелей, расспрашивая их о происшедшем, те наперебой рассказывали. Кира тоже рассказал, как бродил все эти дни по лесу и не мог никуда выйти, а потом вдруг его закрутило, швырнуло куда-то, и он потерял сознание, а очнулся уже тут. Бьякуя вспомнил свою последнюю мысль перед тем, как они переместились. Вот, выходит, как это работает! А что, если в следующий раз подумать о том, что им необходимо оказаться дома? Если только он будет, этот следующий раз. В пределах видимости не было никаких зеркальных кристаллов.
– Ребята! – вспомнил Кира. – А ведь тут должна быть еще Хинамори! Я же видел ее прямо перед тем, как…
«Только этого нам не хватало», – устало подумал Бьякуя. Найти Хинамори теперь было бы возможно только тем же способом – с помощью кристаллов. Если удастся найти их. А после этого, выходит, придется искать их снова. И ведь кристаллов может просто больше не оказаться!
Ренджи вспомнил все ругательства, которые успел выучить за свою жизнь. Мацумото потерянно молчала. Бьякуя тем временем разглядывал город вдалеке. Он думал о том, что, если чувство реяцу вернулось, можно попробовать засечь таким образом новую группу кристаллов. Ведь у них тоже есть что-то вроде реяцу. Если, конечно, здесь вообще есть кристаллы.
Наконец, Абарай угомонился и вспомнил о другом.
– Слушай, Кира, капитан ранен. Ты ведь бывший медик, сможешь что-нибудь сделать?
– Конечно. Кучики-тайчо?
– Да, лучше разобраться с этим побыстрее, – Бьякуя обернулся к лейтенантам. – Остальные пока осмотритесь. Нужно понять, куда мы попали.
Кучики вытянулся на траве, Кира устроился рядом, а Ренджи, Рангику и Рукия разбрелись по округе. Ренджи вскоре вернулся, озадаченно почесывая затылок.
– Тайчо, это очень похоже на мир живых. Правда, я не встретил здесь людей… Я вот что подумал: может быть, нам попробовать просто открыть Врата миров? Прорвемся как-нибудь и без адских бабочек.
– Попробуй, – разрешил капитан.
Ренджи с силой вонзил занпакто в пространство и повернул. Сначала все шло, как положено. Кончик меча исчез в другом измерении, пространство исказилось… но вдруг съежилось, почернело, и вместо Врат образовалась неопрятная рваная дыра.
– Это что-то не то! – Абарай растерянно отступил на шаг.
Бьякуя тоже поднялся.
– Кучики-тайчо! – всполошился Кира. – Я еще не закончил лечение…
– Ничего, все уже в порядке. Ренджи, что это ты сделал?
– Я все делал, как обычно! – принялся оправдываться тот. – Не знаю, почему так получилось.
От дыры веяло чем-то недобрым. По ту сторону была темная муть, разглядеть ничего не удавалось. Это немного напоминало гарганту.
– Должно быть, мы все-таки не в мире живых, – задумчиво проговорил Кучики. – В каком-то другом месте. Но мне не нравится эта дыра. Надо бы попробовать закрыть ее.
Он протянул руку к прорехе… и тут же отдернул. Из темноты высунулась огромная пасть и грозно щелкнула зубами. Следом медленно начала просовываться плоская белесая морда. Бьякуя отступил на шаг, и тут же вперед выскочил Ренджи. С воплем: «Ах ты, тварь!» – он с силой всадил клинок глубоко переносицу чудовища. Но монстр не умер и не распался, как полагалось бы Пустому от такого удара, а стал вместо того забираться обратно в дыру.
– Черт, – ругнулся Ренджи и дернул занпакто назад. Тот не поддавался. – Вот дерьмо! – Абарай уперся обеими ногами в землю, но его неумолимо затягивало в темноту. Тварь было не удержать. Ренджи уже испугался, что сейчас окажется на той стороне (не бросать же занпакто!), как вдруг рядом с его рукой на рукоять меча легла рука капитана, останавливая движение.
– Хадо 33: Сокацуй!
Морду чудовища разнесло в клочья, и Ренджи опрокинулся на спину.
– Ох! Спасибо, тайчо. Простите.
– Будь поосторожнее, Ренджи. Нам нельзя рисковать попусту.
– Эй, придурки! Вы что тут натворили?
Синигами, вздрогнув обернулись… и остолбенели. К ним приближались двое, вполне человеческих очертаний, вот только головы их были совершенно не человеческие. Темнокожие, большеглазые, с узкими вытянутыми челюстями, больше всего похожие на насекомых. У одного в руках была непонятного назначения палка, которой он небрежно похлопывал по ладони, у другого с пояса свисала целая связка коротких ножей.
– Вы еще кто такие? – первым опомнился Кучики.
– Это я должен у тебя спросить! – рявкнул тот, что с палкой. – Ты проделал эту дырку? Ты соображаешь, что творишь?
– Заткнись, урод пучеглазый! – взвился Ренджи. – Как ты смеешь орать на моего капитана?
– Угомонись, – Бьякуя властным жестом отодвинул лейтенанта в сторону. – Мы на чужой территории, и должны быть вежливы. К тому же, мы действительно виноваты. Это вышло случайно, – обратился он к пришедшим. – Я хотел бы как-то исправить нашу ошибку. Если вы подскажете нам, как можно запечатать эту дыру…
– Ты думаешь, это так просто, идиот? – перебил его второй, с ножами. – Это сейчас, пока само не зарастет, ничем не заткнуть. И в нее будет лезть всякая погань. А нам дежурить, и все потому, что какие-то придурки приперлись и натворили тут дел!
– Хорошим манерам их явно не учили, – заметил Кучики.
– Что с ними разговаривать, тайчо? – оскорбился Ренджи. – Давайте, я им просто по шее наваляю.
– Подожди, – не согласился капитан. – Попробуем что-нибудь узнать.
– Что это ты собрался узнавать, урод? – пришельцы хищно оскалились.
Ренджи с силой стиснул рукоять занпакто. «Спокойно, – уговаривал он себя. – Сейчас это не главное. Вот когда Кучики-тайчо даст команду, я их на лоскуты порву».
– Вы знаете что-нибудь о зеркальных кристаллах? – не обращая внимания на грубость, спросил Бьякуя. – Здесь они есть?
Его собеседники как-то сразу посуровели.
– Ничего мы о них не знаем. Убирайтесь, откуда пришли. Если немедленно не уберете отсюда свои задницы, мы вам поможем.
– Ренджи, – вздохнул Кучики.
– Да, тайчо?
– Ты собирался им навалять? Я разрешаю.
Абарай с места взвился в воздух. Первого он сшиб ногой, второго, попытавшегося схватиться за ножи, шмякнул об дерево. Удирали они на удивление быстро.
– Уроды, – зло процедил Ренджи. – Будут знать, с кем связались.
Из зарослей вынырнули Рукия и Рангику.
– Что это у вас тут происходит? – поинтересовалась Мацумото.
Абарай коротко объяснил.
– Интересно, кто они такие? – задумалась Рукия.
– Да кто их знает? – отмахнулся Ренджи. – Шпана какая-то.
– Думаю, они защитники этого мира, – предположил Бьякуя. – Вроде нас, синигами.
– Да? – Ренджи фыркнул. – Сочувствую этому миру!
Громкое сопение за спиной заставило их обернуться. В дыру снова протискивалась чья-то огромная харя. Теперь, грозно сдвинув брови, вперед вылезла Рукия и запустила в монстра заклинанием. Морда с воем поперлась обратно.
– Хорошо, что они вылезают так медленно, – подал голос Кира.
– Что хорошего? Скучно, – отозвался Ренджи. – Это что получается, мы будем вместо этих пучеглазых эту дырку охранять?
– Ты ведь сам ее проделал, – напомнил Кучики.
– Ну и что? Пойдемте отсюда, а? Мы уйдем – они вернутся. Пускай сами возятся с ней.
– Нет. Я как раз и жду, что они вернутся.
Все с изумлением уставились на него. С чего вдруг? Капитану подраться захотелось?
– Они что-то знают, – пришлось объяснить Бьякуе. – Может быть, если они вернутся, мы сможем что-нибудь понять.
– Кучики-тайчо, давайте, я пока закончу лечение, – предложил Кира.
Они вдвоем снова расположились на траве, остальные топтались вокруг дыры, время от времени лупя по мордам, вылезающим из нее. Было скучно.
Наконец появилось ощущение чуждой реяцу, а вскоре показались и ее обладатели. Нападающих было человек тридцать. Вооружены они были, и вправду, как уличная шпана: ножами, палками и совсем не поддающейся определению ерундой. Синигами лениво поднялись им навстречу.
– Вас ведь предупредили, что лучше уматывать отсюда, – заявил один из нападающих. – А теперь пеняйте на себя.
– Мы не хотим с вами сражаться, – ответил Кучики. – Лучше расскажите о кристаллах.
– Ну все, ты нарвался! – зло прошипел его собеседник и быстрым, почти незаметным жестом швырнул что-то в лицо Бьякуи. Тот небрежно отбил оружие ладонью.
– Кажется, ты меня не понял. Я сказал, что не собираюсь сражаться с вами. Вам достаточно лишь рассказать нам о кристаллах, и мы уйдем.
– Ты тупой придурок! Должен был уже и сам сообразить, что ничего мы рассказывать не собираемся! Если через две секунды вы все еще будете торчать здесь, не жалуйтесь!
– Разговора не получилось, – разочарованно констатировал Бьякуя.
Его слова послужили сигналом для лейтенантов.
– Реви, Забимару!
– Рычи, Хайнеко!
– Подними голову, Вабиске!
Рукия неуверенно топталась рядом с братом.
– Наверное, мне нужно им помочь? Хотя бы кидо.
– Не стоит. Разве ты не чувствуешь реяцу наших противников? Она ничтожна. Лейтенантам даже размяться не хватит.
Бой действительно кончился в считанные минуты. Кира щадил своих противников, просто заставляя их ронять оружие, поэтому те, кто с ним сражался, успели броситься наутек. Бьякуя заметил среди них того, с кем разговаривал перед битвой. Возможно, он был среди них главным.
– Бакудо 61: Рикуджикоро!
Остальным он позволил сбежать: не нужны.
– Отлично, вы его поймали, тайчо! – обрадовался Ренджи. – Попался, гад! – Он от души отвесил пленнику подзатыльник.
– Ай! – жалобно пискнул тот.
– Прекрати, – Кучики приблизился к схваченному. Ренджи смущенно отодвинулся. – Рассказывай, – обратился Бьякуя к пленнику. – Тебе уже должно быть понятно, что мы никуда не уйдем, пока не узнаем все, что нам нужно.
– Ничего я вам не скажу, – зло прошипел тот. – Можете меня на кусочки порезать, все равно не скажу!
– Это я тебе могу устроить, – снова встрял Ренджи.
– Странное упрямство, – задумчиво проговорил Бьякуя. – Мне оно непонятно. Что это за тайна, которую ты готов сохранить любой ценой?
– О чем с тобой можно говорить? Тебе, отребье, все равно недоступно понятие чести!
Абарай в сердцах отвесил пленнику еще одну оплеуху.
– Договоришься! – пригрозил он.
– О, так здесь замешана честь? – Бьякуя приподнял подбородок, чтобы взглянуть на собеседника свысока, с презрительным прищуром. – Должно быть, это все – ваших рук дело. Что вы такое натворили, что теперь пытаетесь скрыть?
Враг понял, что проболтался, и заметно занервничал.
– Ты говоришь о чести, – продолжал Кучики, – но разве не будет достойнее признаться в своих ошибках? И попытаться их исправить, вместо того, чтобы убивать тех, кто пострадал по вашей вине?
– Мы исправим, можешь быть спокоен. А вас все равно нужно уничтожить!
– Вот как у вас гостей встречают, – фыркнула Мацумото.
– Впрочем, здесь их не в чем упрекнуть, – заметил Кучики. – Мы для них риока.
– Это верно, – со вздохом согласилась Рангику.
Пленника допрашивали битый час. Бьякуя исчерпал все аргументы. Ренджи отбил руку: он отвешивал пучеглазику оплеуху каждый раз, как тот начинал хамить, а хамил он через слово. Девушки, зевая, сидели в сторонке, дотошный Кира караулил дырку в пространстве, вколачивая обратно в нее все, что пыталось оттуда вылезти.
На исходе часа снова надвинулось ощущение чуждой реяцу. Она приближалась со всех сторон, и было ясно, что на этот раз нападающих невероятно много. Синигами подняли головы, прислушиваясь.
– Они что, целую армию сюда стянули? – удивилась Мацумото.
– Похоже на то, – согласился Кира.
– Многовато, да, тайчо? – ухмыльнулся Ренджи.
– Пожалуй, – Бьякуя обернулся к пленнику. – Сколько же своих людей вы готовы положить, чтобы ваша тайна осталась тайной?
– Что? – удивился тот.
– Тебе лучше поторопиться и рассказать нам то, что нас интересует. Ты же не хочешь, чтобы они все погибли?
– Что за чушь ты несешь?!
– Их действительно слишком много, чтобы я позволил сражаться лейтенантам. А если я использую банкай, то разнесу полгорода.
Он сильно преувеличил, но на пленника это произвело впечатление. Он нервно заерзал, да еще Ренджи добавил:
– Это точно! Хочешь полюбоваться цветущей сакурой?
Конечно, враг не понял, что это значит, но по интонациям догадался, что синигами не шутят. Скрипнул зубами, злобно прошипел:
– Туда идите, – он мотнул головой в сторону дыры. – Там найдете то, что ищете.
– Давно бы так! – Ренджи на радостях отвесил ему еще одну затрещину.
– Надеюсь, это не шутка, – с угрозой в голосе сказал Бьякуя. – Если ты хочешь таким способом от нас избавиться, не надейся. Мы вернемся.
– Там кристаллы, – фыркнул пучеглазый, отворачиваясь. – Идите уже.
Кучики снял с врага заклинание, коротко бросил своим: «пошли», – и первым шагнул в дыру. Остальные поспешно нырнули следом.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Ср Май 11 2011, 07:02

Почему-то Ренджи думал, что это место будет похоже на Хуэко Мундо. В общем, сходство, конечно, было, только пустыня здесь была каменной. Никакого песка, никаких пологих дюн. Резкие изломы скал, глубокие каньоны, острые пики. Небо затянуто плотным слоем туч, создавая гнетущие сумерки: такие бывают перед грозой.
– Неуютное местечко, – поежился он.
– По мне так все лучше, чем Хуэко Мундо, – Рукия, видимо, думала о том же самом.
Кира и Мацумото напряженно озирались, Бьякуя же остановился и закрыл глаза, к чему-то прислушиваясь.
Уже в тот момент, когда он шагнул в проход, ему смутно померещилась та же странная реяцу, какую он уже ощущал, прикоснувшись к кристаллам. Теперь же он был уверен: это именно она. Здесь есть еще одна группа зеркал. Еще немного, и он сможет найти направление…
– Нам туда, – уверенно указал Кучики и решительно двинулся вперед.
Ему нравилось, что никто не задает ему вопросов. Раньше он просто не знал бы, что сказать. Теперь знал, но уже нет смысла сотрясать воздух. Пора действовать. Все еще неизвестно, куда приведет их эта дорога, но теперь он был уверен, что они смогут вернуться домой.
Ренджи смотрел в спину капитана. Это зрелище было таким привычным, оно успокаивало, казалось, что все находится на своих местах… Нет, стоп! Неужели это все, на что он, Абарай Ренджи, способен, – тупо следовать за капитаном Кучики? Ну уж нет! Он всегда был самостоятельным и независимым парнем. Ну да, а за все время их похода так ничего путного и не сделал! Так не пойдет. Если сейчас что-нибудь случится, он, Абарай, непременно отреагирует первым!
И что-то случилось. Из-за ближайшей скалы выскочила тварь размером с бегемота и устремилась прямо на синигами. Ренджи прыгнул ей навстречу и одним мощным ударом раскроил огромную морду почти надвое. Тварь, как и раньше, не распалась на духовные частицы, а, пролетев по инерции еще пару метров, погребла Ренджи под собой.
Кира помог Абараю выбраться из-под тяжеленной туши. Капитан смотрел снисходительно, Рукия – удивленно, Мацумото – ехидно. Ренджи отплевывался.
– Хороший удар, Абарай, – сказал Кира.
– Все-таки, мне не нравится, что они не распадаются, – угрюмо проворчал Ренджи. – Как-то это неправильно.
Они двинулись дальше, но далеко уйти не успели. Из-за камней выползли сразу несколько тварей. Назвать их Пустыми, пожалуй, было бы нельзя, у них не было ни маски, ни дыры, но в остальном они весьма напоминали Пустых. Такие же огромные, самых причудливых форм. На сей раз браться за оружие пришлось всем. С врагами синигами разделались быстро, но уже через сотню шагов на них напали снова. Нападающих было вдвое больше, чем в предыдущий раз.
Едва начав сражение, Кучики заметил, что к врагу прибыло подкрепление. Из-за окрестных скал повсюду высовывались мерзкие хари. Они жадно присматривались к добыче, а потом стремительно мчались вниз. Их набежало уже десятка три, и они все прибывали. Абарай первым высвободил меч, следом Мацумото. Кучики и Кира пока не спешили с этим. Рукия, укрывшись за спиной брата, обстреливала монстров заклинаниями.
Твари буквально кишели. Пришлось занять круговую оборону. Теперь и Бьякуя активировал шикай. Лепестки Сенбонзакуры пластали чудовищ, и те оседали на камнях неопрятными клочьями. Назад Кучики не смотрел, знал, что за спиной три лейтенанта.
– Брат, сзади! – вдруг крикнула Рукия.
Кучики сначала отпрыгнул, и только потом развернулся. Это оказалось верным решением. Позади творился форменный бардак. Рукия стояла на четвереньках, видимо, тоже только что прыгнула в сторону. А на то место, где они оба только что стояли, обрушилась одна из этих тварей. Мацумото лежала на земле, уронив занпакто. На Ренджи и Киру бежала чудовищная туша. Оба лейтенанта не успели увернуться, только выставили мечи навстречу, и монстр, взвыв, рухнул прямо на них. Оставался всего один вариант. Бьякуя перевернул меч острием вниз.
– Банкай.
Рукия, не поднимаясь, одним прыжком перекатилась к его ногам. Молодец, соображает. Первым мощным ударом Бьякуя смел тварь, придавившую Киру с Абараем, потом махнул рукой в сторону, закручивая лепестки вокруг себя. Несколько секунд он стоял словно в центре сияющего смерча. Потом остановил вращение. Врагов неопрятными клочьями расшвыряло по окрестным скалам. Лейтенанты медленно поднимались с земли. Вот и все. Но все же эти нелепые существа вынудили его использовать банкай!
Бьякуя уже протянул руку, чтобы вернуть и запечатать занпакто, но тут увидел, что скалы вокруг них снова пестрят многочисленными монстрами.
– Все ко мне! – скомандовал он. Лейтенанты поспешно метнулись к нему.
Бьякуя выждал, пока передние ряды тварей прыгнут вниз, и снова запустил вихрь. Остановил. Нападавших смело, но те, которые остались на скалах, уже лезли друг дружке на головы. Да сколько же их тут?
…Ренджи сидел на земле, растирая ушибленное колено, и наблюдал за капитаном. Со лба Кучики стекали струйки пота. Он устал, хотя и не подает вида. Сколько он еще продержится? Интересно, думал Ренджи, это он ради Рукии так старается? Если бы ее не было с ними, стал бы он так напрягаться? Или предоставил бы лейтенантам спасать себя самостоятельно? А тварям конца не видно. Капитан на некоторое время раскручивает вихрь из лезвий, потом останавливает, оценивая обстановку. Обстановка не меняется. Монстров становится все больше, и они не перестают атаковать, не обращая внимания на гибель своих соплеменников. Совершенно тупые твари.
– Закончатся они когда-нибудь, или нет? – проворчал Ренджи.
– Да уж! – подхватила Мацумото. – Откуда их столько? Все лезут и лезут, даже банкая не боятся!
– Думаю, они именно на банкай и лезут, – сказал Кира.
– То есть?
– Заметили, что их сначала было немного? Но чем больше мы с ними сражались, тем больше их становилось. Я думаю, их привлекает именно духовная энергия.
– Но тогда нам крышка, – заметил Абарай. – Не можем же мы прекратить сражаться, пока их здесь так много!
Бьякуя чувствовал, что его силы на исходе. Сколько прошло времени? Час, два? Ему казалось, что прошло часов десять, но этого никак не могло быть. Столько ему не продержаться. Банкай заставляет высвобождать огромное количество духовной энергии и выматывает очень быстро. Но другого выхода нет. Никто другой не выстоит в таких обстоятельствах. Даже если Ренджи использует банкай, он слишком медленный, чтобы защититься от такого количества врагов, атакующих со всех сторон одновременно. Уже дрожат колени, но это ничего. Капитан не может проиграть горстке жалких тварей. Это никак невозможно.
В очередной раз остановив вихрь, он вдруг обнаружил, что снаружи никого нет. Враги иссякли. Сначала не поверил. Выждал еще немного. Но никто не появился. Да и ощущение чужой реяцу тоже исчезло. Бьякуя запечатал клинок. Его спутники поднялись на ноги.
Они стояли на дне огромной воронки с гладко отшлифованными Сенбонзакурой стенами. Всю нижнюю часть воронки покрывали кровавые ошметки пополам с каменной крошкой. Мацумото зажала рот ладонью. Рукия закрыла глаза. Ей тоже становилось тошно при мысли, что сейчас придется идти через это месиво. Ренджи брезгливо поморщился.
– Кажется, они кончились, – сказал он.
– Похоже, вы уничтожили всех тварей в округе, Кучики-тайчо, – добавил Кира.
– Поспешим, – коротко бросил Кучики.
Ужасно не хотелось зря тратить силы, но пачкаться хотелось еще меньше. Он одним прыжком взлетел на самый верх воронки, на скалу. Остальные последовали за ним.

Очень скоро они увидели то, что искали. Внизу под ними, в небольшой долине, громоздились зеркальные кристаллы. Вокруг них суетилась группа пучеглазиков. У этих вместо бандитского вооружения было что-то похожее на приборы из лабораторий двенадцатого отряда.
– Похоже, Куроцучи Маюри есть в любом мире, – задумчиво произнес Бьякуя.
– Что? – удивился Ренджи. – Что вы имеете в виду?
– Полагаю, они тут ставили эксперименты. И сделали что-нибудь не так, а теперь пытаются это исправить. Потому и не пускали нас сюда. Видимо, эти кристаллы вышли из-под контроля и пронзили несколько миров, в том числе и наш. Думаю, что я знаю, как нам отсюда вернуться домой. Лейтенанты, возьмите этих существ на себя.
– Да, тайчо! – хором откликнулись те.
Кира, Абарай и Мацумото бросились вперед, рассредоточившись широким фронтом. Пучеглазые засуетились, зашумели, приготовились к обороне. Неизвестно откуда появилось оружие, все такое же невнушительное.
– А ну-ка, пошли прочь! – грозно заорал Ренджи.
Взвилась лента Забимару. Кира пальнул каким-то хадо. Враги оказались никудышными вояками: они бросились наутек. Впрочем, отбежав недалеко за кристаллы, они остановились, явно собираясь перестроиться и пойти в наступление. Тогда Бьякуя побежал. Хоть этим пучеглазым и не одолеть лейтенантов, но лучше избежать ненужных, случайных ранений. Их надо опередить.
Бьякуя положил ладони на зеркальную поверхность, почувствовал знакомые уже по прошлому разу ощущения.
– Все сюда, быстро!
Прости, лейтенант Хинамори. Но сейчас мы отправимся домой. Потому что, если не сделать этого сейчас, то будет уже не дойти. Снова, как в прошлый раз, потемнело в глазах и закружилась голова. Бьякуя отчетливо представил улицы Сейрейтея. И провалился куда-то вперед.
Переход буквально вытянул из него последние силы. Он чувствовал себя сосудом, из которого не только выплеснули воду, но даже воздух откачали. Сосущая пустота внутри. В первый момент Бьякуя порадовался тому, что удержался на ногах, а потом понял, что это только лишь потому, что Ренджи придержал его сзади за шиворот. Совсем обнаглел. Впрочем, сейчас Кучики было не до того, чтобы делать замечания лейтенанту. Он не мог даже разглядеть, куда они на сей раз попали: все расплывалось перед глазами.
– Где это мы? – озадаченно спросила Рукия. – Опять какой-то лес.
– Да это же Сейрейтей, неужели не узнаешь?! – воскликнула Мацумото. – Вон огни. Мы совсем недалеко от того места, откуда начали!
Ренджи заорал, схватил обоих лейтенантов за плечи и хорошенько встряхнул. Рукия же набросилась на брата, обняла его за талию: ростик не позволял кинуться на шею. Бьякуя с трудом выдавил бледную, вымученную улыбку***. Да, он смог. Они вернулись домой. Теперь только бы дойти до казарм, до своей комнаты, а там уже можно рухнуть и не вставать пару суток.
– Идем домой, – сказал он.
В Сейрейтее уже наступила ночь. Даже скорее не ночь, а поздний вечер, – в окнах еще горели огни. Это кстати, подумал Бьякуя. Если никто не попадется по пути, не станет отвлекать расспросами, ему, возможно, удастся дойти. Он чувствовал, что если сейчас остановится, то заново уже не сможет сдвинуться с места. Он шел впереди, остальные оживленно галдели за его спиной, но он не разбирал слов. Земля несколько раз уходила из-под ног. Собирая волю в кулак, он продолжал идти.
На окраине города Бьякуя заметил темную фигуру, двигающуюся к ним навстречу. Разглядев его, Кучики обреченно прикрыл глаза: это был никто иной, как капитан Укитаке. Значит, проскочить не удастся.
– Кучики? – Глаза Укитаке округлились. – Кира, Абарай, Мацумото, вы вернулись!
Бьякуя остановился и понял, что это все. Запал кончился.
– Укитаке, как же ты не вовремя, – пробормотал он… и рухнул набок.
Все вскрикнули. Укитаке и Ренджи склонились над неподвижным телом.
– Что с ним? – спросил Джууширо. – Он ранен?
– Нет, – Ренджи нащупывал пульс на шее Кучики. – Но он только что выложился по полной.
– Сделаем так, – решил капитан. – Отнесем его ко мне. Это ближе всего. Абарай, ты сможешь его донести?
– Конечно, не вопрос!
Ренджи осторожно поднял своего капитана. К его удивлению, Кучики оказался легче, чем он себе представлял. В просторных одеждах, в развевающемся хаори, капитан всегда казался куда внушительнее. Теперь же Ренджи обнаружил, что Бьякуя несколько более худощав, чем следовало бы****. Абарай этого не заметил, даже когда делал ему повязки, только теперь, когда взял на руки. Ренджи не взялся бы разобраться в мешанине внезапно нахлынувших эмоций. Здесь была и жалость, и злость, и стыд, и много чего еще.
– Ренджи, может быть, я его понесу? – предложил Кира. – Ты хромаешь.
– Ничего я не хромаю, – огрызнулся Абарай. – Ерунда это, сам донесу.
– Пойдемте все ко мне, – пригласил Укитаке. – Я вас хотя бы чаем напою. Вы все неважно выглядите.
– Спасибо, Укитаке-тайчо! – отозвались они хором.
В маленьком летнем домике капитана тринадцатого отряда было хорошо. Капитана Кучики уложили прямо на полу, устроили поудобнее, подложив под спину подушки. Все остальные расселись вокруг стола. Блаженство охватило измученных путников.
– Пойду, приготовлю чай, пока кто-нибудь не появился, – Укитаке отодвинул створку двери.
За дверью немедленно возникли офицеры Котэцу и Коцубаки.
– Капитан, разрешите мне! Я все сделаю!
– Нет, разрешите мне! Привет, Кучики! – Кийоне ухитрилась заглянуть в комнату из-под локтя капитана.
– Отстань! Вечно ты лезешь. Я гораздо лучше приготовлю чай!
– Это я хотела сказать! Я гораздо лучше приготовлю чай, капитан Укитаке!
– Прекрати за мной повторять, мартышка!
– Это ты все время повторяешь!
– А ну-ка, заткнулись оба и вымелись отсюда! – рявкнул Ренджи.
Сразу стало тихо. Все с изумлением уставились на него. Потом растерявшиеся Кийоне и Сентаро молча исчезли.
– Э… простите, Укитаке-тайчо, – Ренджи смущенно почесал затылок.
– Да ничего, – Укитаке был несколько ошарашен. – Если бы ты на них не прикрикнул, они бы, пожалуй, еще долго шумели.
– Какой же ты грубиян, Ренджи! – ехидно сказала Рукия. – Никакого воспитания.
– Я-то? Да, пожалуй, – он рассмеялся.
Остальные присоединились к нему. Не то, чтобы им было смешно, но как велико было облегчение! Они вернулись! Они дома!
– А ведь мы… – Кира еще смеялся, не в силах остановиться, но теперь смех больше походил на всхлипывания. – Мы ведь не нашли Хинамори…
Все притихли и виновато переглянулись.
– Хинамори? – удивился Укитаке. – О чем вы? Она же здесь, с ней все в порядке. Она и обнаружила первой, что там произошло.
– Правда? – подскочили Ренджи и Кира. – Вот здорово!
Когда стол был накрыт, и синигами налетели на еду (особенно усердствовал Кира, который все эти дни ничего не ел), Укитаке спросил, где же их носило все это время. Они наперебой принялись рассказывать, но под конец заметно скисли. Укитаке немедленно заинтересовался, в чем же дело.
– Ну, брат… – смущенно начала Рукия, – он нас всех спас.
– А мы все, как бесполезные мешки с дерьмом, ничего не смогли сделать, – грубовато закончил Ренджи.
– Да уж, Кучики-тайчо так старался нас защитить, – задумчиво проговорила Мацумото. – Мне кажется, он был готов сражаться до последнего.
– Что вас так удивляет? – улыбнулся Укитаке. – Это естественно. Кучики просто поступил так, как должен поступать капитан. Я бы очень удивился, если бы он поступил иначе. Думаю, если бы вы сейчас заговорили с ним об этом, он бы даже не понял, в чем проблема.
Ужин подходил к концу. Гости капитана Укитаке, наевшись и пригревшись, начали зевать и клевать носом.
– Отправляйтесь в свои отряды, – сказал им капитан. – А главнокомандующему я сам сообщу о вашем возвращении.
– А как же Кучики-тайчо? – обеспокоился Ренджи.
– Пусть остается у меня. Выспится, утром будет как новенький.
– Спасибо, Укитаке-тайчо!
– Ничего. Ни о чем не беспокойся, Абарай, и иди к своему отряду. Они будут тебе рады, – Укитаке загадочно улыбнулся.

В шестом отряде многие еще не спали. У ворот штаба собралась какая-то компания. Когда Ренджи приблизился, один из них обернулся… и его глаза округлились.
– Лейтенант Абарай? Вы вернулись?
И тут же отовсюду раздались вопли:
– Лейтенант!
– Абарай-фукутайчо!
– Ренджи-сан!!!
Его обступили со всех сторон.
– Где же вы были? Что произошло?
– Ну, это так просто и не расскажешь, – махнул рукой Ренджи. – Потом как-нибудь. У вас-то как, все в порядке?
Синигами хором взвыли. Слушая их жалобы, Абарай ржал от души.
– Омаэда? Да уж, у старика есть чувство юмора.
– Ну, на самом деле, больше было некому, – рассудительно заметил один из офицеров. – Лейтенанта Ибу отправили в третий отряд, капитаны Кьораку и Куроцучи не захотели расставаться со своими лейтенантами. Оставалась только лейтенант Кусаджиши, но вы сами понимаете…
– Да уж, это точно! Ну ничего, считайте, что этот кошмар закончился.
– А капитан? – осторожно спросил один из синигами. Остальные тут же притихли. – Он где? Он с вами?
– Все в порядке, он тоже вернулся. Только застрял в гостях у капитана Укитаке. Наверное, вернется к утру.

Бьякуя открыл глаза. Некоторое время силился понять, где он находится, но в голову ничего не приходило. Тогда он приподнялся на локте и увидел капитана Укитаке.
– Ты очнулся? – Укитаке поднялся на ноги. – Как себя чувствуешь? Погоди, я сейчас.
– Как я здесь оказался? – спросил Бьякуя вместо ответа.
– Твой лейтенант тебя дотащил, как же еще! Вот, выпей это, – Укитаке подсовывал ему под нос какую-то чашку.
– Что это?
– Лекарство. Пей.
Уступив напору, Бьякуя выпил залпом… и только тогда понял, что это было крепчайшее саке. Он поперхнулся.
– Зачем ты это сделал? – возмутился он.
– Тебе сейчас полезно. Для здорового организма это лучшее средство от стресса. Ребята мне все рассказали. Тебе, похоже, пришлось нелегко. Как ты после такого-то приключения?
Бьякуя бессильно откинулся на подушки.
– Мне никогда в жизни так страшно не было, – сказал он.
Да он же совершенно пьян, с удивлением подумал Укитаке. Чтобы Кучики Бьякуя признался, что ему было страшно? Да он даже в детстве был на это неспособен! Быстро же его развезло. Впрочем, много ли ему сейчас нужно?
– Конечно, – мягко сказал Джууширо. – Мне бы тоже было страшно. Потерять саму свою сущность, заблудиться в чужом мире… Но ведь ты не растерялся!
Бьякуя неопределенно хмыкнул.
– Я всегда считал, что не пропаду нигде, – пробормотал он, засыпая. – Я думал, меня еще в детстве научили всему, что нужно знать. И вдруг выясняется, что я не умею ловить рыбу!

Продолжение следует...



* «Мы не поймем друг друга, пока не посидим за одним столом». Кажется, в каноне этого нет, но на мой взгляд, после такого им следовало бы перейти на «ты».
** А в манге этого нет… Ну да ладно, зато есть в аниме!
*** Не верите? Смотрите мангу! Том 21, гл. 179, стр. 18. Я искренне жалею, что этот кадр не попал в аниме. Это похоже на подтасовку фактов!
**** Чисто научный расчет. На основе данных о росте и весе я высчитала индекс массы тела некоторых персонажей. Диетологи советуют Бьякуе лучше питаться. Его что, дома не кормят?
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Сб Май 14 2011, 01:40

Дорогая, я в восторге... Растекалась по клаве, пока читала) И ты была права, мну оооочень Бяку было жалко, оооооочень.... Надеюсь, прода не заставит себя ждать)
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 16 2011, 05:18

Наверное, я садистка, но в следующей части я его еще круче того раскатаю. А без этого мне неинтересно.
Пишу. Половину уже написала.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 23 2011, 04:24

Вот нравится мне лишать их силы. Так можно отлупить любого, даже таких сильных ребят, как Кучики или Зараки. Поэтому немного повторюсь, или, скорее, продолжу тему.
В общем, так: мясорубка и фарш! Слабонервным отвернуться! Шучу. Но все равно фарш.


История вторая. Все они сильны. Невероятно сильны. Настолько, что даже становится неинтересно.
БЕССИЛЬНЫЕ

Ренджи судорожно стиснул кулаки. Никогда раньше не вызывала такого раздражения эта прямая спина со знакомым номером между концов белоснежного шарфа. А теперь хочется прыгнуть сзади, свалить с ног одним ударом и втаптывать, втаптывать в землю… Даже странно. Ведь столько времени они спокойно уживались, почти не обращая внимания друг на друга.
Если бы кто-то сказал Ренджи, что в нем говорит стыд и зависть, он бы не поверил. Тем не менее, странное отношение к капитану появилось после их совместных похождений в иных мирах. Абарай не мог простить себе, что оказался бесполезен в этом путешествии. Спрятался за спину капитана, ждал распоряжений, ничего не мог предпринять самостоятельно. А Кучики взял на себя всю ответственность, хотя тоже попал в подобную переделку впервые, и спас всех. Ладно потом, но ведь в самом начале, когда они лишились способностей синигами, капитан был нисколько не сильнее лейтенанта. Физически – не сильнее. Зато в силе духа он опять выиграл, и этого Ренджи никак не мог простить: ни себе, ни ему.
А ведь это был шанс. Отличный шанс для Ренджи превзойти Кучики хоть в чем-нибудь. Уровень реяцу – вот что создает основную разницу между ними, считал Абарай. Если бы убрать эту разницу, то у лейтенанта все преимущества. Рост, вес, отлично развитая мускулатура. Ренджи не сомневался в своих навыках и реакции. И возможность показать себя была. А он не смог. Растерялся и не сумел.

– Как же он меня бесит! – Ренджи потряс кулаками. Кира и Хинамори – надежнейшие люди в Обществе душ. С ними можно не притворяться.
– Но он все же твой капитан, – напомнил Кира.
– Ну и что? Все равно он меня бесит. Я понимаю, что он капитан, глава одного из великих кланов, у него жуткий банкай, и все такое, но это не имеет значения. Все равно я его рано или поздно побью!
– Тебе тысяча лет на это понадобится, – улыбнулась Хинамори.
– А он все время будет опережать тебя на шаг, – добавил Кира. – Он раньше начал.
– Тоже мне друзья! – фыркнул Ренджи. – Нет, чтоб поддержать!
– А мы тебя поддерживаем, – отозвался Изуру. – Но если ты будешь так усердствовать, то можешь не дожить до того времени, когда сумеешь его победить.
– Да уж! – подхватила Хинамори. – Если будешь так много кричать, как он тебя бесит, он тебя прибьет, не дожидаясь, пока ты до него дорастешь.
– Эх! – вздохнул Ренджи. – А будь мы с ним людьми, победа точно была бы за мной! Я был бы сильнее.
– Ты думаешь?
– Конечно! Смотри! – Абарай продемонстрировал внушительный бицепс. – У Кучики мускулов совсем нет, я сам видел. Ну, почти нет. Таких, как у меня, – точно. – Он рассмеялся. – У капитана всего преимущества – только реяцу. А вот, например, в гигаях я бы его побил, – Ренджи заметил, что его приятели побледнели и уставились за его спину, но среагировать не успел и закончил: – В лепешку бы раскатал, точно!
– Ты так считаешь? – прозвучал за спиной знакомый холодный голос.
Абарай подскочил, как ужаленный.
– Кучики-тайчо?
Кира и Хинамори тоже вскочили, торопливо поклонились. Бьякуя окинул равнодушным взглядом всех троих.
– Хватит языком трепать, – сказал он лейтенанту. – Пошли работать.
Ренджи состроил гримасу приятелям (те ответили сочувственными взглядами) и поспешил следом за капитаном. Вот же черт! Угораздило так влипнуть! Он гадал, что с ним теперь сделает капитан, как отреагирует на эту выходку. Никогда еще Абарай себе ничего подобного не позволял. И откуда только взялся этот Кучики, да еще так внезапно?! И с какого момента подслушивал?
В полном молчании они добрались до штаба, прошли в кабинет. Кучики направился к своему столу, но не сел, а вместо того обернулся к лейтенанту.
– Так ты считаешь, что, если устранить разницу в реяцу, ты сможешь меня победить? – наконец заговорил он.
Ренджи слегка побледнел. Отступать было нельзя. Если сказать «нет», капитан решит, что Абарай – трус, способный только трепать языком с приятелями. Он и так лейтенанта ни во что не ставит! Нет, так нельзя. Но если продолжать упорствовать, неизвестно, как обернется дело. Если Кучики не стерпит оскорбления…
– Да, я думаю, что смог бы вас победить, – выпалил Ренджи.
– Это не так просто, как тебе кажется, – голос капитана был привычно ровным. – Ты не сражался без использования реяцу.
– Когда-то я не умел использовать свою силу, и мне приходилось обходиться без нее. Это вы начали пользоваться реяцу еще до того, как ходить научились!
Кажется, Ренджи начинал откровенно хамить. Он одернул сам себя («что ты творишь!»), но так сильно было раздражение, что он не смог сдержаться. Кучики оценивающе глядел на него и о чем-то размышлял. Потом вдруг сел за стол и придвинул к себе пачку бумаг.
– Завтра, – сказал он. – Завтра вечером ты убедишься, что жестоко ошибаешься.
– Что? – изумился Ренджи. – Что вы имеете в виду, Кучики-тайчо?
Но тот уже углубился в бумаги и не ответил. Тогда лейтенант тоже принялся за работу.


Последний раз редактировалось: Кицуне-тайчо (Пн Май 23 2011, 06:06), всего редактировалось 1 раз(а)
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 23 2011, 04:24

Бьякуя только притворился, что не расслышал вопроса лейтенанта. На самом же деле ему просто не хотелось отвечать. Он всю дорогу размышлял, почему его так задели слова Абарая. Казалось бы, пустой треп, на который можно не обращать внимания. Раньше он и не обратил бы. Но недавнее приключение теперь смутно беспокоило его. Особенно не давала покоя рыба. Мелочь? Вовсе нет! Если бы они пробыли в том мире подольше, это спасло бы их жизни. Все-таки, Ренджи переплюнул капитана, пусть даже в таком незначительном, бытовом аспекте. Во всем Обществе душ не нашлось бы обстоятельств, в которых Абарай мог бы победить Кучики, но они оба знали теперь, что обстоятельства могут меняться. И у Бьякуи возникло крохотное, почти неуловимое, но все же сомнение: а что, если Абарай прав? Подобные сомнения Кучики предпочитал разрешать сразу, не мешкая. О нет, конечно, он не думал о том, чтобы признать Ренджи равным себе! Слишком много чести! Просто он вдруг заметил, что рядом с ним есть кто-то еще. И этот кто-то раздражал капитана Кучики.
Вечером он, как и обещал, разыскал лейтенанта. Ренджи смущенно ежился. Жалеет о вчерашнем. Ничего, он еще не знает, о чем ему придется жалеть! Бьякуя протянул ему то, что раздобыл сегодня.
– Что это, Кучики-тайчо? – Абарай повертел вещицу в руках.
– Ошейник, запечатывающий реяцу, – объяснил капитан.
– Ого! – на лице лейтенанта отразилось искреннее изумление. – Как вы его достали?
– Неважно. Пошли.
Они пришли на малую тренировочную площадку отряда – небольшое пространство, ограниченное примыкающими к нему зданиями. Здесь тренируются, в основном, рядовые, без магии, без вспышек реяцу, без риска все разрушить. Старшим офицерам здесь делать нечего. Бьякуя коротко приказал двум синигами у входа: «Никого на площадку не пускать!» – даже не поинтересовавшись, на посту они или просто случайно здесь оказались.
Бьякуя аккуратно сложил на скамейку хаори, шарф и занпакто. Ренджи продолжал вертеть в руках ошейник.
– Кучики-тайчо, а все-таки… Что мы будем делать?
– Я дам тебе шанс. Тебе придется или доказать, что твои вчерашние слова не были пустым трепом, или ответить за них.
Он вынул второй ошейник и надел его.
– Надевай, – приказал он. – И посмотрим, что ты сможешь сделать.
Ренджи тоже застегнул ошейник. Мир словно померк. Чувство реяцу имеет для синигами такое же значение, как слух, осязание, обоняние… кажется, невозможно обходиться без него! Ренджи недовольно повел плечами. Всего лишь ошейник, а как стесняет движения!
– Мы будем сражаться? – спросил он. – А как?
– Кажется, ты вчера обещал меня размазать в лепешку? – (Ренджи снова виновато поежился). – Будем драться без оружия.

Они вышли на середину площадки, встали лицом друг к другу. Некоторое время оба не двигались с места, привыкая к ощущениям в теле. Потом Ренджи решительно бросился в атаку.
В самом деле, как же это оказалось сложно! Где привычная легкость движений, где мощь ударов? Прежде он смог бы пробить кулаком стену, а теперь капитан легко отбрасывает в сторону его руку. И вроде все те же заученные на многочисленных тренировках движения, а скорость совсем не та. Глаз успевает увидеть, мозг успевает понять, но тело не успевает реагировать! Ничего, стоит только разобраться, как это все работает. Ведь и в самом деле, приходилось же в детстве драться без всех этих фокусов. Капитану тоже нужно время, чтобы адаптироваться. Не зря же он не спешит переходить в наступление. Надо бы его опередить.
Ренджи ударил Кучики в лицо, но почему-то не попал. Тот куда-то исчез, крутнулся, нырнул под локоть лейтенанта и внезапно оказался за его спиной. Понимая, что обернуться не успеет, Абарай прыгнул вперед, перекатился по земле… и едва успел перехватить ногу капитана, нацелившуюся ему в челюсть. Кучики немедленно отпрыгнул назад.
Да он уже давно адаптировался! Еще бы, ведь он совсем недавно пережил подобное приключение и ничего не забыл. Просто не торопится с нападением. Дает лейтенанту фору? Или просто присматривается? Такая милая манера у капитана: побегать вокруг, заставить противника показать себя, поиграть, как кошка с мышью… а потом связать бакудо и добить*. Но теперь-то у тебя нет бакудо. Да и занпакто нет. И на что же ты рассчитываешь, Кучики?
Ренджи бросился вперед, собираясь сбить капитана с ног, но тот опять куда-то делся и, оказавшись сбоку, заехал лейтенанту коленом в ребра. Абарай рассвирепел. Ну нет, Кучики Бьякуя, это обычная уличная драка, и тебе, утонченному аристократу, в ней не выстоять!
Ренджи уже понял, как нужно двигаться. Пудовые кулаки мелькали в миллиметрах от носа Кучики. Тот, постоянно уклоняясь, медленно отступал назад. «Тебе не уйти, – думал Абарай. – У меня преимущество в росте, и руки длиннее. Я тебя не подпущу близко». Вдруг капитан нырнул куда-то вниз, что-то больно ударило Ренджи под коленки, и он покатился по земле.
– Ты передумал драться? – Кучики явно издевался.
– О чем вы, Кучики-тайчо? – огрызнулся Абарай. – Я еще даже не начал.
– Если не начнешь ты, начну я.
– Не надо меня недооценивать! – в гневе заорал Ренджи.
Он бросился вперед и обнаружил, что капитан бежит прямо на него. Он что, спятил? У Ренджи преимущество в весе, и если они столкнутся, Кучики несдобровать. Но Бьякуя снова нырнул вниз, коснувшись руками земли… Опять подсечка! Ренджи не успел среагировать, и в очередной раз полетел на землю, обдирая локти. Так вот как ты действуешь! Не рискуешь приближаться и атаковать сверху, потому что у лейтенанта действительно длиннее руки, а бьешь вместо того снизу.
Ренджи заставил себя собраться. Хватит, нельзя больше позволять Кучики его валять. Пора самому начинать бить ногами!
Он снова бросился в атаку и заметил, что так получается намного лучше. Теперь капитану было сложнее уворачиваться, приходилось блокировать удары. Удары были мощнейшие, и Ренджи радовался тому, что снова начал теснить капитана. Правда, его радость немного омрачало то обстоятельство, что Кучики так и не пропустил ни одного.
На мгновение Ренджи остановился, чтобы перевести дух, и тут же капитан воспользовался этим, чтобы перейти в наступление. И Абарай понял, что он только сейчас начал драться всерьез. Удары сыпались на лейтенанта со всех сторон. Кучики нырял под его руку, длинными, плавными движениями обходил сзади, обрушивал на Ренджи короткие, точные удары то кулаком, то ногой. Абараю никак не удавалось зацепить его. Да это у капитана преимущество в весе! Тощий, легкий и шустрый, – попробуй, достань такого!
Ренджи успел на собственной шкуре убедиться, что искусством рукопашного боя Кучики тоже владеет лучше. Абарай так ни разу и не попал по нему, хотя сам огреб по всем частям тела и не по разу. «Конечно, – с грустью подумал он. – Ты же с раннего детства тренировался. Пока я в Руконгае рыбу ловил». Если бы Ренджи знал, что именно рыба стала одной из основных причин того, что он дерется сейчас с капитаном!
Кучики держался на расстоянии, предпринимая короткие, молниеносные атаки, осыпая Абарая градом быстрых ударов. У Ренджи была только одна возможность использовать свои физические преимущества: перейти в ближний бой. Надо попробовать его схватить. Когда Кучики в очередной раз пошел в атаку, Ренджи, не считаясь с потерями, нацелился на его правую руку. Он пропустил несколько ударов, один из которых пришелся в челюсть (больно-то как!), но сумел поймать капитана за запястье. И понял, что не удержит. Кучики уже стремительно выворачивался из захвата. Тогда Абарай, излишне не упорствуя, стиснул его руку покрепче, вывернул запястье и швырнул капитана в сторону. Бьякуя легко перекатился и через мгновение снова оказался на ногах.
После этого на некоторое время возникла пауза. Оба синигами оценивающе смотрели друг на друга, но нападать не спешили. «Какой же он верткий, – огорченно думал Ренджи. – Его и не ухватишь. Какая-нибудь секретная техника семейства Кучики? Этот тип – носитель тысячелетних традиций своего рода. А я кто? Руконгайский бродяга. Еще драться полез». Внезапно Бьякуя сорвался с места.
В этот раз он разошелся всерьез. Ренджи едва успевал защищаться. Да что там, он не успевал! Капитан раз за разом пробивал его защиту. Он бил ногами, высоко подпрыгивая, с разворота, целил в голову противника. А когда лейтенант ушел в глухую оборону, неожиданно снова нырнул вниз, с размаху припечатал левым кулаком в солнечное сплетение. У Абарая перехватило дыхание. Он сложился пополам, и тогда капитан добил его коленом в подбородок.
Ренджи покатился по земле. Было невероятно больно. Гораздо больнее, чем в обычном состоянии. Прежде такие удары вряд ли смогли бы вывести его из строя. Реяцу дает синигами мощнейшую защиту. Капитан Зараки не раз демонстрировал своему отряду такой фокус: предлагал бить его обнаженным мечом, и ни один клинок не смог оставить даже царапины на теле капитана. «Да мне же его не победить, – с ужасом понял Ренджи. – Он дрался со сломанными ребрами, он вообще не обращает внимания на боль. Я могу сломать ему руку, но он все равно продолжит схватку. До победы». Сквозь навернувшиеся слезы лейтенант разглядел капитана Кучики, медленно приближающегося к нему.
«Соберись! Вставай, драная псина!»**
Абарай поднялся на ноги. Дыхание понемногу восстанавливалось. Все в порядке, можно продолжать бой. Но Кучики остановился.
– Хватит на сегодня, – сказал он.
Ренджи удивленно моргнул. Он думал, капитан не остановится, пока не размажет его окончательно.
– Простите меня, Кучики-тайчо, – пробормотал Абарай, опуская глаза.
– Ладно, забудь, – капитан был на удивление великодушен.
– Но все-таки… – Ренджи упрямо стиснул кулаки. – Все-таки… Давайте еще раз попробуем! – выпалил он.
Кучики смерил его снисходительным взглядом.
– Не сегодня.
И направился к скамейкам. Ренджи немного потоптался на месте, а потом последовал за капитаном, на ходу стаскивая ошейник. Все же это не отказ. Все же Кучики согласился сразиться с ним еще раз. Может быть, теперь получится лучше. Может даже удастся хоть разок от души заехать ему по физиономии. Ренджи невольно оскалился. Как же хочется!
Капитан уже оделся и теперь как-то неловко заталкивал меч за пояс. Ренджи протянул ему ошейник.
– Вот, возьмите.
– Нет, – Кучики вместо того протянул ему свой. – Возьми ты. Отнеси в кабинет, положи мне на стол.
– А вы разве не в штаб?
– Я загляну в госпиталь.
– А? – Ренджи недоуменно уставился на него.
– Ты повредил мне запястье, – пояснил капитан, удаляясь.
Вот оно что. Абарай припомнил, что после того, как он швырнул капитана на землю, тот ни разу не ударил правой рукой. И ни один мускул на лице не дрогнул. А ведь это больно. С запечатанной реяцу боль чувствуется острее. Страшный все-таки человек! Интересно, что там у него с рукой?
Ренджи дождался капитана в кабинете. Он был уверен, что тот заглянет туда, и не ошибся.
– Ты еще не ушел? – Кучики коротко взглянул на лейтенанта.
– Нет… – Абарай сумел разглядеть над перчаткой край повязки. – Кучики-тайчо, а как ваша рука?
– Просто вывих, все уже в порядке.
Кучики взял со стола ошейники, повертел в руках… и спрятал в ящике стола. Значит, не передумал. Ренджи насмелился.
– Кучики-тайчо, а почему вы согласились?
– Просто потому, что я намерен еще опробовать схватку на мечах.
– Но зачем?
– Затем, что мне это нужно, – жестко ответил Кучики. – Разве ты не испытал чувства стыда, когда мы вдруг лишились своей силы? Разве тебе не показалось унизительным такое положение? Быть беспомощным, не уметь сражаться в любой ситуации – это попросту недостойно.
Вот как. Видимо, недавнее их приключение оставило след в душе капитана, и куда более глубокий, чем полагал Ренджи. Хотя, если уж кто и был тогда беспомощным, так это Абарай! Но этого он не стал говорить капитану, просто спросил:
– Вы думаете, что это может повториться снова?
– Нет, не думаю. Но я хочу уметь все!
– Ясно. А когда будем сражаться на мечах?
– Завтра. Так же, вечером.

Бьякуя лежал в постели, разглядывая потолок, и размышлял. Он был доволен результатом сегодняшнего эксперимента. Даже лишенный своей реяцу, он способен сражаться. Он не окажется беспомощным, даже если вдруг его разжалуют, запихнут в гигай и отправят в ссылку в мир живых. Не то, чтобы он опасался чего-то подобного, но всегда приятно знать, на что ты способен.
Его мысли переключились на лейтенанта. Абарай так переживал свое поражение! Хотя надо признать, что некоторые шансы у него были. Он силен, смел, напорист… Но слишком уж прямолинеен. Прет напролом, не имея представления ни о тактике, ни о стратегии. Так ему не победить своего капитана. Одной лишь грубой силой – бессмысленно!
Бьякуя слегка улыбнулся. Не хотелось бы ему, чтобы кто-то узнал об этой тренировке. Как капитан с лейтенантом молотили друг дружку кулаками… Недостойное какое-то занятие, вроде уличной драки. Но это было то, чего Бьякуя раньше не делал. И ему очень хотелось бы продолжить. На пути к совершенству никакое новое умение не может помешать!

На следующий день капитан притащил на площадку два тренировочных деревянных меча. Ренджи взял один из них, поморщился.
– Кучики-тайчо, нам с вами сражаться деревянными мечами – это как-то…
– Первое время наши движения будут довольно неуклюжими, – невозмутимо пояснил Кучики. – Мы можем случайно ранить друг друга. Мне не хочется снова отвечать на глупые вопросы медиков. И вообще, я предпочел бы сохранить в тайне то, что мы тут делаем. Если я тебя случайно задену, то смогу исправить ситуацию, но твое кидо не просто далеко от совершенства, а совершенно ужасно!
Ренджи смутился и удивился одновременно. Он никогда не демонстрировал свой уровень владения магией при капитане – не решался. В личном же деле лейтенанта Абарая, разумеется, не было лестных слов об этом навыке, но и ничего особенного тоже не было написано. Откуда капитану знать, насколько плохи его дела в действительности? Что за тип?! Кажется, вообще никого не видит вокруг себя, ан нет, все знает, все замечает!***
Они надели ошейники, вооружились мечами и вышли на площадку. Ренджи разделся до пояса: было жарковато. Ему показалось, что Кучики с любопытством разглядывает его татуировки. Ну и ладно, пусть! Надо бы в этот раз показать себя с лучшей стороны. Хотя, если подумать, шансов еще меньше, чем вчера. Мечом капитан уж точно владеет лучше! Но не ему, Абараю, предлагать условия. Раз капитан сказал – на мечах, значит, на мечах. Пусть даже на деревянных.
В этот раз бросились друг на друга одновременно, совершенно синхронно, всего лишь посмотрев в глаза. И Ренджи почти сразу обнаружил изъян в защите капитана! Кучики действительно был слабее. Он чувствовал это, когда их мечи сталкивались. Значит, можно пробить его защиту, если ударить посильнее. Ренджи от души размахнулся и ударил сверху вниз, обрушиваясь на капитана всем весом. Тот парировал удар, но руки его дрогнули. Ага! Вот тут-то ты и попался!
Ренджи повторил удар сверху, еще добавив в него ярости и азарта. Такого Кучики не выдержит. Но капитан и не стал блокировать этот выпад. Он подставил меч, но в последний момент шагнул чуть в сторону, слегка наклонив кончик меча. Оружие Абарая скользнуло вниз, ткнулось в землю, так что полетели щепки вперемежку с каменной крошкой. Ренджи оступился, с трудом удержал равновесие… и пропустил последовавший сразу за этим выпад. Меч Кучики оставил глубокую ссадину на его груди. Ох, вот это удар! Сражайся они настоящими мечами, точно распорол бы легкое. А так только синяк останется.
– Так у тебя ничего не получится, – подначил капитан. Ренджи зарычал от злости.
Он набросился на Кучики с удвоенной яростью, рубил со всей силы и справа, и слева и чувствовал, что капитану нелегко выдерживать его удары. Все-таки сила имеет значение: Кучики постепенно пятился назад.
Вдруг капитан совершенно нелепо открылся. Меч опущен почти до земли, неловкая полусогнутая поза, из такой и удар толком не блокируешь. Ренджи, не медля ни секунды, сделал выпад, целясь в грудь (нет, все-таки хорошо, что они дерутся деревянными мечами! Можно приложить от души, не заботясь о последствиях), но Кучики неожиданно развернул корпус, пропуская удар мимо. Его меч нырнул снизу вверх, и лейтенант всем своим весом наткнулся на острый конец.
Ренджи рухнул на землю и закашлялся. Хорошо еще, что капитан сразу же убрал меч, иначе мог бы проткнуть Абарая насквозь, несмотря на то, что оружие деревянное. Кучики подошел к нему, и Ренджи невольно пришлось разглядывать белоснежные таби в непосредственной близости от своего носа.
– Вставать собираешься?
Ренджи уперся руками в землю, попробовал подняться, но с первой попытки не смог.
– Похоже, это все, – констатировал Кучики.
– Не дождетесь, – прохрипел Абарай.
Он, наконец, сумел встать на четвереньки. Все внутренности превратились в сплошной комок боли. Опять Кучики куда-то попал, куда не следует! Но сдаваться нельзя, ни в коем случае нельзя… Капитан слегка ткнул его ногой в плечо, и Ренджи опрокинулся на спину.
– Достаточно, – сказал Кучики. – Я тебя уже два раза убил.
И он направился к скамейкам. Абарай со злостью ударил кулаком в землю. Хотелось разреветься от обиды, как в детстве. Другое дело, что даже в детстве Ренджи довольно быстро отучился плакать. Боль немного отступила, и он, сумев, наконец, подняться, бросился следом за капитаном. Внутри кипела злоба.
– Кучики-тайчо, это, в конце концов, просто нечестно!
– Что именно кажется тебе нечестным? – спросил тот, не оборачиваясь.
Ренджи набрал в грудь воздуха… и обнаружил, что сказать ему нечего.
– Нечестно, что я все время побеждаю? – Кучики остановился и обернулся к лейтенанту. – Я ведь уже говорил тебе об уровне твоего развития.
– Кучики-тайчо, – тихо сказал Ренджи. – Вы помните, когда мы вернулись из другого мира, и вы потеряли сознание, мы все отправились к капитану Укитаке.
– И что? – нахмурился капитан.
– Мы тогда ему все рассказали о том, что случилось. И о том, как вы защищали нас всех. А он объяснил, что вы просто выполняли долг капитана.
– Все так и есть. Что тебя удивляет?
– Нет, это я, кажется, понял, – Ренджи сурово сдвинул брови и решительно посмотрел в глаза Кучики. – Мне непонятно другое. Разве долг капитана только в том, чтобы защищать? Разве капитан не должен помогать своим подчиненным расти, становиться сильнее? Ведь так принято: старшие помогают младшим, офицеры помогают рядовым. Только вы, капитаны, достигли высот, и вам теперь наплевать на всех, кто ниже вас!
Черт, опять сорвался на грубость. Ведь совсем не это хотел сказать! Взгляд капитана стал насмешливым.
– О каких высотах ты говоришь, Ренджи? Развитие – это бесконечный процесс. Но ты меня удивил. Я думал, ты никогда не попросишь.
– Что вы имеете в виду? – не понял Абарай.
Кучики развернулся к нему всем корпусом. Теперь они стояли совсем близко, глядя друг другу в глаза. Это было похоже на противостояние.
– Ты когда-то сказал, что собираешься меня превзойти, – медленно говорил Бьякуя. – Но ты был слишком гордым, чтобы сказать это сразу. Тому, кто хочет превзойти другого, недостаточно пары случайных тренировок. Это серьезная каждодневная работа. Тебе с твоим уровнем силы не стоит быть таким заносчивым!
Ренджи стиснул зубы. Может, съездить ему по физиономии, пока не сняты ошейники? Потом, конечно, извиниться, но каково будет удовлетворение! И вдруг понял, что предлагает ему капитан, и как-то сразу обмяк.
– Кучики-тайчо, вы… Вы хотите тренировать меня?
– Я? Не хочу. Но если ты попросишь…
– Я прошу вас тренировать меня, Кучики-тайчо! – немедленно отрапортовал Ренджи.
– Ладно, я займусь твоим воспитанием, – снисходительно сказал капитан. – Но имей в виду: я намерен уделить некоторое время и таким тренировкам, – и он указал на ошейник.
– Как скажете, тайчо!
Кучики отправился переодеваться. Абарай провожал его взглядом, невольно расплываясь в улыбке. Это что же выходит? Капитан сам научит Ренджи, как его, Кучики Бьякую, превзойти? Вот это да! На такое он даже не надеялся!
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 23 2011, 04:25

Капитан сдержал слово. Для тренировок банкая они уходили далеко за пределы Сейрейтея. Вырваться удавалось не слишком часто: все время было полно дел. Бьякуя свой банкай пока не использовал, чаще всего изображая из себя мишень для лейтенанта. Если уж он брался за дело, то старался делать его хорошо. Ренджи сейчас всего лишь необходима практика управления своей энергией, вот и пусть попытается угнаться за ним.
– Кучики-тайчо, научите меня этому своему приему, сенка, – попросил однажды Абарай.
– Сначала тебе придется как следует освоить сюнпо.
Сюнпо отрабатывали где попало. Синигами с недоумением наблюдали, как капитан и лейтенант шестого отряда носятся по всему Сейрейтею, и непонятно, кто за кем. Некоторые капитаны даже начали ехидно спрашивать Бьякую, чего это он вздумал играть в догонялки с лейтенантом. Кучики высокомерно отмалчивался, вежливо рекомендуя не совать нос в чужие дела. Ренджи был уверен, что капитану не понравится, если он станет много болтать об их тренировках, так что он тоже многозначительно помалкивал.
А вот тренировки с ошейниками они проводили почти каждый вечер. Бьякуя старался не пропускать их. Здесь ему было намного интереснее. Поначалу лейтенант был довольно бестолковым противником.
– Так у тебя ничего не получится, Ренджи, – говорил Кучики, в очередной раз шмякнув Абарая об землю. – Ты слишком прямолинеен. Будь умнее. Не нападай, если не уверен в противнике. Дай ему возможность показать, на что он способен.
– Но, Кучики-тайчо, – простонал тот, с трудом поднимаясь на ноги, – с вами у меня такое не получится. Вы же не станете нападать первым!
– Ладно, ради тренировки нападу. Защищайся!
В следующий миг Ренджи снова покатился по земле.
– Простите, тайчо, – с трудом выговорил он. – Я не был готов.
Первое время Кучики жестоко избивал лейтенанта. Но тот быстро учился. И вскоре уже Бьякуе приходилось высокомерным взглядом пресекать вопросы по поводу синяков и ссадин на лице. Абараю все чаще удавалось достать капитана. Ренджи начал использовать его же, Бьякуи, уловки, и стал сражаться почти на том же уровне.
Хотя Кучики никого не допускал на тренировочную площадку, слухи все же ползли по Сейрейтею. Да и как скроешься, постоянно разгуливая с синяками на физиономии! Всем ужасно хотелось узнать, чем же они занимаются. Правды, однако, не знал никто.

Куроцучи Маюри сидел за пультом слежения и вглядывался в мониторы. Акон топтался рядом, время от времени озабоченно косясь на капитана. Вряд ли он будет доволен, если его вызвали попусту! Однако Куроцучи выглядел заинтересованным.
– Куроцучи-тайчо, – спросил Агон, – как вы думаете, это может быть опасным?
– А вот это не исключено, – протянул Маюри. – И вряд ли оно нас минует. Давайте-ка соберем все данные, какие возможно.
Весь день Куроцучи просидел за мониторами, а вечером отправился с докладом к главнокомандующему.
– В пространстве между мирами что-то движется, – сообщил он. – И скоро будет здесь.
– Еще один Пустой? – нахмурился Ямамото. – Когда это ты докладывал мне о подобных пустяках?
– В том-то и дело, что это не Пустой, – поднял палец Куроцучи. – Это какой-то огромный сгусток материи, но вряд ли оно живое. Это больше всего похоже на облако.
– Облако?
– Именно. Огромное облако неизвестного вещества. И я уверен, что нас оно не минует. Нам удалось рассчитать его скорость. Оно будет здесь через два дня. Могу даже назвать точное время.
– Каковы его свойства?
– Этого пока выяснить не удалось. Мы продолжаем наблюдать за ним.
– Продолжайте. Как только удастся что-то выяснить, сразу сообщай мне.
Командир выглядел весьма озабоченным.

Куроцучи не пытался засекретить информацию, так что за два дня слухи дошли даже по самого последнего рядового. Известно было и расчетное время прибытия облака. Уже с утра синигами озабоченно поглядывали на небо.
Пятнадцать минут. Готэй-13 бросил все дела. Ничего не лезло в голову, кроме неведомой опасности, нависшей над Сейрейтеем. Все гадали, что произойдет. И сможет ли оно преодолеть защитный барьер?
Пять минут. Все Бюро технологического развития во главе с капитаном впилось взглядами в мониторы. Им так и не удалось выяснить, каковы свойства приближающейся субстанции. Все, что они сумели сделать с помощью мониторов слежения, – вычислить ее скорость и размер.
Одна минута. Край облака уже вынырнул из межмирового пространства. Защелкали кнопки.
– Оно уже здесь.
– Скорость близка к расчетной. Мы почти не ошиблись.
– Оно проходит сквозь барьер!
– Странная духовная субстанция. Похоже, она проходит сквозь все.
– Тогда она просто пройдет насквозь, не задерживаясь здесь.
– Это хорошо. Тогда все в любом случае кончится через шесть дней.
– Не радуйся. Еще неизвестно, что будет, когда она нас коснется.
– Она здесь. Сейчас!
Что происходит с миром, если из него внезапно убрать все краски? Или все звуки? Кажется, все осталось на своих местах, но потеря причиняет мучительное неудобство. Весь Готэй в недоумении замер, не понимая, что происходит. И только несколько синигами мгновенно узнали это состояние. Лейтенанты Мацумото Рангику, Абарай Ренджи, Кира Изуру, офицер Кучики Рукия и капитан Кучики Бьякуя прикипели к месту от ужаса. Что это? Не может быть! Только не опять!
Исчезло ощущение реяцу.

– В общем, свойства этой субстанции ясны и так, без дополнительного исследования, – говорил Куроцучи. – Она блокирует реяцу. И теперь мы не можем ей пользоваться.
Некоторые капитаны поглядывали на Маюри подозрительно. Если бы он не предупредил за несколько дней о приближении облака, точно решили бы, что в его лабораториях произошла утечка какой-нибудь дряни!
– Сделать что-нибудь сможешь? – хмуро спросил Ямамото.
– Ну, мы пока проводим исследования, – уклончиво отвечал Куроцучи. – Я совершенно точно могу сказать одно: облако движется, и спустя шесть дней оно нас минует. Сейчас уточняем время, скоро я смогу сообщить его с точностью до минуты. Так что, даже если нам не удастся нейтрализовать действие этого вещества, через шесть дней все само придет в норму.
– Значит, нам надо продержаться самое большее шесть дней? – уточнил Кьораку. – Не так уж много. Не думаю, что это будет проблемой. Пустые не каждый день прорываются в Сейрейтей.
– Но и не так уж редко это происходит, – хмуро сказала Сой Фонг. – Просто мы не обращаем на них внимания. С большинством Пустых легко справляются рядовые.
– Все равно не вижу проблемы, – уверенно заявил Комамура. – Ведь если Пустые попадут в это облако, они тоже лишатся своей реяцу. И превратятся тогда просто в больших неповоротливых созданий.
– С клыками, когтями, щупальцами, и в тонну весом, – негромко продолжил Кучики.
– И что с того? – насмешливо воскликнул Зараки. – Если ты боишься, что не сможешь покромсать какую-то тварь, то можешь идти домой.
– Это ведь не страшно, что мы не можем пользоваться кидо и высвобождать занпакто, – поспешно заговорил Комамура, пока Кучики не успел что-нибудь ответить. А то они долго будут препираться. Ох уж этот Зараки, вечно он всех цепляет! – Все синигами отлично умеют сражаться и запечатанными занпакто. Надеюсь, за это время сюда не проберется Менос. А с обычными Пустыми мы легко справимся.
– Не так это просто, как вам кажется, – негромко произнес Кучики. И, убедившись, что завладел всеобщим вниманием, продолжил: – Дело в том, что я уже некоторое время тренируюсь сражаться без использования реяцу.
Все капитаны с недоумением ставились на него.
– Ты готовился, что ли? – с подозрением спросил Зараки.
– Из твоих уст это звучит так, будто я сам это и подстроил.
– А кто тебя знает? Ты мог.
– Ничего он не мог, – ревниво вмешался Маюри. – У него мозгов не хватит.
– Прекратить! – рявкнул Ямамото. – Не время устраивать склоки. Кучики, ты что-то начал говорить.
– Я хотел сказать, – невозмутимо продолжил Бьякуя, – что сражаться без использования реяцу довольно сложно. Здесь нужна привычка. Наши тела не привыкли к такому состоянию. Вы будете ожидать совсем другого эффекта от своих действий. Но у вас не будет получаться то, на что вы рассчитываете. Удары становятся намного слабее, а боль, наоборот, сильнее. Можно даже не думать о том, чтобы прошибать своим телом стены. Скорее, вас размажет в лепешку. Я считаю, мы не должны привлекать обычных членов отрядов к сражениям в этот период.
– Не понимаю тебя, – надменно сказал Сой Фонг. – Ведь между нами теперь и особой разницы нет, когда исчезла разница в реяцу.
– Мой лейтенант говорил то же самое. Ему я эту разницу доказал. Могу доказать и тебе. Между капитанами и всеми остальными пропасть. Я говорю о мастерстве и опыте. Даже лейтенанты далеко отстоят от нас.
– А ты что-то в последнее время постоянно с синяками разгуливаешь, – Кьораку задумчиво возвел глаза к потолку. – Видимо, не так уж велика разница между тобой и твоим лейтенантом.
– Сейчас он уже научился, – невозмутимо отозвался Кучики. – Но первое время ему не удавалось меня достать. Я предлагаю лейтенантов тоже не привлекать. В этом деле должны участвовать только капитаны.
Его предложение вызвало бурю негодования.
– Что за чушь? – возмутился Куроцучи.
– Ну ты и загнул, – Кьораку сдвинул панаму на глаза.
– Члены моего отряда отлично сражаются даже без оружия, не то, что без реяцу! – высокомерно бросила Сой Фонг.
– Я не держу в своем отряде идиотов, неспособных сражаться в любых условиях! – рявкнул Зараки.
Даже Хицугая, обычно отмалчивающийся на собраниях, презрительно фыркнул. Промолчал только Укитаке. Он видел Кучики, когда тот вернулся из своего немыслимого путешествия, он разговаривал с его спутниками, и у него были основания полагать, что Кучики знает, что говорит. Хотя в этот раз ему тоже казалось, что Бьякуя перегибает палку.
– А еще лучше, – продолжил Кучики, не обращая внимания на всеобщее возмущение, – никому в это дело не вмешиваться, а предоставить все мне.
На это даже возразить сразу не смогли, только рты раскрыли.
– А, я понял! – взвыл Кенпачи. – Вот ты чего добиваешься! Цену себе набиваешь! Хочешь выглядеть самым крутым, так, что ли?
– Я просто предложил, – сдался Бьякуя.
– Ладно, Кучики, мы тебя выслушали, – заключил Ямамото. – Твоя позиция ясна. Кто захочет, воспользуется изложенной тобой информацией. А теперь давайте решим, как будем действовать.
– Мне хочется добавить кое-что, прежде чем мы перейдем к обсуждению, – впервые заговорила Унохана. – Из всех медицинских средств у нас теперь только перевязочные. Вы все знаете, что лечим мы, в основном, с помощью кидо. Теперь же, когда мы не можем его использовать, пожалуйста, будьте осторожны. Если с кем-то что-то случится, мы вряд ли сможем помочь.

– В конце концов, решили, что будем действовать, как обычно, – рассказывал Кучики своему лейтенанту. Тот смотрел на него недоуменно: с чего это капитан пересказывает ему, что было на собрании, да еще с подробностями. – Каждый отряд будет охранять свою территорию. Я предлагал не задействовать в бою членов отряда, но это оставили на усмотрение капитанов. Кроме того, я предлагал отстранить от сражений даже лейтенантов, но меня и в этом не поддержали. Что касается шестого отряда, я намерен вынести прямой запрет на участие кого бы то ни было в битвах с Пустыми на этот период. Думаю, ты понимаешь, почему.
Ренджи погрустнел. Синигами – одиночки. Индивидуализм и соперничество проявляется в них чаще, чем коллективизм и взаимопомощь. Это рядовые собираются в группы, чтобы одолеть более сильного противника, капитаны же предпочитают сражаться один на один даже тогда, когда есть возможность этого не делать. Кучики-тайчо никого не возьмет себе в напарники. И уж тем более не Ренджи!
– Но я бы хотел, – продолжал капитан, – чтобы ты не принимал на свой счет все, что я говорил. Сейчас ты – единственный, кроме меня, кто подготовлен к сложившейся ситуации. Поэтому твое участие не обсуждается.
– Здорово, Кучики-тайчо! – просиял Абарай. – Я боялся, что вы прикажете мне отсиживаться в штабе.
– На самом деле, тебя должно пугать то, что я сейчас сказал, – негромко заметил Кучики. – Но отсиживаться в штабе я тебе в любом случае не позволю.

Сой Фонг была права: мелкие Пустые проникали в Сейрейтей довольно часто. Они подгадывали точку выхода прямо под куполом, и им не приходилось преодолевать защитный барьер. Обычно это были молодые и неопытные Пустые, привлеченные запахом силы синигами. Патрульные справлялись с ними без труда. Один такой и прорвался в Сейрейтей уже на следующий день после прибытия облака. Аппаратура слежения зафиксировала уровень его реяцу (пока она у него была), и этот уровень был весьма невнушителен. Прежде ловить этого Пустого вышла бы парочка патрульных, и то старший из них наверняка уступил бы жертву младшему – пускай тренируется! – а сам постоял бы в сторонке. Теперь же на охоту вышли лучшие бойцы второго отряда во главе с капитаном.
Тварь оказалась крупной. На шести толстых, оканчивающихся костяными шипами, ногах, с двумя длинными, мощными руками. Хорошо еще, что без хвоста. Пустой растерянно озирался.
– Что это за чертовщина? – спросил он у появившихся перед ним синигами.
– Как видишь, у тебя больше нет реяцу, – ухмыльнулась Сой Фонг.
– Это что? – Пустой начал медленно пятиться назад. – Это ваша новая защита?
– Не старайся, тебе не уйти, – заявил один из офицеров. – Ты сейчас даже не сможешь открыть гарганту. Ты попался.
Пустой бросился наутек. На шести длинных ногах он двигался значительно быстрее, чем синигами.
– Не дайте ему уйти! – крикнула капитан. – Вы, обходите справа!
Разделившись на несколько групп, синигами начали преследование. Уже в самом начале погони у Сой Фонг мелькнула непрошеная мысль, что Кучики, возможно, был в чем-то и прав. Бежать было сложно. Невыносимо хотелось двигаться быстрее, но ничего не получалось.
Наконец, Пустой был загнан в тупик. Стены оказались для него непреодолимым препятствием. Он подпрыгнул, но не достал, когти только скрежетнули по краю крыши, срывая черепицу. Тогда он ударил в стену, так, что потрескалась штукатурка, но все же пробить ее не смог. Пустой развернулся к преследователям. Было видно, что он напуган. Синигами же страха не испытывали. Пока.
– Вперед! – скомандовала Сой Фонг.
Первая группа из трех бойцов бросилась на врага. Тот отмахнулся лапой, без особой надежды, скорее инстинктивно, но… одним ударом смел всех троих. Синигами растерянно отпрянули. Упавшие не шевелились. Пустой заметно приободрился и сам ринулся в атаку.
– Да вы же сами бессильные! – облегченно заорал он.
Пустой расшвырял еще нескольких синигами. Некоторым удавалось достать его мечом, но порезы, остающиеся на шкуре, никак не могли бы считаться серьезными ранами. Синигами пытались обходить его сбоку, пластали ноги повыше костяных наростов, но особого ущерба нанести не могли.
Бой решительно не удавался. Сой Фонг покрепче перехватила меч и, пользуясь тем, что остальные отвлекали внимание врага, зашла сзади. Хорошенько разбежавшись, она прыгнула ему на спину.
Что за черт?! Она еле достала до цели! Ей удалось оказаться на спине Пустого, но она едва не свалилась, с трудом удержавшись на ногах. Не думала, что это будет так сложно! Сой Фонг пробежала по спине Пустого, ударила сзади в голову…
Не хватило силы удара. Слишком сложно оказалось пробить маску одной рукой. Пустой схватил ее лапой, как надоедливое насекомое, и отшвырнул в сторону.
Над Сейрейтеем звучал сигнал тревоги. Раскидав нападавших из второго отряда, вторженец бросился бежать. Пока он петлял по улицам, на него устроили настоящую облаву. Синигами набрасывались на него со всех сторон, не считаясь с потерями. Некоторым удавалось вонзить в него клинки, но лезвия обламывались. Однако и Пустой тоже терял силы. Он мчался через территории всех отрядов подряд, стягивая на себя все больше и больше преследователей. На территории третьего отряда он уничтожил небольшую группу патрульных, вставшую у него на пути. Синигами шестого отряда поколебались (приказ капитана был предельно ясен – в драку не лезть), но в преследовании все же участие приняли. На всякий случай. Четвертый отряд был полностью мобилизован. Они бежали по следам погони и подбирали всех, кого еще можно было спасти.
С капитаном Пустой столкнулся только на территории восьмого отряда. Он бежал по узкой улочке, как вдруг из-за поворота прямо перед ним выскочило несколько человек. Все они сразу рассыпались по сторонам, прижавшись к стенам, кроме одного: мужчины в цветастом кимоно и соломенной панаме. Он стоял прямо на пути Пустого, и тот, не сбавляя скорости, бросился на него, надеясь затоптать… но не попал. Синигами внезапно исчез из вида и оказался сбоку, где-то под рукой монстра. Клинок распорол его брюхо; враг использовал силу его же собственной атаки.
Тварь завертелась и завизжала. Кьораку отскочил подальше, примериваясь к противнику. Его бойцы уже окружали врага и ждали указаний капитана.
– Попробуем отрезать ему ноги, – решил Шунсуй.
Синигами бросились на Пустого со всех сторон одновременно. Перерубить толстенные лапы никак не удавалось. Монстр визжал и рычал, вертелся, как юла, и уже успел ударить двоих нападавших. Кьораку, улучив момент, бросился в лобовую атаку. Перехватив занпакто двумя руками, он высоко подпрыгнул и всадил клинок в самую середину маски.
Пустой взревел. Он опрокинулся на спину, придавив еще одного синигами, и Кьораку, перелетев через его голову, покатился по земле. В следующий миг Пустой распался и исчез.
Скоро улочка стала полна народу. Стянулись все, кто преследовал Пустого. Кьораку недовольно разглядывал царапину на локте.
– Вот черт! Все-таки поранился.
– Это ты еще легко отделался.
Шунсуй обернулся и увидел капитана Кучики.
– А ты что здесь делаешь? – удивился он.
– Пришел на помощь. Но, похоже, уже не требуется.
– Да, справились, – широко улыбнулся Кьораку. – Но ты был прав: трудно, очень трудно. Эй, вы же из четвертого отряда? – он разглядел кого-то в толпе. – Помогите раненым!
Кучики тем временем заметил среди синигами своих.
– А вы что тут делаете? – сурово спросил он.
Те вытянулись в струнку.
– Кучики-тайчо, мы же не сражались! – отрапортовал старший. – Мы только следили за ним.
– Ладно, возвращайтесь на посты, – смягчился капитан.
– Ты своим запретил сражаться? – Кьораку задумчиво разглядывал убитых и раненых из своего отряда. – Я вот думаю, может и мне тоже…

– Как же вы неосторожны, капитан Сой Фонг! – Унохана накладывала повязки капитану второго отряда. Та скрипела зубами. – Ведь я же предупреждала.
– Да, вы были правы, – прошипела Сой Фонг. – И Кучики тоже был прав, во всем прав, черт бы его побрал. Скажите им, пусть не допускают рядовых. Положим же все отряды!
– Да, конечно, капитан Сой Фонг, – ласково говорила Унохана. – Я все передам командиру. Пожалуйста, примите это лекарство.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 23 2011, 04:26

На следующем собрании капитанов приняли решение не допускать к сражениям обычных членов отрядов. Потери действительно были велики. Сыграли свою роль и слова Сой Фонг, которая, по всей видимости, выбыла из игры на все оставшиеся пять дней, и свидетельство Кьораку о том, как сложно стало драться. Участие лейтенантов оставили на усмотрение их капитанов. Участие же тех лейтенантов, которые остались без капитанов, оставили на усмотрение их самих.
– Не вздумайте туда соваться, – уговаривал Ренджи своих приятелей, Киру и Хинамори. – Это опасно.
– Но ты-то будешь сражаться? – спросил Кира.
– Конечно. Но я тренировался!
– Так это у тебя следы тренировок? – Хинамори проследила взглядом многочисленные ссадины на руках и лице Абарая.
– Ага, – смутился тот. – Кучики-тайчо довольно безжалостен. Но я ему тоже немало синяков наставил.
– Чем вы, все-таки, занимались? – поинтересовался Кира. – Ты в последнее время такой загадочный. А теперь выясняется, что умеешь сражаться без использования реяцу.
– Ну, – Ренджи смущенно почесал затылок. – Тайчо сумел раздобыть эти ошейники, запечатывающие реяцу. Ну, вы знаете…
– Ничего себе! – удивилась Момо. – И вы что… вы так сражались?
– Вот именно. Уже довольно давно так тренируемся. Так что мы с Кучики-тайчо теперь – самые подготовленные люди в Готэй-13! – похвастался Абарай.
– Но ты все же будь осторожен, Ренджи, – попросила Хинамори.
– Не переживай! Вдвоем с капитаном мы любую тварь завалим!
– А я думал, он тебя бесит, – заметил Кира.
– Э-э… Вообще-то, уже нет…

Очередной вторженец прорвался в Сейрейтей уже на следующий день. Оказавшись на территории восьмого отряда, он обнаружил, что с ним произошло, и едва не рехнулся от ужаса. Перепуганный Пустой помчался по улицам, и синигами разбегались при его появлении. Немедленно сообщили всем капитанам, и те со всех сторон устремились в погоню.
Кьораку, ругаясь под нос, что слишком уж зачастили Пустые, никак не мог догнать врага. Когда тварь вступила на территорию седьмого отряда, к преследованию присоединился Комамура. Пустой бежал слишком быстро. Но уже на территории шестого отряда он наткнулся на надежный заслон.
Капитан и лейтенант шестого отряда поджидали врага посреди широкой улицы. Бьякуя, сориентировавшись по шуму и суматохе, предположил, куда выскочит пришелец, и не ошибся. Пустой оказался длинным ящероподобным существом, на его спине располагались два ряда толстых щупалец. Пока он бежал, они были свернуты забавными колечками и уложены вдоль хребта. Сложно было предположить в них мощное оружие.
Пустой мчался прямо на синигами, надеясь, что те сами разбегутся, как разбегались все остальные. Синигами и правда метнулись в стороны, а в следующий миг два меча вспороли бока Пустого от шеи до хвоста. Тот взвыл и взмахнул длиннейшим хвостом, однако враги уже были вне досягаемости.
Следующий маневр тоже был обговорен заранее. Ренджи рубанул кончик хвоста Пустого, и когда тот обернулся, ткнул его мечом в нос. И тут же пустился наутек. Пока Пустой приседал от боли, пока решал, что сделать с обидчиком, пока набирал скорость, погнавшись за ним, Бьякуя уже обошел его сзади. Разбежавшись, он прыгнул на стену, пробежал по ней несколько шагов, и, оттолкнувшись от нее, вскочил на спину монстра. Ренджи даже показалось на миг, что капитан сжульничал: использовал реяцу, совсем чуть-чуть. Не сразу сообразил, что теперь не сжульничаешь.
Тем не менее, маневр не удался. Едва Кучики оказался на хребте врага, как взвились сложенные вдоль спины щупальца. Бьякуя отбивался изо всех сил, перепрыгивал, уклонялся, пару щупалец ему удалось отрубить, но уже было понятно, что до головы ему не добраться. Кучики вспрыгнул на одно из щупалец, пытавшееся схватить его за ногу, и вдруг вражеская конечность упруго распрямилась, швырнув Бьякую высоко вверх. Ренджи замер на месте, следя за ним взглядом. Если капитан упадет с такой высоты, он точно разобьется! Однако Кучики перевернулся в воздухе, сгруппировался и приземлился обратно на спину Пустого.
Бьякуя перекувырнулся через голову, прокатился по спине монстра… и поймал удар одного из щупалец. Его швырнуло вперед, он перелетел через голову Пустого, успев разглядеть маску и даже подумать, что было бы неплохо сейчас в нее ударить, а в следующий миг с хрустом приложился спиной о стену. Мгновенный приступ острой боли пронзил тело от макушки до пяток. Он не мог шевельнуться, не мог поднять меча, мог только с изумлением наблюдать, как щупальце врага устремляется к нему, целя в грудь и грозя пробить насквозь. Краем глаза различил движение справа: это Ренджи в невероятном прыжке всем весом впечатался в атакующее капитана щупальце. Ему удалось немного отклонить удар: вражеская конечность выбила из стены каменную крошку прямо у плеча Кучики. Ренджи, не удержавшись, перелетел через щупальце и покатился по земле. Но это дало Бьякуе необходимое мгновение, чтобы прийти в себя. Он тоже поспешно откатился в сторону.
Пустой чуть отступил назад, примериваясь к противникам, поглядывая то на одного, то на другого. Синигами поднялись на ноги.
– Ренджи? – окликнул Бьякуя.
– Я в порядке, тайчо, – отозвался тот и поморщился.
– Хорошо. Мне кажется, его сильно обременяют эти щупальца.
– Это точно! – согласился Ренджи со злой усмешкой.
– С двух сторон, – коротко бросил Кучики.
Они атаковали одновременно. Капитан снова занял менее выгодную позицию справа, так что враг находился у него по левую руку. Уничтожение щупалец не заняло много времени. Пустой размахивал ими бестолково, и он терял их одно за другим. И вот, когда практически все щупальца были уничтожены, произошло сразу несколько событий. С одной стороны улицы выскочили Кьораку и Комамура. Они торопились к месту битвы. С другой стороны вынырнул капитан Зараки, да не один, а в сопровождении банды отборных головорезов из своего отряда. А с ближайшей крыши невероятным прыжком сиганул капитан Укитаке. Его меч был обращен клинком вниз, и попал он точно в середину маски Пустого. Тот судорожно дернулся и осел на землю.
Укитаке свалился на мостовую, неловко перекатился и, охнув, схватился за лодыжку.
– Вот ведь неприятность, – посетовал он. – Ногу подвернул.
Кенпачи сплюнул.
– Вот черт, – разочарованно проговорил он. – Опоздали. Что стоило оставить его нам?
– Бегать надо быстрее, – раздраженно бросил Кучики. Он недовольно трогал пальцем разбитую губу: Пустой достал его одним из щупалец.
– А ты тут чем занимался, Кучики? – Зараки, раздраженный тем, что не удалось подраться, нашел себе подходящий объект для ссоры. – Хвосты рубил? Неужели это все, на что ты годишься?
– А ты зачем приволок сюда половину отряда? – немедленно отреагировал Бьякуя. – Или приказы главнокомандующего тебя не касаются?
– Я не могу отказать своим парням в праве на драку, – усмехнулся Зараки. – А где были твои, когда их капитана тут избивали?
– Мои выполняют мой приказ, – ледяным тоном произнес Кучики.
– Ну конечно, они просто трусы. Это естественно, каков капитан, таков и отряд.
– Тебе стоило бы следить за своим языком, – посоветовал Бьякуя. – Кажется, ты забываешь, что без своей реяцу ты всего лишь двухметровый амбал с зазубренной железякой, которую лишь по недоразумению называют мечом.
– А ты, кажется, откровенно нарываешься, Кучики, – Кенпачи расплылся в довольной ухмылке во все тридцать два зуба.****
Комамура решительно шагнул между капитанами, отодвинул Зараки назад.
– Ну-ка, прекратите немедленно! Нашли время для ссоры!
Кенпачи презрительно хмыкнул, но отступил. Бьякуя смерил его надменным взглядом, резко развернулся и ушел. Ренджи с облегчением поспешил за ним. Ему не хотелось, чтобы капитан влез в драку с Кенпачи: как бы ни был подготовлен Кучики, но Зараки и в самом деле двухметровый амбал.
– Пошли отсюда, парни, – скомандовал Зараки и тоже удалился вместе со своим отрядом.
– Ему только бы подраться, – недовольно проворчал Комамура.
– Да уж, знает, к кому прицепиться, – усмехнулся Кьораку. – Кучики терпеть не станет.
– Бросьте, не думаю, что они подерутся, – возразил Укитаке. Он уже поднялся на ноги, опираясь на плечо Шунсуя. – Ну, поругаются немного и разойдутся.
– Я не против, пусть дерутся, сколько угодно, – разрешил Комамура. – Но только когда это все закончится.

На четвертый день Куроцучи с уверенностью заявил, что сделать ничего нельзя. Он пространно рассказывал о структуре и свойствах облачной субстанции, после чего у всех присутствующий осталось лишь одно впечатление: что Куроцучи нарочно подобрал такие слова, чтобы никто ничего не понял. Ясно было одно: нужно ждать, пока облако пройдет само. Все дружно решили, что в этом нет ничего страшного – справляются же! – на том и разошлись.
Пустые пока не появлялись. Ренджи, улучив момент, смотался в тринадцатый отряд, чтобы похвастаться Рукии, как сражался с Пустым. Та слушала с тревогой и завистью. Ей тоже хотелось бы сражаться, но она и сама понимала, что сейчас ей лучше в это не влезать. И, как никогда, она беспокоилась за Ренджи и за брата. Сражения, в которых им сейчас приходилось принимать участие, были, пожалуй, пострашнее всех предыдущих.

Это был последний вечер. В четыре часа пополуночи, по расчетам двенадцатого отряда, облако должно было миновать Сейрейтей и навсегда затеряться в пространстве между мирами. Все с нетерпением ждали этого момента. Многим было любопытно, как будет выглядеть возвращение реяцу. И многие по этому поводу не собирались ложиться спать, чтобы не проворонить момент.
И именно в этот вечер вновь поступило сообщение о вторжении. Враг проник на территорию пятого отряда.
Ренджи озвучил послание адской бабочки и побледнел, когда до него дошло. Пятый отряд! Хинамори!
– Кучики-тайчо! – он умоляюще взглянул на капитана. Он боялся, что Кучики не захочет вмешиваться в бой на чужой территории. И кто тогда спасет Хинамори?
– Да, – коротко отозвался капитан. – Пошли.
Он, не медля ни секунды, сунул за пояс занпакто и бегом направился к выходу. Ренджи с облегчением последовал за ним.
– Спасибо, – буркнул он.
– О чем ты? – как будто нехотя отозвался капитан. – Наш с тобой долг сейчас – реагировать на каждый вызов. И то, что она твоя подруга, здесь вовсе ни при чем.
Но Ренджи ему почему-то не поверил. Ему показалось, что Кучики просто придумывает нелепые оправдания. Ну, и что сказать? Поблагодарить еще раз и снова нарваться на резкость? Ладно, наплевать. Пусть говорит и думает, что хочет, главное, что они сейчас идут на помощь.
Они взобрались на крышу и оттуда разглядели врага. Его местонахождение несложно было определить по разбегающимся в разные стороны синигами. Определившись с направлением, Кучики и Абарай поспешили навстречу Пустому.
Пустой был похож на огромную тощую лягушку высотой в два человеческих роста. Его плоская жабья морда оскалилась в довольной усмешке при виде появившихся перед ним синигами. Ренджи, согласно плану, выскочил вперед и замахал перед этой мордой мечом.
– Ну что, тварь? Подраться захотел? Ну-ка, попробуй!
Пустой неожиданно резко выбросил вперед лапу, и Ренджи не успел увернуться. Сильнейший удар швырнул его в сторону, он покатился по земле, задыхаясь от боли. С трудом приподняв голову, сквозь выступившие слезы, он сумел разглядеть капитана.
Кучики успел обойти врага сзади. Когда лейтенант полетел на мостовую, он, не медля, прыгнул на спину Пустого, пробежал по ней вверх и с силой всадил клинок в середину маски. Пустой отмахнулся, ладонью снес Бьякую, как надоедливое насекомое. Однако в следующий миг повалился вперед, ткнулся носом в землю и медленно распался. Ренджи наблюдал, как его капитан, словно тряпичная кукла, неловко катится по камням. А из разрушившегося тела Пустого, звякнув, выпал обломок Сенбонзакуры.
Немного справившись с болью, Ренджи поднялся на ноги и, шатаясь, побрел к капитану. Кучики лежал навзничь и не шевелился. Его занпакто был сломан пополам: одна половина была у него в руках, другую Ренджи подобрал по пути. Добравшись до капитана, Абарай опустился на колени рядом с ним. Бьякуя смотрел в небо, но, когда лейтенант появился радом с ним, медленно перевел взгляд на него.
– Кучики-тайчо, как вы? – спросил Ренджи.
– Все в порядке, – ровным голосом отозвался тот. – Сейчас встану.
Однако взгляд у него был несколько ошалевший. Похоже, он хорошо приложился затылком, подумал Абарай.
– Может быть, вам не стоит сейчас вставать? – предложил он. – Полежите. Здесь четвертый отряд рядом, они скоро появятся.
– Глупости, – Кучики немедленно начал подниматься.
Ренджи только вздохнул. Ну почему капитан считает себя раненым, только когда уже не может держаться на ногах?
Кучики сел и удивленно хмыкнул. Абарай сдвинулся в сторону, чтобы вопросительно заглянуть ему в лицо.
– Кажется, я сломал руку, – сказал Бьякуя. Он осторожно ощупывал правое предплечье.
Ренджи тоже казалось, что у него что-то сломано. Например, ребра. Как же больно! Хочется свернуться в комок и так замереть.
– Здорово он нас потрепал, – недовольно проворчал он. – С предыдущим и то легче было, хотя он был в три раза больше. Тайчо, и ваш занпакто сломан!
– Ничего страшного. Завтра он восстановится.
Да, действительно. Они победили. Теперь всего лишь дотерпеть до утра. А там их раны заживут очень быстро. Им повезло куда больше, чем Сой Фонг, которая валяется в госпитале с самого первого дня!
С трудом они оба поднялись на ноги. Капитана ощутимо покачивало, лейтенант скорчился, прижимая руки к животу. И вдруг за их спинами раздался утробный рык. Они, холодея, обернулись.
Сзади стоял еще один Пустой, точная копия первого.
– Т-тайчо? – жалобно откликнул Абарай. Как же так? Еще один? Их было двое?!!
Принимать бой бессмысленно. Они не могут даже двинуться с места. Но Ренджи знал, что, если капитан решит драться, пусть даже и сломанным мечом, то он, лейтенант, никуда не сбежит. Он останется со своим капитаном. И тогда они оба погибнут здесь.
– Бежим, – вполголоса отозвался Кучики.
Однако и убежать они не успели. Пустой прыгнул вперед. Первый удар страшной лапы обрушился на Бьякую, сплющил его, вдавил в землю, а затем Пустой схватил его и отшвырнул в сторону. Ренджи, заорав от ужаса и ярости, рубанул мечом другую лапу, и та небрежным взмахом припечатала к стене и его.

Когда Комамура с лейтенантом вывернули из-за угла, их взглядам предстала жуткая картина. Жабообразный Пустой, обхватив своей лапищей какого-то синигами поперек тела, уже готовился откусить ему голову. По необычным медным волосам Комамура узнал Абарая. Тогда второй, тот, который неподвижно лежит в конце переулка, – Кучики? Невероятно, как эти двое ухитрились даже не ранить врага?
Раздумывать было некогда. Комамура устремился вперед, и Пустой, отшвырнув свою добычу, ударил его лапой сверху вниз. Капитан, выставив меч, удержал удар: большим ростом его было не напугать. Но все же и он не удержался на ногах, упал на одно колено. Иба немедленно воспользовался возникшей паузой. Он прыгнул на плечо командиру и, оттолкнувшись от него, достал до маски. Этого удара Пустому вполне хватило.
– Отлично, Тецудзаэмон! – похвалил Комамура. – Теперь взгляни, что с ним, – он указал на Абарая, а сам бросился к Кучики.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 23 2011, 04:26

Когда Кучики и Абарая доставили в госпиталь, они еще дышали. Но по озабоченным лицам медиков было ясно, что их дела плохи. Комамура, который все никак не мог оттереть с шерсти кровь Бьякуи, упрямо торчал в дверях больничной палаты. Он наблюдал, как медики накладывают раненым повязки, вправляют кости. Унохана и Котэцу тоже были здесь. Наконец, со всем было покончено, и Комамура остался наедине с капитаном и лейтенантом четвертого отряда.
– Как они, капитан Унохана?
– Очень плохо, – покачала головой Рецу. – Раны, полученные ими, смертельны. Они держатся сейчас на одном упрямстве.
– Неужели вы ничего не можете сделать?
– Сейчас – ничего. Спасти их мы можем только с помощью кидо, а это значит, что раньше четырех часов утра мы не сможем приступить к лечению. Если они доживут до утра…
– Но это почти невозможно, правильно я понял? – вздохнул Комамура.
– Нам остается только надеяться, что они оба достаточно упрямы. И все же не стоит недооценивать их волю к жизни. Я останусь здесь. Как только наша реяцу восстановится, я немедленно приступлю к лечению.
– Унохана-тайчо, я останусь с вами! – подала голос Котэцу. – Тогда мы успеем спасти обоих.
– Я справлюсь с этим и одна, – отказалась капитан. – Я определю, кому из них помощь будет нужнее, и начну с него. А тебе лучше заняться всеми остальными. Ведь здесь полно людей, которые ждут того же самого.

Ренджи открыл глаза, когда было уже светло. Сначала это было единственное, что он разобрал. Потом, сфокусировав взгляд, смог увидеть потолок. Какое-то время он смотрел туда, но на потолке ничего интересного не было. Тогда Ренджи попытался поднять руку, но тут же понял, что этого делать ему не хочется. Вместо этого он слегка повернул голову набок.
В окно било утреннее солнце. У окна стоял стол; сидя за этим столом, крепко спала капитан Унохана. А на соседней кровати лежал капитан Кучики, забинтованный, как мумия.
– Кучики-тайчо, – позвал Ренджи. – Вы не спите?
Думал, что не отзовется, однако тот ответил:
– Не сплю. Уже довольно давно.
– А что тут происходит?
– Что? Похоже, мы с тобой будем жить.
Ренджи растерянно захлопал глазами. Что за «мы с тобой»? Чего это он? Хотя, может, просто оговорился. В подобном состоянии еще и не такое ляпнешь.
– А знаете, тайчо, – неожиданно для самого себя сказал Ренджи, – по-моему, это было хорошее приключение!
– Пожалуй, – флегматично согласился капитан. – Если выжили, значит, неплохое.



* Именно такую стратегию Кучики использовал против Абарая. Конечно, теперь Ренджи будет говорить, что он всегда так делает!
** Ренджи сам говорит о себе: «Я стал бродячим псом до мозга костей». Это не я его так!
*** Меня, например, глубоко поразила его фраза: «Я все понимаю, Рукия, он действительно был очень похож на него». И это называется «ни разу за сорок лет не взглянул»!
**** Казалось бы, чего это они? Но по ходу манги они дважды цапались чуть не до драки. И правда, чего это они?
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Вт Май 24 2011, 17:27

Я впервые увидела в Кучики-старшем человека... Большое спасибо!
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Ср Май 25 2011, 03:40

Я прочла, поклонилась и ушла, ибо развелось слишком много новеньких) Зай, ты знаешь, я от твоих фанфов всегда в восторге)

ЗЫ: Вопрос! Это конец или нет?
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Ср Май 25 2011, 12:00

Это не конец. Сейчас на подходе история третья. Она не будет столь кровавой, но нервов ее участники себе потреплют немало
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 30 2011, 04:07

История третья. Все же владение занпакто – важнейший из четырех навыков синигами. Недаром же достижение банкая почти всегда является необходимым условием, чтобы стать капитаном. Именно силой своего занпакто синигами гордятся больше всего.
ЗАНПАКТО

Что это небесное явление не было падающей звездой, было ясно сразу. Звезды днем не падают, и уж точно никогда не бывают такими яркими. Однако следящая аппаратура Бюро технологического развития решительно ничего не засекла. Капитан Куроцучи узнал о том, что в небе что-то происходит, только когда ему доложил один из рядовых. Он немедленно метнулся на улицу и увидел нечто крупное и ярко светящееся, летящее прямиком к Сейрейтею. Создавалось впечатление, что это небесное тело возникло прямо в небе Общества душ, а не пришло сюда извне.
Ренджи первым заметил странное природное явление. Он задрал голову, немного понаблюдал за ним, потом окликнул капитана:
– Кучики-тайчо, смотрите! Что это?
Тогда и Кучики поднял глаза и остановился. Светящийся объект стремительно падал на город. Он легко преодолел защитный барьер, так, будто его и не было вовсе. Тогда Бьякуя скомандовал:
– Пошли, посмотрим.
Ренджи, несмотря на все тренировки, все равно тут же отстал.
В месте падения загадочного «метеорита» собралась уже изрядная толпа. Бьякуя разглядел и нескольких капитанов. Все стояли широким кругом и глазели на что-то внутри него. Кучики влез в круг рядом с Кьораку, где толпа была пореже, и тоже заглянул внутрь. Увиденное поразило его. В центре круга была девушка. Совсем молоденькая, растерянная, она хлопала глазами, разглядывая собравшихся. У нее была довольно сильная реяцу, на уровне шестого примерно офицера. И самое главное – она была совершенно обнаженной. Но ее это, как будто, не смущало. Или же она не понимала, что происходит.
Утонченная душа аристократа не выдержала этого зрелища. Сотня мужиков беззастенчиво пялится на голую женщину! Бьякуя сдернул с плеч Кьораку его розовое кимоно (Шунсуй успел только издать возмущенное «Э!?») и решительно направился к девушке. К этому моменту и подоспел Ренджи. Он вылез было в круг, но тут же остановился, ошалело захлопав глазами.
Бьякуя приблизился к девушке. Она была невысокая, тонкая, очень красивая, когда Кучики оказался рядом, она смущенно опустила взгляд. Бьякуя, сохраняя невозмутимый вид, набросил ей на плечи кимоно. Она робко завернулась в него… и вдруг подняла глаза, заглянула прямо в глаза Кучики. Бьякуя понял, что теряет равновесие.
Когда капитан Кучики неожиданно рухнул навзничь, вся толпа охнула. Ренджи бросился было вперед, но рука Кьораку схватила его за плечо.
– Никому не приближаться! – рявкнул Укитаке. В отсутствие главнокомандующего эти двое обычно чувствовали себя главными.
– Кучики! – с досадой пробормотал Кьораку. – Ну зачем он полез?!
Девушка растерянно моргала и не двигалась с места. Кучики тоже не шевелился. Все остальные замерли, не зная, что делать.
– Эй, девчушка! – окликнул Шунсуй. – Ты кто такая? Отвечай!
Та молчала. Вдруг рука Бьякуи дернулась, как будто ища опору.
– Замри, Кучики! – крикнул ему Укитаке. – Не вставай!
Бьякуя замер.
– Как ты там?
– Со мной все в порядке, – подал голос Кучики. – Что происходит?
– Мы пока не знаем, но ты на всякий случай не шевелись.
– Хорошо.
– Похоже, эта девчонка опасна, – заявил Куроцучи. – Я даже сомневаюсь, что это синигами. Сейчас мы доставим из лаборатории клетку, которая ее запечатает, и отвезем на исследование. Пока не давайте ей сбежать.
Через некоторое время (Бьякуя все это время так и лежал неподвижно) была доставлена клетка. Неизвестно, поняла ли девушка слова капитана Куроцучи, но она так и не предприняла попыток сбежать или хотя бы поговорить.
– Не смотрите ей в глаза, – посоветовал Бьякуя ученым.
Девчонку без усилий запихнули в клетку. Она не сопротивлялась, ни на кого не смотрела, не пыталась как-то использовать свои способности. Клетка отправилась в лабораторию.
– Эй, Куроцучи! – крикнул вслед Кьораку. – Кимоно потом верни!
Когда Бьякуя поднялся на ноги, на него налетели разом Укитаке, Кьораку и Унохана. Они требовали объяснить, что с ним случилось, но Кучики уперся – ничего не помню. Просто очнулся, лежа на земле, и все. Унохана все же настояла на медосмотре. Не станет же капитан ни с того, ни с сего падать в обморок! Кучики нехотя, но все же согласился: главный медик Сейрейтея была права. Неизвестно, что могла сделать с ним эта странная девчонка.
Медосмотр, однако, ничего не дал. Здоровье капитана Кучики было железным. На всякий случай Унохана подробно допросила его, чем он занимался накануне, хорошо ли спал, что ел, но и эти сведения ничего не прояснили. Вздохнув, Унохана неохотно выпустила Бьякую на волю.
Клетка остановилась у дверей лаборатории. Куроцучи осторожно приблизился к своей жертве сзади, чтобы случайно не взглянуть в глаза. Он с любопытством разглядывал девушку, когда та вдруг повалилась на колени… Через миг на пол клетки упало только кимоно. Никакой девушки в клетке больше не было.

О странном происшествии еще долго судачили в Сейрейтее. Куроцучи особенно сожалел о том, что не успел довезти образец до лаборатории. От пришелицы не осталось никаких следов, никаких данных, следы реяцу исчезли до того, как ученые успели их зафиксировать. Даже с капитаном Кучики ничего не произошло, хотя многие ждали, что с ним непременно что-то случится, что-нибудь страшное. Но все было в порядке, и тема постепенно исчерпала себя.

В шестом отряде царила настоящая идиллия. Капитан и лейтенант регулярно наставляли друг другу синяки, и оба были страшно этим довольны. Потом, правда, ошейники пришлось вернуть, и им остались только тренировки банкая. Ренджи был совершенно счастлив. Капитан тренировал его всерьез, жестко и беспощадно, настолько, что лейтенант порой терял уверенность в себе, но потом неизменно обретал ее вновь, добиваясь одного результата за другим. Он чувствовал, что и отношение капитана к нему изменилось. Кучики начал прислушиваться к нему, стал интересоваться его достижениями. Ренджи, правда, не заметил, что и сам начал по-другому относиться к капитану. Невозможно было сказать дурного слова о Кучики-тайчо в его присутствии: Ренджи немедленно взрывался.
Бьякуя заметил, что лейтенант стал верен ему, как пес. Очевидно, эти тренировки много значат для него, решил Кучики, раз он так изменился. Сам он тоже взглянул на Абарая по-новому. Бьякуя привык быть один. С его силой, огромной даже по меркам клана Кучики, он привык к мысли, что ему никто не нужен. Он может справиться с чем угодно. Однако обстоятельства сложились так, что Абараю пришлось выступить для него в качестве напарника, и этот напарник оказался неожиданно надежным. Бьякуе понравилось ощущение того, что его тыл прикрыт, но сам он себе в этом так и не признался. И оправдывал свое стремление к обучению лейтенанта тем, что тот сам об этом попросил. В общем, ни в чем самим себе не признаваясь, они значительно сократили дистанцию.
Именно это сокращение дистанции способствовало тому, что Ренджи вовремя заметил, что с капитаном не все ладно. Кучики становился рассеянным. Сначала это было похоже на обычную усталость, и Ренджи удивлялся этому, потому что работы у них было не так уж много. Но чем дальше, тем заметнее это становилось. Капитан не мог сосредоточиться, порой ему приходилось по три раза прочитывать документ, чтобы понять, что в нем написано. Иногда, уставившись в окно, он не реагировал, когда лейтенант к нему обращался. На собраниях капитанов он все чаще переставал воспринимать происходящее, и, если Ренджи иногда спрашивал его о новостях, его лицо принимало отрешенное выражение, и он уходил от ответа. Абарай чувствовал, что что-то не так, но на его осторожные вопросы капитан предпочитал не отвечать.

Ренджи принял из рук капитана последний отчет для главнокомандующего, только что составленный Кучики, чтобы подшить его в папку. Мельком взглянул в текст, из чистого любопытства, как капитан описал события последнего месяца. И тут же запнулся, растерянно остановился. Сначала подумал, что это он сам забыл кандзи. Потому что ведь не может быть, чтобы Кучики… Ренджи внимательно прочитал текст. Потом еще раз.
– Кучики-тайчо, – он нерешительно обернулся к капитану. – У вас тут две ошибки в отчете.
– Не может быть! – не поверил тот.
– Вот, смотрите, – Ренджи протянул лист и ткнул пальцем в иероглиф.
Кучики озадаченно хмыкнул, взял отчет и углубился в его изучение. Читал долго, даже дольше, чем Ренджи. Абарай озадаченно следил за ним. Никогда еще капитан не допускал ошибок, а уж отчеты главнокомандующему он всегда составлял с особой тщательностью. И чтобы он написал не те иероглифы…
– Да, действительно, – наконец медленно выговорил Бьякуя. – Я это перепишу.
Он снова принялся за работу. Писал медленно, обдумывая каждое слово. Закончив, протянул лист лейтенанту:
– Проверь.
Ренджи совершенно ошалел от этого предложения, но лист взял. Внимательно перечитал отчет.
– Да, теперь все правильно.
– Хорошо, – Бьякуя слегка кивнул и уставился куда-то в сторону.
– Кучики-тайчо, – Ренджи, наконец, решил все выяснить. – Что это с вами такое?
– Не знаю, – медленно ответил тот. Кучики смотрел сквозь стену странным, остановившимся взглядом.
– Вы не заболели? – Ренджи знал, что капитан терпеть не может подобных вопросов, но не мог придумать, что еще можно сделать. – Может быть, вам стоит сходить в госпиталь? Просто на всякий случай.
– А я там был, – все так же подозрительно вяло отозвался Кучики. – Не так давно.
– И что?
– Ничего.
– А может, вы просто устали от бумажной работы? – предположил Абарай. – Столько отчетов… Может, вам просто надо встряхнуться? Мы давно не тренировались. Давайте подеремся. Банкай на банкай, а?
– Что ж, может, ты и прав, – задумчиво проговорил Бьякуя.
Он моргнул, помотал головой (жест, которого Ренджи ни разу за ним не замечал!) и решительно встал из-за стола.
– Пошли. Банкай на банкай.

Они выбрались на поляну, где обычно проводили свои тренировки, и без предисловий перешли к делу. Рассредоточились по поляне, синхронно произнесли: «Банкай!» Забимару устремился к Бьякуе, но встретил непреодолимую стену Сенбонзакуры. Капитан только защищался, и задачей лейтенанта было любым способом пробить эту защиту. До сих пор ему это не удавалось ни разу.
Кучики сделал шаг, потом другой, и оказался за спиной Ренджи. Но тот уже успевал уследить за его перемещениями. Костяные кольца свились вокруг Абарая, зубастая морда его банкая бросилась на капитана, но тот уже снова исчез. Бьякуя кружил вокруг лейтенанта, то защищаясь своим мечом, то ускользая с помощью сюнпо. Ренджи уже лучше управлялся с банкаем, но все еще недостаточно хорошо. За капитаном ему пока было не угнаться.
В какой-то момент Бьякуя почувствовал короткое головокружение. «Что это со мной? – подумал он. – Неужели я действительно болен?» Но через мгновение все прошло, и Бьякуя лениво защитился стеной лепестков от очередной атаки лейтенанта. Вдруг морда Забимару, пробив защиту, оказалась прямо перед его глазами. Это было настолько неожиданно, что Бьякуя не успел не только увернуться, но даже поднять руку, чтобы защитить лицо.
Ренджи сразу не смог разглядеть, что происходит. Он все увидел только после того, как исчезла стена лепестков, и вернувшийся в запечатанную форму занпакто капитана упал на траву. Забимару Абарая тащил перед собой Кучики. Ренджи торопливо дернул его за хвост, заставляя вернуться, как никогда жалея, что его банкай не так быстр, как у капитана, и не может остановиться мгновенно. Запечатав Забимару, Ренджи со страхом уставился на неподвижное тело капитана. Что это значит? Что случилось с его банкаем? Ведь не мог же он…
Ренджи со всех ног бросился к капитану, боясь того, что может увидеть, однако Кучики зашевелился, пытаясь сесть. Он жив? Но что тогда происходит?
Абарай опустился на колени напротив капитана. Кучики сидел с закрытыми глазами, растирал ушибленное плечо. На его щеке была глубокая ссадина. Ренджи едва удержался, чтобы не схватить его за плечи и не встряхнуть.
– Кучики-тайчо, что с вами?
Бьякуя, наконец, открыл глаза, но на лейтенанта не смотрел.
– Я потерял контроль над банкаем, – сказал он бесцветным голосом.
– Но… почему?
– Ренджи, пожалуйста, принеси мой занпакто.
На мгновение Ренджи растерялся. Капитан обычно приказывал, но никогда не просил, тем более, таким тихим голосом. Потом, опомнившись, бросился выполнять просьбу. Подобрал Сенбонзакуру, принес капитану. Кучики положил занпакто на колени, вздохнул, закрыл глаза и сосредоточился. Ренджи понял, что он хочет прямо сейчас поговорить со своим мечом. Оно и правильно, лучше уж сразу все выяснить!
Через некоторое время Кучики открыл глаза. Абараю стало жутко: капитан смотрел сквозь лейтенанта совершенно пустым взглядом.
– Сенбонзакура мне не отвечает, – сообщил он без выражения.
У Ренджи отвисла челюсть.
– К-как это? – заикаясь, выговорил он. – Почему?
– Похоже, я потерял контроль над своим занпакто. Придется доложить об этом главнокомандующему.
– Но… Кучики-тайчо… Ведь если вы сообщите об этом… Вы же тогда не сможете быть капитаном!
– Это уж без сомнения, – все тем же тоном отозвался Кучики.
– Что?!! Кучики-тайчо, вы не можете так поступить!
– Я должен.
Ренджи на мгновение онемел. А потом взорвался:
– Тебе* плевать, что тебя снимут с поста? А отряд ты на кого собрался бросить, на меня, что ли? Что будет с твоим отрядом, если ты так поступишь? И это сейчас, когда капитанов и так не хватает! Ты же капитан, черт возьми, ты должен думать не только о себе, но и о своем отряде! – Ренджи схватил его за плечи, хорошенько встряхнул, заорал прямо в лицо: – Ты не смеешь нас бросать!!!
Кучики не реагировал на рукоприкладство, только равнодушно смотрел на лейтенанта. Черт, почему он так спокоен? Да нет, понял вдруг Ренджи, какое там спокоен! Он в шоке. Просто все по-разному реагируют. Кто-то орет и бьется головой о стену, а кто-то вот так молчит, а потом хлопается в обморок. Хотя нет, этот не хлопнется. Этот, скорее, пойдет и сделает харакири. Ренджи судорожно впился в плечи капитана.
– Кучики-тайчо, прошу вас, не делайте этого! – умоляюще заговорил он. – Не говорите никому. Я уверен, вы сможете справиться с этим. Вы сможете снова овладеть своим занпакто.
– Не сомневаюсь в этом, – сказал Кучики уже более твердым голосом. – Но не имею права скрывать. Это должностное преступление. Синигами, лишившийся своего занпакто, не может занимать пост капитана.
Ренджи стиснул зубы. Какой же он упрямый! Если что вдолбил себе в голову – не вышибешь. Он уже принял решение, теперь ничто не заставит его изменить свое мнение. Для этого понадобилось бы избить его, как это сделал когда-то риока по имени Куросаки. Но Ренджи знал, что он точно не сможет такого сделать. Он обреченно опустил руки. Что же делать? Вдруг дошло.
– Кучики-тайчо! – взревел Абарай. – Да ведь нет такого правила!
Он был уверен в том, что говорит. Такого не могло быть в уставе: потеря занпакто просто не предусмотрена. Наверняка там была куча правил, которые можно было бы трактовать именно таким образом, но прямой обязанности докладывать о потере силы там быть не могло.
– А ведь ты прав, – медленно проговорил Бьякуя. Его взгляд прояснился. – Действительно, такого правила нет.
– Вот видите! Зато есть правило, что капитан должен соблюдать интересы отряда. А в интересах отряда вы не имеете права сдаваться!
– Ты в чем-то прав, Абарай, – лицо капитана постепенно приобретало привычное выражение. – Я уверен, что смогу рано или поздно справиться с этой ситуацией. Поэтому я соглашусь с тобой. Только поэтому.
Кучики поднялся на ноги, сунул занпакто-предатель в ножны. Ренджи тоже встал. Его душа торжествовала. Ему удалось переубедить капитана! Неслабое достижение! Он, правда, отдавал себе отчет, что смог его уговорить только лишь потому, что тот хотел, чтобы его уговорили. Но все же он нашел нужные слова. Ренджи был уверен, что спас жизнь капитану. Кучики не пережил бы такого. Постыдная отставка, позор для всего клана… Нет, это слишком!
– Кучики-тайчо, у вас кровь на лице, – сказал Абарай.
Капитан рассеянно стер кровь перчаткой, размазав ее еще больше. Ренджи покачал головой.
– Нет, так не пойдет. Вам бы чем-нибудь прижать рану, а то она сильно кровоточит. Или, может быть, я попробую ее залечить?
– Тебе – не дамся, – отказался Кучики. Он зажал ссадину ладонью и испытующе взглянул на лейтенанта: – Ты понимаешь, что ты соучастник?
– Я вас не выдам, – пообещал Ренджи. – Никто ничего не узнает. Возьмите отпуск и спокойно займитесь этой проблемой. А я позабочусь об остальном.
– Отпуск – это необязательно. Я понимаю, что ты не проболтаешься, но… Конечно, сейчас ничего особенного не происходит, но никогда не знаешь, что может случиться. Если вдруг понадобится моя сила, а я не смогу… Если кто-то узнает, что тут произошло, мы оба окажемся виноваты.
Ренджи, повинуясь невнятному порыву, снова схватил его за плечи.
– Тайчо, я вас в любом случае не брошу!
– Не распускай руки, Ренджи, – к облегчению лейтенанта, Кучики заговорил со своими обычными интонациями. – Меня пока еще не разжаловали.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 30 2011, 04:07

Абарай и Кучики вели себя, как заговорщики. Да они и были заговорщиками, скрывающими серьезный должностной проступок. Ренджи взвалил на себя большую часть бумажной работы, чтобы дать капитану время для его занятий. Бьякуя пытался сделать вид, что соблюдает обычный свой график, чтобы никто ничего не заподозрил, и при этом выкроить время для медитации. Упорные занятия ничего не давали. Бьякуя бился над своим занпакто, как синигами-новичок, впервые решивший узнать имя своего меча. Но доступ во внутренний мир, где обитает занпакто, был надежно закрыт.
Ренджи трясло даже больше, чем капитана. Тот, приняв решение, занимался его исполнением, не отвлекаясь на ненужные переживания. Абарай же здорово нервничал. Что, если у Кучики ничего не выйдет? Ренджи часто ловил себя на желании ободряюще похлопать капитана по плечу, но он сдерживал себя, зная, что Кучики не потерпит фамильярности. Прошла уже неделя с тех пор, как с капитаном приключилась беда, но добиться ему пока ничего не удавалось.
Однажды утром, когда Кучики был в кабинете один, к нему вошел офицер из его отряда. Бьякуя знал его только в лицо, а имени не помнил.
– Кучики-тайчо! – отрапортовал офицер. – Я хочу вызвать вас на поединок!
Бьякуя удивлено приподнял брови.
– Зачем это тебе?
– Я собираюсь вас убить и стать капитаном шестого отряда.
– Вот как? – Кучики откинулся на спинку стула. – Если тебе приспичило стать капитаном, просто сдай экзамен.
– Стать капитаном – это только одна из моих целей. Я всегда хотел вас убить.
– Очередной выскочка, который считает, что может меня победить, – Бьякуя презрительно прищурился. – Ты хорошо подумал? В таком поединке я имею полное право убить тебя.
– Я специально готовился к сражению с вами. Вашему банкаю не выстоять против моего.
Бьякуе на мгновение показалось, что он смотрит в зеркало: взгляд офицера был таким же надменным, исполненным уверенности, как у него самого.
– У меня нет времени на глупости, – сказал Кучики. – Если хочешь сражаться со мной, сначала одолей лейтенанта.
– Но…
– Если Абарай скажет, что ты достоин поединка со мной, я соглашусь. Только так.
– Хорошо, если таковы ваши условия…
– Да.
– Ладно, согласен, – и синигами вышел за дверь.

– Лейтенант, я должен вызвать вас на поединок. Ничего личного, таков приказ капитана.
– Чего? – Ренджи распахнул рот. – Ты что, спятил?
Офицер Такаги состроил презрительную гримасу.
– Капитан считает это обязательным условием. Он не станет со мной сражаться без вашего свидетельства. Поэтому мне и приходится…
– Так ты на капитана нацелился? – не поверил своим ушам Абарай. – Сходи к Унохане, проверь голову.
– Я не давал повода для оскорблений, – надменно проговорил Такаги. – Вы принимаете вызов или нет?
– А! – Ренджи отмахнулся. – Сначала победи третьего офицера.
– Я уже победил третьего офицера, – заявил синигами.
– Вот черт, – Ренджи почесал затылок. – Никуда не денешься, придется драться.

Вечером Абарай, весь забинтованный, с испуганным и виноватым лицом, приковылял в штаб.
– Кучики-тайчо… – нерешительно обратился он к капитану.
– Ты хочешь сказать, что он тебя побил? – удивился Кучики.
– Простите, тайчо, но он правда силен, – кисло сказал Ренджи. – Его банкай немного похож на ваш, и от него невозможно увернуться. Я с ним не справился.
– Ясно. Кто он такой? Я не помню его имени.
– Офицер Такаги Кенджи, из благородных. На мой взгляд, просто высокомерная сволочь.
– Вроде меня?
– Что вы, тайчо, куда ему до вас! – растерявшись, ляпнул Ренджи не то, что нужно.
– Ты знал, что он достиг банкая?
– Нет, – лейтенант помотал головой. – Такая изворотливая тварь! Он успешно прикидывался офицером средней силы, а сам по-тихому тренировал банкай.
– Прямо как ты.
Ренджи стиснул кулаки.
– У меня была уважительная причина, – пробурчал он.
– Ладно, речь не об этом. Как же он некстати!
– Да уж, – подхватил Абарай. – Почему именно сейчас?
– Это похоже на утечку информации, – задумчиво предположил Бьякуя.
– Я никому ничего не говорил! – взвился Ренджи. – Я же не псих!
– Я знаю, что ты не говорил. Но это не значит, что за нами не могли наблюдать. Вот что меня беспокоит. Насколько случайно он выбрал этот момент? Что-то он слишком уж самоуверен.
– А что будем делать? Попросим его подождать с этим?
– Ни в коем случае. Если я начну тянуть время, он заподозрит неладное. Так что я просто приму вызов, и все.
– Но, Кучики-тайчо, – недоуменно проговорил Ренджи, – вы же не можете с ним сражаться. Ваш занпакто все еще…
– Похоже, ты обо мне невысокого мнения, – заметил Кучики.
– Вовсе нет! – обиделся Абарай. – Не думайте, что я недооцениваю ваши способности. Но с голыми руками против банкая?..
– Любой банкай имеет свой изъян. Запомни это на будущее. У каждого есть слабое место, которое можно использовать. Этот Такаги не имел возможности тренировать свой банкай, как следует, поскольку постоянно прятался. И это первое его слабое место: он многого о своем банкае не знает. А второе я найду во время боя.

Такаги сам выбрал площадку для сражения. Уже по виду этой площадки Бьякуя мог многое определить. Офицер выбрал совершенно открытое место, плоскую равнину без единого дерева. Значит, прятаться не собирается, и ему нужен обзор и простор. Бьякуя нарочно не стал расспрашивать лейтенанта о возможностях своего будущего противника. Так будет честнее.
Посмотреть на битву собрались не только большинство членов шестого отряда, как полагалось по регламенту, но и целая куча любопытствующих из других отрядов. Зрители рассредоточились как можно дальше: никому не хотелось попасть под чей-нибудь банкай.
Противники разошлись в разные стороны. Проходя мимо Такаги, Бьякуя вполголоса бросил:
– Лучше сразу переходи к делу, без предисловий. У меня нет времени на ерунду.
Было видно, что это заявление взбесило Такаги Кенджи. Этого Бьякуя и добивался: злясь, он наверняка наделает ошибок.
Такаги обнажил меч. Кучики даже не думал вынимать оружие из ножен, и это выводило его противника из себя. Как он смеет так его недооценивать?! Не хочешь нападать, так я сделаю это первым, думал Кенджи.
Расстояние между сражающимися было довольно большое. Бьякуя издалека наблюдал, как Такаги опускает занпакто лезвием вниз, точно тем же плавным движением, как всегда делал сам капитан, а затем отпускает рукоять. Клинок ушел в землю, растворяясь в ней. Вот почему Ренджи говорил, что их банкаи похожи! Бьякуя даже ожидал, что сейчас у ног Кенджи тоже вырастут клинки, как у него самого, но ничего подобного не произошло. Меч бесследно исчез.
Клинки все же внезапно возникли, но только прямо перед Кучики. Несколько тонких лезвий появились прямо из воздуха, из ниоткуда, они стремительно росли, целя пронзить Бьякую насквозь. Он сделал шаг сюнпо в сторону, и клинки в него не попали. Только на плече остались три неглубоких пореза.
Вот, значит, как. Действительно, опасный банкай. Скорость, внезапность – все это страшное оружие. Неудивительно, что Ренджи не справился. Его можно одолеть только еще большей скоростью.
Бьякуя сделал еще шаг, Такаги неотрывно следил за ним взглядом. Снова возникли лезвия, теперь с трех сторон сразу: справа, слева и спереди. Оставалось только прыгнуть назад. Бьякуя слышал, как с лязгом сомкнулись клинки. Кучики ударил кидо, вынудив противника метнуться в сторону (сюнпо он тоже владел неплохо), и, воспользовавшись моментом, оказался у него за спиной. Такаги заметался, завертел головой, ища врага взглядом, резко развернулся на месте, и тут же множество лезвий снова замелькало перед глазами Бьякуи. Он едва успевал уворачиваться. Спасало то, что лезвия не возникали мгновенно, а, хоть и очень стремительно, но все же вырастали. Их возникновение можно было уловить взглядом.
Кое-что Бьякуя все же заметил, и это требовало проверки. Он снова запустил в противника хадо, отвлекая его и оказываясь за его спиной. Краем глаза заметил, что кто-то в толпе зрителей выставил кидо-барьер для защиты от его атаки. Пожалуй, хватит раскидываться заклинаниями. И вообще, пора заканчивать. Если сейчас его догадка подтвердится…
Такаги снова завертелся, и Бьякуя, подойдя к нему ближе, стремительно двигался так, чтобы все время быть за его спиной. И точно: за все это время Такаги ни разу не атаковал. Значит, ему нужно видеть цель. Вот и второе слабое место!
Бьякуя выхватил занпакто и сделал еще один шаг. Такаги похолодел, когда в его шею сзади уперся кончик меча.
– Сдавайся, – предложил Кучики. – Ты можешь сейчас напасть на меня снова, но тогда в следующий раз я тебя убью.
Такаги молчал, не решаясь обернуться. После долгой паузы с трудом выговорил:
– Сдаюсь.
– Запечатай занпакто, – велел Бьякуя.
Такаги повиновался. Он спрятал меч в ножны, и только тогда Кучики опустил оружие.
– Неплохая техника, – снисходительно похвалил капитан. – Пожалуй, я дам тебе рекомендацию, хотя бы за то, что сумел меня зацепить. Так что, если ты соберешь достаточно рекомендаций, ты еще можешь стать капитаном.
И он отправился прочь, оставив подчиненного в полной растерянности.
Из толпы зрителей навстречу ему выскочил Ренджи. Он только открывал и закрывал рот, не в силах произнести ни слова.
– Похоже, ты удивлен, – констатировал Бьякуя. – Я ведь говорил, что банкай мне не понадобится.
– Кучики-тайчо! – лейтенант, наконец, обрел дар речи. – Как вы смогли от него увернуться?
– Это несложно, – как ни в чем не бывало, объяснил Кучики. – Когда лезвия начинают расти, их видно.

Вопреки опасениям Кучики, история с «новым Кенпачи» не имела последствий. Бьякуя почти ожидал, что Такаги захочет отомстить за ту показательную порку, которую устроил ему капитан, и расскажет главнокомандующему все, что ему известно. Однако Такаги ничего не предпринял, хотя и смотрел на Кучики волком. Становилось очевидно, что все это – просто стечение обстоятельств.
Синигами шестого отряда проявили великодушие, никак не напоминая Кенджи об этой истории, словно в компенсацию того унижения, которое он вытерпел от капитана. Все вели себя так, будто ничего и не было.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 30 2011, 04:08

Бьякуя устроился в своем саду, в самом укромном его уголке, для очередной попытки пробиться в самую сердцевину собственной души. Сел в траву, скрестив ноги, уложил занпакто на колени и закрыл глаза. После недолгой концентрации у него неожиданно получилось. Это выглядело так, будто он долго и упорно толкал стену, а та неожиданно исчезла из-под рук. Он, можно сказать, ввалился в обиталище занпакто.
Вот только Сенбонзакуры там не было. Вместо своего меча он увидел незнакомую девчонку, одетую почти так же, как недоброй памяти Шихоинь Йоруичи. Впрочем нет, не такую уж незнакомую. Где-то ее Бьякуя определенно видел.
– Ты кто такая? – изумился он. – Где Сенбонзакура?
– Ты меня не узнал? – девчонка приподняла брови. – Я твой занпакто. О какой Сенбонзакуре ты говоришь?
– Мой занпакто – Сенбонзакура. А вовсе не ты. Как ты здесь оказалась?
– Теперь я – твой занпакто, – упрямо повторила девушка. – Того, кто здесь был, больше нет. Забудь о нем. Теперь с тобой буду я. Всегда. Ты мне понравился, – она улыбнулась. – Ты достаточно силен, чтобы быть моим хозяином.
Бьякуя вдруг вспомнил, где он ее видел. Это же она, та, которая упала с неба! Выходит, она занпакто? И, посмотрев в глаза Бьякуи, она сумела попасть в его внутренний мир? Вот почему она развоплотилась вскоре после этого. Чертовщина!
– Немедленно убирайся отсюда! – приказал Кучики. – Верни все на свои места. Я твоим хозяином не буду в любом случае!
– Ты не можешь меня прогнать, – она пожала плечами. – Я твой занпакто. Теперь я часть тебя.
Бьякую передернуло от отвращения. Эта тварь, кто бы она ни была, без спроса вторглась в его душу, уничтожила Сенбонзакуру… Он дал волю своему гневу. Ему стало наплевать, чем это кончится, пусть даже он останется вовсе без занпакто, но этой… этому существу здесь не место! Бьякуя сорвался с места и вцепился обеими руками в горло девчонки. Та захрипела.
– Спятил? Пусти! – Задыхаясь, она вырывалась из его рук. – Ты не можешь меня убить! Ты все потеряешь!
Бьякуя не отвечал и не ослаблял хватку. Вот глаза девчонки потускнели, погасли… и Бьякуя почувствовал, что теряет опору под ногами. Все завертелось.
Очнулся он, лежа в траве, уткнувшись носом в землю. Ничего не понимая, он приподнялся на руках, потом сел. Он находился в своем саду, в том месте, где медитировал. То есть, почти в том, занпакто валялся позади него в паре шагов. Похоже, что он бессознательно повторил в реальности тот прыжок, который проделал в медитации. Некоторое время Бьякуя пытался привести мысли в порядок. Что это такое было? Не померещилась ли ему эта девчонка? Он никогда раньше не слышал, чтобы один занпакто мог подменять другой. Но и тому, что с ним происходило, тоже не было внятного объяснения. В любом случае, нужно было проверить, чего он добился своими действиями. Бьякуя подобрал меч, с замиранием сердца скомандовал:
– Цвети, Сенбонзакура!
Клинок распался на сотню крошечных лепестков.

Утром у капитана был настолько торжествующий и загадочный вид, что Ренджи даже подскочил, когда тот вошел в кабинет. Невооруженным глазом было видно, что у Кучики есть новости.
– Все получилось, – кратко сообщил капитан.
– Здорово, Кучики-тайчо! – заорал Ренджи.
– Тихо ты, – одернул Бьякуя вполголоса. – Услышит кто-нибудь.
Лейтенант, не в силах сдержаться, метнулся к столу Кучики, наклонился к капитану, уже успевшему сесть, и тихонько зашипел:
– Но вы поняли что-нибудь? Что с вами случилось?
– Звучит дико, но это она, – и Бьякуя без утайки рассказал лейтенанту все, что пережил вчера в своем саду. В конце концов, он имеет право знать все, ведь рисковал наравне.
– Я убил ее, – закончил Кучики. – Можно забыть об этой истории.
– Тайчо, я рад за вас! – воскликнул Ренджи. – Значит, мы теперь сможем продолжить тренировки?
– Разумеется. Я должен убедиться, что Сенбонзакура подчиняется мне, как прежде.

– Мацумото, да что с тобой такое? – удивленно спросил Кира. – Ты какая-то нервная в последнее время.
Собрание лейтенантов уже закончилось, собравшиеся понемногу расходились.
– Со мной-то все в порядке, – раздраженно фыркнула Рангику. – Это капитан блажит. У самого крыша едет, а срывается на мне.
– Широ-тян? – забеспокоилась Хинамори. – А что с ним?
– Да откуда я знаю? Может, переходный возраст! Какой-то рассеянный стал. Говоришь с ним, а он будто и не слышит. А недавно в графике дежурств ошибок наляпал и сказал, что это я!
Ренджи медленно опустился на стул.

Выслушав сообщение лейтенанта, Кучики заметно побледнел, хоть и не изменился в лице.
– Но я же убил ее, – только и сказал он.
– Вы думаете, это снова она?
– Симптомы совпадают. Но я не припомню, чтобы я в последнее время близко сталкивался с Хицугаей. Или ей это уже неважно? – Кучики нахмурился. – Может быть, ей достаточно было один раз проникнуть во внутренний мир синигами, а теперь она может свободно перемещаться между нами, не воплощаясь?
– Но если это она… Кучики-тайчо, мы должны что-то сделать. Мы же не можем это так оставить!
– Ты предлагаешь пойти и признаться? – насмешливо спросил Бьякуя. – Вот сейчас?
– Нет, но… – Ренджи замялся. – Может, нам как-то предупредить его. Пока еще не поздно.
– Это будет равносильно признанию, что со мной произошло то же самое.
– Все равно это нечестно, – уперся Абарай. – У Хицугаи гораздо меньше шансов обнаружить вовремя, что у него проблемы с занпакто. Не думаю, что он регулярно отрабатывает банкай.
– Это и в самом деле жестоко, – неохотно согласился Бьякуя. – Знать, что случилось, и промолчать… Кроме всего прочего, он – капитан, которых и так мало, и не будет ничего хорошего в том, что он лишится должности. Я подумаю, что можно сделать. И, кроме того, мне кажется, что и сам Хицугая не захочет кому-то об этом рассказывать.

– Капитан Хицугая, – официальным тоном сказал Кучики, – я предлагаю вам небольшую совместную тренировку.
– Что? – растерялся Тоширо. – Какую еще тренировку?
– Дружеский поединок, если можно так выразиться. Капитанам тоже необходимо тренироваться, но у нас часто не находится достойных партнеров.
Хицугая подозрительно прищурился. В неожиданном предложении запросто мог оказаться подвох. Он не удивился бы, если б с подобным вопросом к нему обратились Кьораку или Укитаке. Эти двое, несмотря на возраст, почему-то всегда оказывались «своими парнями», и к тому же, именно в силу возраста, незаметно опекали всех остальных капитанов. Но из уст Кучики подобное предложение выглядело странно.
– Но почему именно я?
– Нам с вами, кажется, еще не приходилось меряться силами, – пояснил Кучики.
Ладно, подумал Тоширо, это все-таки не Зараки Кенпачи. От того предложение подраться, конечно, не выглядело бы странным, но принимать его было бы крайне опрометчиво. Но от Кучики вряд ли стоит ждать неприятностей.
– Хорошо, согласен!

Сражались на той же поляне, где обычно проводили свои тренировки Кучики и Абараем. Впрочем, это уже не было поляной: скорее, вспаханное поле, изрытое глубокими «шрамами». Посторонних на площадке не было. Точнее, Ренджи был поблизости, но тщательно скрывался. В его обязанности входило проследить, чтобы никто случайно сюда не явился.
Для начала активировали шикаи. Лепестки Сенбонзакуры оказались запечатаны внутри ледяного дракона. Бьякуя поднажал, и ледяная глыба взорвалась изнутри.
Бьякуя не слишком старательно притворялся, что сражается всерьез. Его мысли были заняты другим. Он по большей части ускользал от атак Хицугаи, внимательно следя за его движениями. Он не хотел упустить момента, когда тот утратит контроль.
От Тоширо не укрылась небрежность Кучики. Конечно, в их планы не входило ранить друг друга, но почему же он так рассеян? Как будто выполняет неприятную обязанность, словно не сам все это затеял. Кому нужна была эта тренировка, Тоширо или Кучики? Почему он ведет себя так, будто уже утратил к ней интерес?
Ледяной дракон устремился к Кучики, но на этот раз тот не стал уворачиваться. Вместо того отпустил свой меч.
– Банкай.
Что-то он разошелся. Тоширо тоже вызвал банкай и взлетел. Ворвался в облако сверкающего металла… И вдруг ледяные крылья исчезли, и Хицугая рухнул с неба головой вниз.
Бьякуя немедленно остановил атаку. Хицугая, растерянный, напуганный, перепачканный в земле, стоял на четвереньках, тяжело дыша и отплевываясь. Его занпакто, свалившийся вслед за ним, воткнулся в землю поблизости. Кучики неторопливо направился к поверженному капитану.
– Что это с тобой такое? – небрежно поинтересовался он.
Хицугая поднял на него наполненные ужасом глаза, но ничего не сказал. Бьякуя взял Хьоринмару, подал Тоширо.
– Тебе стоило бы разобраться, что произошло с твоим занпакто.
И, отвернувшись, отправился прочь.
– Стой, Кучики! – раздалось сзади.
Хицугая, зарычав, бросился за ним следом. Обогнал его, заставляя остановиться.
– Ну-ка, стой! Ты что-то знаешь! Объясни!
– С чего ты взял? – Бьякуя отодвинулся.
– Ты даже не удивился!
– Считаешь, ты способен понять, когда я удивлен, а когда нет?
– Зачем ты все это затеял? Зачем тебе нужно было со мной сражаться? Это ведь неспроста! Ты знал, что так будет. Кучики! Помоги мне! Объясни, что происходит! – орал Хицугая.
– Хорошо, – нехотя согласился Бьякуя. – Если выполнишь два условия.
– Согласен! Давай, не тяни!
– Во-первых, ты будешь молчать…
– Хорошо! Дальше!
– Успокойся. Ты меня не слышишь.
Хицугая едва не взорвался снова, но опомнился, сделал глубокий вдох.
– Извини, – сказал он уже более ровным голосом. – Пожалуйста, продолжай. Каково второе условие?
– Следующего ты будешь искать сам.
– Следующего? – изумился Тоширо.
– Уверен, что на тебе это не закончится. Надеюсь, ты понял, по каким признакам надо искать?
– Д-да, – задумчиво протянул Хицугая. – А ведь я припоминаю, не так давно ты был как будто сам не свой, а потом это прошло. Мне и в голову не приходило, что со мной может быть то же самое. Что это, Кучики? Это какая-то болезнь?
– Почти.
– Так что мне делать?
– Проникнуть в свой внутренний мир. Там разберешься, – Бьякуя, аккуратно обогнув Хицугаю, двинулся дальше.
– И что? Это все? – крикнул ему вслед Тоширо. – Вот так просто?
Бьякуя остановился и взглянул на него через плечо.
– Не так уж это будет и просто.

Убедившись, что капитан один, Ренджи спрыгнул с дерева.
– Ну как, Кучики-тайчо?
– Как и следовало ожидать.
– Значит, ваши опасения подтвердились? – погрустнел Абарай.
– Да. Я поручил Хицугае самому искать следующего, но ты все-таки тоже прислушивайся к тому, что будут говорить лейтенанты о своих капитанах на собраниях.
– Вы думаете, будет следующий?
– Я убил ее, – веско сказал Кучики. – Значит, что бы ни предпринял Хицугая, обязательно будет продолжение. Не знаю, кто смог бы положить конец этой истории, но точно не он.

Ренджи надеялся, что сможет наблюдать за развитием событий, расспрашивая Мацумото, однако Хицугая взял отпуск и сбежал из Сейрейтея. Говорили, хотя никто точно не знал, что он отправился в ту деревню, где раньше жил.
Тоширо бился над решением этой задачи гораздо дольше Кучики. Все-таки он был моложе и неопытнее. Но однажды получилось и у него. Во время одной из медитаций ему вдруг показалось, что дверь, в которую он долго и безуспешно ломился, внезапно оказалась открытой. Он едва не упал.
А потом чуть не упал вторично, обнаружив на месте Хьоринмару какую-то постороннюю девчонку.
– Ты… ты… ты кто такая?
– И ты тоже задаешь глупые вопросы? – она раздраженно дернула плечом. – Я твой занпакто.
– Где Хьоринмару?
– Какой еще Хьоринмару? – девчонка надулась. – Не понимаю, о чем ты.
– Здесь должен быть Хьоринмару! Куда он делся?
– Почему никто не хочет мне верить? – обиженно заявила она. – Ведь я же говорю, что я – занпакто. Других занпакто здесь нет! И не было никогда! Вот и тот тоже… – она осеклась.
– Ага! – насторожился Хицугая. – И что же Кучики с тобой сделал?
– Кучики – это кто? Тот грубиян? – девушка фыркнула. – Он меня задушил, представляешь? Интересно, что с ним потом стало? Надеюсь, он умер.
– Вынужден тебя расстроить, – звенящим от ярости шепотом произнес Тоширо. – Он жив и здоров. А мне теперь ясно, как с тобой поступить!
Хицугая собирался, но не успел пустить в ход кулаки. Насыщенная гневом, его реяцу словно заморозила весь его внутренний мир. Ему показалось, что все вокруг покрылось инеем, началась метель, все скрыла белая пелена…
Он очнулся, как от толчка, и понял, что это не снег, а солнце бьет прямо ему в глаза. Тоширо потряс головой. Что случилось? Неужели он уснул, и ему приснился странный сон? Хицугая девчонку не узнал и не мог узнать, поскольку во время ее падения с неба не присутствовал. Тем удивительнее показалось ему происшедшее. Странные картины видятся от переутомления! Он снова дотронулся до занпакто и внезапно обнаружил, что без всяких усилий прикоснулся к разуму Хьоринмару.

Теперь уже два лейтенанта внимательно прислушивались к случайным разговорам. Хицугая не посвятил Мацумото в детали, просто велел слушать и докладывать. Ренджи не сознался ей в том, что получил аналогичное задание: это была не его тайна. Он гадал, кто будет следующим. Перебирал варианты, при которых ему не удастся ничего узнать. Нему, например, никогда слова не скажет о своем капитане, тем более дурного. Ячиру наверняка ничего не заметит. Да и, если уж такое приключится с капитаном Зараки, вряд ли с этим можно будет что-нибудь поделать. Скорее всего, никто ничего и не поймет. А у капитана Укитаке до сих пор нет лейтенанта, и тринадцатый отряд на собраниях лейтенантов не представлен вовсе.
Следующий тревожный сигнал поступил от Омаэды.

– Сой Фонг, – сердито окликнул Хицугая. – Надо поговорить.
Тоширо стоял, прислонившись к стене и скрестив руки на груди.
– Что такое? – неохотно откликнулась та. – С чего бы капитану десятого отряда подкарауливать меня в узком переулке?
– Надо поговорить, – все так же сердито повторил Хицугая. И, покосившись на Омаэду, добавил: – Наедине.
Сой Фонг хмыкнула, посмотрела недоверчиво, но потом махнула рукой лейтенанту:
– Ладно, иди. Я догоню.
– В чем дело? – спросила она, когда Омаэда скрылся из виду.
– Когда ты в последний раз высвобождала занпакто? – глядя в сторону, спросил Тоширо.
– Не помню, – удивилась Сой Фонг. – Давно. А что?
– Теперь не сможешь. А если и сможешь, то очень скоро потеряешь контроль.
– Что ты несешь?!
– Попробуй, – сурово нахмурившись, предложил Хицугая. – Только не вздумай делать это при свидетелях.
– Не понимаю, что ты мелешь, – Сой Фонг стиснула зубы и наклонилась к нему. – Ты что-то знаешь? Что тут происходит?
– Ты заметила, да? С тобой что-то не то.
Она кивнула.
– Но ты и предположить не могла, что это может быть связано с твоим занпакто, верно?
Сой Фонг похолодела.
– Что случилось с моим занпакто? И откуда ты об этом знаешь?
– Со мной было то же самое, – Тоширо снова отвел глаза. – Когда это со мной случилось, я ни за что бы не признался, поэтому уверен, что и ты промолчишь. Теперь, когда мне удалось вернуть свою силу, я уже могу говорить об этом спокойно. Так что не горячись, у тебя тоже получится.
– Ты что, не можешь объяснить по-человечески? – вспылила Сой Фонг.
– Объяснить – это не то. Лучше тебе самой это увидеть. Попробуй попасть в свой внутренний мир.
– И что потом?
– Ты сначала попробуй это сделать, – фыркнул Тоширо. – И еще одно: услуга за услугу.
– Ну?
– Следующий – за тобой.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 30 2011, 04:08

Комамуру перехватили довольно поздно. Иба упорно не хотел «выносить сор из избы» и боролся с причудами капитана самостоятельно. Только случайно он проболтался Ренджи, а тот, хоть и недолюбливал Омаэду еще со времен его недолгого «капитанства» в шестом отряде, все же «нечаянно» передал ему информацию.
То, что Сой Фонг переговорила с Комамурой, было заметно: он внезапно отошел от дел, сказавшись больным, и видели его теперь только изредка. Он справился с задачей довольно быстро, и этот момент тоже легко было отследить по тому, когда он вернулся к своим обязанностям.
Бьякую мучили угрызения совести. Если бы он рассказал обо всем с самого начала, все неприятности были бы у него одного. Теперь же в эту проблему оказались вовлечены уже несколько капитанов. Но сейчас Кучики уже не мог просто пойти и во всем признаться: это означало бы подставить и всех тех, кто тоже в этом участвовал и промолчал. Тайна больше не принадлежала ему одному, и он не мог распоряжаться ей по своему усмотрению. Однако, события развивались так, что вскоре это могло уже перестать быть тайной.
Унохану обнаружили случайно. Котэцу Исане как-то пожаловалась своей сестре, что переживает за своего капитана. Кийоне по-дружески рассказала Рукии, а та к слову обмолвилась об этом Ренджи. Тот немедленно все понял и как будто случайно рассказал Ибе. Он был уверен, что Иба занимается тем же, чем и он сам в свое время, и не ошибся.

Рецу открыла глаза уже в своем внутреннем мире. Удивительно: после нескольких дней бесплодных попыток попасть сюда так легко… Она почти не удивилась, увидев перед собой давешнюю пришелицу. Просто подумала, что, так или иначе, но история все же нашла свое продолжение.
– Здравствуй, – ласково улыбнулась Унохана.
Девчонка, насторожившаяся было, тут же расслабилась.
– Привет, – улыбнулась она в ответ.
– Кто ты? Как тебя зовут?
– Сорано. Я твой занпакто.
– Странно, – Унохана улыбнулась еще ласковее. Тот, кто хорошо ее знал, от такой улыбки обычно терял самообладание. – Я считала, что мой занпакто зовут иначе. Ну да ладно, это неважно.
– И ты не станешь со мной драться? – недоверчиво спросила девчонка.
– Не стану. Не люблю драться, – успокоила ее Унохана. – А с чего ты вообще об этом заговорила?
– Просто все остальные… – Сорано умолкла.
– Они тебя обижали, – Рецу понимающе наклонила голову.
– Не то слово! – Девчонка немедленно откликнулась на сочувствие. – Первый меня задушил, второй заморозил, третья, мелкая стерва, набросилась с кулаками. Последний был настолько большой и странный, что, когда он полез в драку, я просто испугалась и сбежала сама, – призналась она.
– Вот как, – задумалась Унохана. – Интересно, кто бы это мог быть? Тебя, похоже, интересуют только капитаны. Заморозил наверняка капитан Хицугая. «Мелкой стервой» могла быть только Сой Фонг, а большой и странный – это Комамура, тем более, что это от него я узнала о тебе. Интересно, кто же первый? Впрочем, нетрудно догадаться. Начаться это могло только с капитана Кучики. Кстати, он ведь приходил ко мне, а я не смогла найти у него никаких проблем со здоровьем.
– Ты и не могла их найти, – улыбнулась Сорано. – Это же не болезнь.
– Верно, – согласилась Рецу. – Значит, вот как это происходит, – Унохана, как медик, уже описывала симптомы и их причины. – Ты проникаешь во внутренний мир синигами, подменяя его занпакто собой. Синигами не понимает, что произошло, но подсознательно чувствует разлад внутри себя, отсюда и прогрессирующая рассеянность. Его постоянно отвлекает то, что делается в глубине его души. Поэтому становится так трудно попасть в свой внутренний мир: мы пытаемся поговорить совсем с другим занпакто. От этого и кажется, что делаешь это как в первый раз. Но, девочка моя, объясни, кто же ты? Откуда ты взялась? Кто был твоим самым первым хозяином?
– Не хочу о нем вспоминать, – фыркнула Сорано. – Он был слабаком и позволил себя убить.
– Что? – изумилась Унохана. – Твой хозяин… мертв?
– Да, и давно.
– Но как? Этого не может быть! Занпакто всегда погибает вместе со своим синигами.
– Не знаю, как у меня это получилось, – призналась девчушка. – Я никогда не любила его, он был слишком слабым. Он не умел использовать мою силу. И когда его убивали, я очень хотела выжить. Несмотря ни на что. Каким-то образом мне удалось продолжить свое существование после его смерти. А недавно удалось даже материализоваться, чтобы найти себе нового хозяина.
– Невероятная история, – Унохана изумленно покачала головой. – Чего только на свете не бывает! Сорано, мне жаль, но ведь ты не можешь быть моим занпакто!
– Как это? И ты туда же? – обиделась она.
– У тебя нет необходимых мне способностей. Мне нужен мой Миназуки, и больше никто мне не подойдет. Пойми, мы с ним столько столетий вместе! Мы просто не можем расстаться.
– Но мне-то что делать?
– Лучше всего тебе найти синигами, который еще не встречался со своим мечом. Он не заметит подмены, и кто знает, может быть, ты окажешься для него даже лучшим вариантом. Ты довольно сильна, как мне кажется.
– Очередной слабак? – она фыркнула. – Не хочу. Терпеть не могу слабаков!
– Ты поможешь ему стать сильнее. Вместе вы добьетесь хороших результатов.
– Ты глупости говоришь!
– Я просто хочу тебе помочь.
– Меня интересуют только сильные синигами!
– И поэтому ты выбираешь из капитанов? Пойми, что так у тебя ничего не получится. Никто из капитанов не согласится расстаться со своим занпакто. И вообще никто из тех, кто однажды узнал имя своего меча. У тебя есть только один шанс – начать все заново. Хочешь, я познакомлю тебя с кем-нибудь из моих подчиненных? – предложила Рецу. – У меня есть достаточно перспективные ребята. Или, если хочешь, могу посоветовать кого-нибудь из одиннадцатого отряда. Они часто бывают в госпитале.
– Не хочу! Мне не нужны всякие слабаки!
– Глупая, – улыбнулась ей Унохана. – Как же ты собиралась стать моим занпакто, если не хочешь меня слушаться?
– Отстань! Ты – старая зануда, я не хочу слушать твоих нравоучений! – закричала Сорано.
Перед глазами Уноханы неожиданно все поплыло, и она очнулась на полу в своем кабинете.

Неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы лейтенант Сасакибе, обычно помалкивающий, не сказал однажды, что в последнее время беспокоится о здоровье… командира Ямамото!
Лейтенанты отнюдь не были идиотами. Даже Иба, вовлеченный в эти события совсем недавно, сообразил, что о таком лучше бы доложить капитану. Исане же, хоть и не получала от своего капитана никакого задания, все же заинтересовалась этим с чисто медицинской точки зрения. Поэтому новость все заинтересованные лица узнали практически одновременно.
Выслушав лейтенанта, капитан Кучики натурально остолбенел и пребывал в таком состоянии несколько минут, до появления адской бабочки. Бабочка принесла сообщение от капитана Уноханы.
«Нам всем нужно поговорить».
– Я пошел, – сказал Бьякуя лейтенанту.
– К командиру? – Ренджи сглотнул.
– Нет, пока только к Унохане. Если тебя кто-то спросит, ты ничего не знаешь. В шестом отряде должен остаться хоть какой-то командир.
– Но, Кучики-тайчо…
Однако Кучики, не слушая, стремительно вышел за дверь.
К штабу четвертого отряда все прибыли почти одновременно. Обменялись только быстрыми взглядами, без слов прошли в кабинет Уноханы. Только Бьякуя (кроме самой Уноханы) знал всех участников этой истории, остальные смотрели друг на друга с удивлением. Особенно поражало их присутствие Кучики в подобной компании. Унохана предложила всем располагаться.
– Раз вы все так быстро явились, думаю, вы уже знаете новости, – начала она. – Наша с вами знакомая добралась до командира.
– Дело дрянь, – зло проворчала Сой Фонг. – Вообще, по уговору, кто последний, тот и сообщает.
– Это нечестно, – возразил Комамура. – Одно дело – сказать кому-то из нас. И совсем другое – пойти с этим к Ямамото.
– Я так и знал, что никому не придет в голову признаться, – пробурчал Хицугая. – Но, капитан Унохана, вы-то откуда всех знаете?
– Я просто расспросила эту девочку. Сознайтесь, никому из вас это не пришло в голову. Вы просто убивали ее.
– Капитан Унохана, – с любопытством спросил Комамура, – а вы-то как ее одолели? Не представляю, чтобы вы полезли в драку.
– Разумеется, я не стала с ней сражаться. Но я так старалась ей помочь, что она назвала меня занудой и сбежала.
Сой Фонг фыркнула.
– Это, конечно, смешно, – сказала она. – Но наше положение сейчас совсем невеселое. Кучики, ты-то что молчишь? Предложи что-нибудь!
– Я готов взять на себя всю ответственность, – заявил Бьякуя.
– От тебя ничего путного не добьешься! – разозлилась Сой Фонг. – Как мы командиру об этом скажем?
– Эту задачу я беру на себя, – сказала Унохана. – Собственно, я собрала вас здесь, чтобы сообщить, что собираюсь обо всем доложить командиру. И я не намерена пропускать ни одного имени. У кого-нибудь есть возражения?
Возражений не последовало. Все только виновато опустили головы.

Ямамото вошел в свой внутренний мир с той же легкостью, с какой входил в дверь кабинета. Ему было без разницы, что за занпакто там, внутри. Какая-то глупая, зарвавшаяся девчонка-занпакто не смогла бы ему воспрепятствовать. Он не стал тратить слова. Все слова уже сказала Унохана. Реяцу командира вспыхнула всепоглощающим пламенем, сжигая все лишнее в его душе.
Сорано мгновенно поняла, что здесь ей делать нечего. Она попыталась удрать, как ей всегда удавалось улизнуть раньше, за мгновение до гибели. Ямамото почувствовал головокружение, словно он сейчас потеряет сознание, однако с командиром этот фокус не прошел. Он легко удержал состояние медитации и наблюдал, как занпакто-вторженец исчезает, поглощается пламенем.
Когда пожар утих, пришелицы больше нигде не было.

– Ну и о чем вы все думали?! – рявкнул командир.
Лучше всех выглядели Кучики и Унохана, поскольку имели обычный свой невозмутимый вид. Вид у остальных капитанов был весьма пришибленный. Гнев главнокомандующего был велик. Под воздействием его реяцу даже капитанам было трудновато держаться на ногах. Ямамото перешел на личности.
– Кучики! Тебе-то как это в голову пришло?
Бьякуя замялся. Он твердо намерен был не произносить имени лейтенанта, но ведь подобная мысль действительно не могла бы ему самому прийти в голову. Немного поколебавшись, он все же решился присвоить соображения Абарая.
– В уставе нет пункта, обязывающего докладывать о потере контроля над занпакто.
– Разумеется, его там нет, кретин! Синигами не должен терять контроль над занпакто ни при каких условиях. А пункт о необходимости докладывать о чрезвычайных происшествиях чем тебе не подошел?
– Я воспользовался другим пунктом. О том, что капитан должен соблюдать интересы своего отряда.
Командир даже онемел на мгновение от такой наглости.
– А ты изворотлив, как змея, Кучики! Ты что думаешь, если тебе один раз сошло с рук нарушение дисциплины**, ты теперь можешь творить, что захочешь?
– Нет, я так не считаю, – сдержанно проговорил Бьякуя.
– А ты, Сой Фонг? – Ямамото перекинулся на следующий объект. – Разве в твои обязанности не входит выявление нарушителей? Сама-то чем занимаешься?
Сой Фонг возражать не посмела, только виновато опустила голову. За это командир не стал на ней задерживаться и перевел взгляд дальше. Хицугая съежился, ожидая, что сейчас на него обрушится гнев главнокомандующего, но его Ямамото почему-то миновал. Решил, должно быть: что возьмешь с мальчишки?
– Комамура! А ты-то что? Я считал, что ты больше всех мне предан.
– Так и есть, командир Ямамото, – виновато пробормотал тот. – Простите.
– А вот прощения вы не дождетесь! – бушевал командир. – Будьте уверены, вы свое наказание получите! А вы, капитан Унохана, – Ямамото немного сбавил обороты. – Вы же старейший капитан! От вас не ожидал подобного.
– Я и не собиралась скрываться, – невозмутимо сообщила та. – Просто хотела сначала во всем разобраться. Никак не думала, что девчонка от меня сбежит. Ну а потом я решила немного подождать, чтобы прийти к вам уже со следующей жертвой. Чтобы не выглядеть голословной, ну и заодно чтобы не спугнуть ее. Тем более, что опасности для здоровья этот занпакто не представляет. Ну разве что для душевного равновесия…
– Хватит! – прервал Ямамото. – Я не желаю выслушивать оправданий! Так вы все договоритесь до того, что ни в чем не виноваты. С меня достаточно. Мне все ясно. Ты говорил, Кучики, что такой проступок в уставе не предусмотрен? Что ж, ты прав. Значит, вы все не станете возражать, если и ваше наказание не будет соответствовать уставу?
От такого заявления капитаны опасливо поежились.
– Я придумаю, что с вами сделать, попозже. Когда подвернется удобный случай, вы все понесете наказание, и даже не думайте, что сможете его избежать. А пока возвращайтесь к своим отрядам.
Из штаба первого отряда вышли молча и тут же разбежались в разные стороны. Никто не хотел обсуждать происшедшее. Только Унохана задержалась. Глядя вслед остальным, она слегка улыбнулась. В конце концов, эта история закончилась хорошо. Никто не пострадал, если не считать глупого занпакто. Никто поста не лишился, даже огласки это дело не получило. А наказание? Ну что ж, переживем!



* К сведению: Ренджи использует местоимение anta – обращение, выражающее пренебрежение к собеседнику. Именно эту форму он использовал во время их исторической битвы.
** Не думаю, что командир был не в курсе, с чьей подачи два офицера ушли в Хуэко Мундо на помощь временному синигами.
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пн Май 30 2011, 09:04

Так! Пришло я замученное и злое...
Ну с третьей главой ты немного завернула... не немного, а через чур... Ренджи мну поразил... Наглость, конечно, а приятно, что он так о капитане заботится...
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Вт Май 31 2011, 06:30

Вообще-то, дальше хуже будет Я же обещала вольную трактовку, и теперь пойдет самая она. Очень надеюсь, что меня прервут, пока я не разошлась окончательно.
А вообще, мне показалось, что это он о себе заботится. О своих тренировках.


Последний раз редактировалось: Кицуне-тайчо (Вт Май 31 2011, 06:32), всего редактировалось 1 раз(а)
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Вт Май 31 2011, 06:32

Кицуне-тайчо пишет:
Вообще-то, дальше хуже будет Я же обещала вольную трактовку, и теперь пойдет самая она. Очень надеюсь, что меня прервут, пока я не разошлась окончательно.


неее, пишешь ты хорошо) поэтому прерывать не будем) НО!!! Даже твоему воображению должен быть предел! )
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Сб Июн 04 2011, 07:57

Пришла, почитала... Стиль - отличный, чувства - яркие, ООС небольшой, герои живые... Все просто отлично! но есть одно но: сам сюжет. идея подкачала. надуманно, сюрреалистично, неправдоподобно. Сначала другое измерение, потом аномалия с реяцу, и наконец - занпакто... Немного недоработано, а сам сюжет - на троечку. А про рассказ с арранкаром - вообще ужас. Имена они принимают сами, другой самоубившийся арранкар - фанатик, копирующие способности... Не верю! С сюжетами у тебя напряженка... Особенно с арранкаром и с зампакто-захватчиком. А все остальные - очень неплохо получились! В общем - твердая четверка, барабан на шею и вперед, на новую проду)))
Посмотреть профиль
avatar
  
СообщениеТема: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   Пт Июл 22 2011, 03:00

Вы меня удивляете. Поражена вашим терпением и мужеством. Вам не нравится сюжет, но вы читаете ВСЕ, чтобы сказать мне, что именно не понравилось! Мне бы вашу стойкость. Честно-честно. Вы, наверное, литературный критик, не? Кто еще на такое способен?
А вообще, я попрощаться зашла. Меня тут больше нет. Я на Книге фанфиков.
Саёнара.
Спонсируемый контент
СообщениеТема: Re: Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )   

 

Без названия ( PG; action, OOC; весь Готэй-13 )

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Блич/Bleach аниме,манга,музыка,аватарки,серии,Манга Блич,Manga Bleach,Anime Bleach,Аниме Блич. :: Разное :: Фанфики и анекдоты :: Застывшие фики-
Перейти:  
Как создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать ваш бесплатный блог